Институт экономики, управления и права (г.Казань)

 

СИСТЕМНАЯ

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА

С ПОМОЩЬЮ ПРИБОРА

«АКТИВАЦИОМЕТР»

 

 

Казань - 2009
УДК 159.9.01
ББК 88 
С 34

 

Печатается по решению учебно-методического Совета

Института экономики, управления и права (г. Казань)

Авторы:

Ю.А.Цагарелли (гл. 1; гл. 2 §2.6, 2.7; гл.4 §4.1, 4.2, 4.4; гл. 5);  Р.Ф.Сулейманов (гл. 3; гл.4 §4.3); Е.Б.Цагарелли (гл.2 §2.1, 2.3, 2.4, 2.5); В.С.Мухин (гл. 2 §2.2); Н.А.Клочкова (гл. 2 §2.3); Е.С.Унтила (гл. 2 §2.6);  Н.П.Терентьева (гл. 2 §2.7); А.О.Прохорова (гл. 4 §4.4).

Рецензенты:

доктор психологических наук, профессор И.М. Юсупов;

доктор психологических наук, профессор Р.В. Габдреев

С 34 Системная психологическая диагностика с помощью прибора

«Активациометр» / под ред. Ю.А. Цагарелли, Р.Ф. Сулейманова. –

Казань: Изд-во «Познание» Института экономики, управления и

права, 2009. - 296 с

ISBN 978-5-8399-0315-9

Монография посвящена теории и практике системной психологической диагностики с помощью прибора «Активациометр», разработанного профессором Ю.А. Цагарелли. Представлены результаты аппаратурных психологических исследований: надежности в экстремальной ситуации у руководителей, представителей опасных профессий, спортсменов, водителей и пешеходов; результаты исследований учебного процесса и педагогической деятельности, а также методы и результаты диагностики воздействий (реабилитационных, биоэнергетических, музыкальных). Описана системная детекция лжи как новое направление теории и практики полиграфных проверок.

Книга адресована преподавателям, аспирантам и студентам психологи­ческих факультетов вузов для углубленного изучения практических кур­сов, а также специалистам-исследователям в различных областях при­кладной психологии.

© Коллектив авторов, 2009  

©Институт экономики,

управления и права

ISBN 978-5-8399-0315-9                                            (г.Казань), 2009

 

 Оглавление

 ПРЕДИСЛОВИЕ

ГЛАВА I. ТЕОРИЯ СИСТЕМНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ И ЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ В АППАРАТУРНО-ПРОГРАММНОМ КОМПЛЕКСЕ «АКТИВАЦИОМЕТР»

1.1. Системный подход как теоретическая основа системной психологической диагностики

1.2. Теоретические особенности методов и аппаратуры для системной психологической диагностики

1.3.Аппаратурно-программный комплекс «Активациометр» как средство системной психологической диагностики

1.4. Проверка качества  методик для системной психологической диагностики

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ НАДЕЖНОСТИ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ В РАЗЛИЧНЫХ ВИДАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

2.1. Структура надежности в экстремальной ситуации и ее интегрального показателя

2.2. Исследование надежности в экстремальной ситуации руководителей подразделений оборонного предприятия с разными стилями управления

2.3. Коммуникативный контроль, стили принятия управленческих решений и надежность в экстремальной ситуации руководителя.

2.4. Зависимость успешности соревновательной деятельности гимнасток от личностных свойств и психических состояний

2.5. Личностная обусловленность надежности в экстремальной ситуации у представителей опасных профессий

2.6. Психологические особенности пешеходов младшего школьного возраста попадавших в дорожно-транспортные происшествия

2.7. Исследование надежности в экстремальной ситуации водителей грузового автотранспорта

ГЛАВА 3. ИССЛЕДОВАНИЕ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

3.1. Об определении качественных особенностей учебного процесса путем диагностики функциональной асимметрии полушарий головного мозга и психоэмоционального состояния у субъектов учебной деятельности

3.2. О математической обработке результатов диагностики активации, ФАП и психоэмоционального состояния у субъектов учебной деятельности с помощью прибора «Активациометр»

3.3. Два подхода к исследованию психических состояний: противостояние или взаимодействие?

3.4. Исследование взаимосвязей между психоэмоциональным состоянием студентов и предпочтением изучаемых предметов

3.5. Исследование психоэмоционального состояния студентов в утренние и вечерние часы учебной деятельности

3.6. Проявление стилей мыслительной деятельности в процессе чтения с листа музыкальных произведений музыкантами-инструменталистами

ГЛАВА 4. ДИАГНОСТИКА ВОЗДЕЙСТВИЙ

4.1. Диагностика эффективности психологической реабилитации лиц, пострадавших в чрезвычайной ситуации.

4.2. Диагностика биоэнергетических воздействий и экстрасенсорных способностей.

4.3. Исследование воздействия музыки разных жанров на людей с разным типом мышления

4.4. Влияние функциональной музыки, массажа и ароматов на психоэмоциональное состояние человека

ГЛАВА 5. СИСТЕМНАЯ ДЕТЕКЦИЯ ЛЖИ НА ПРИБОРЕ «АКТИВАЦИОМЕТР»

5.1.Теоретические основы системной детекции лжи

5.2. Общие особенности детекции лжи на приборе  «Активациометр»

5.3. Фоновая диагностика

5.4. Основная (контрольная) диагностика.

5.5. Обработка и интерпретация результатов

5.6. Практические возможности системной детекции лжи

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ 

         Написанию этой книги предшествовали многолетние экспериментальные исследования, проведенные с помощью прибора «Активациометр», созданного доктором психологических наук, профессором Ю.А.Цагарелли. Появление прибора «Активациометр» (а это произошло более 20 лет назад), вызвало большой интерес исследователей, так как стало возможным моментально получать при помощи экспресс-диагностики объективные данные.

На первых порах, однако, исследователи испытывали наряду с радостью и сложности. Во-первых, исследователь задавался вопросом: как использовать полученные результаты, какими статистическими критериями доказывать полученные данные и как это делать?  Во-вторых, появление нового прибора, как и появление всего нового, неоднозначно было воспринято психологами. Простота и портативность методик у некоторых из них вызывала недоверие. По мере все более широкого внедрения прибора это недоверие постепенно исчезало, чему способствовало и появление все большего количества научных исследований, а также заключений и сертификатов от самых разных учреждений, министерств и ведомств.

         Наиболее активно прибор стал использоваться в учебной деятельности: как общеобразовательных, так и музыкальных начальных, средних и высших учебных заведений. Появились первые публикации, в которых были представлены исследования, в частности, касающиеся психоэмоционального состояния и функциональной асимметрии полушарий головного мозга у субъектов учебной деятельности («Психоэмоциональные состояния в процессе чтения с листа и восприятия музыкальных произведений» (Ю.А.Цагарелли, Р.Ф.Сулейманов, 1991), «Функциональная асимметрия полушарий головного мозга и психоэмоциональные состояния учащихся в процессе учебной деятельности» (Р.Ф.Сулейманов, 1996), «Оперативная диагностика межполушарной симметрии-асимметрии у учащихся (мальчиков и девочек) в процессе учебной деятельности» (Р.Ф.Сулейманов, 1997), «Диагностика и коррекция психоэмоциональных состояний учащихся на уроках с целью оптимизации творческого процесса» (Р.Ф.Сулейманов, Е.В.Чернышова; 1998), «Отслеживание процессуальных характеристик обучения учащихся как способ оценки качества подготовки учителя» (Р.Ф.Сулейманов, Е.В.Чернышова; 1999), «Диагностика межполушарной симметрии-асимметрии учащихся как метод определения качественных особенностей процесса обучения» (Р.Ф.Сулейманов, 2001), «Методика определения качественных особенностей образовательной среды путем диагностики функциональной асимметрии полушарий головного мозга и психоэмоциональных состояний» (Р.Ф.Сулейманов, 2001) и другие.

         Постепенно прибор стал оснащаться новыми диагностическими устройствами, значительно усилилась теоретическая и методическая база, совершенствовалось программное обеспечение. На основе диагностических методик появились новые технологии: детекция лжи, диагностика надежности в экстремальных ситуациях, определение качественных особенностей образовательной среды и другие. Параллельно с расширением диагностических возможностей  стали все более практиковаться и методы психологической коррекции. В результате появился аппаратно-программный комплекс «Активациометр» для системной диагностики и коррекции.

         В помощь начинающим исследователям появились печатные учебные пособия: «Теория и практика системной диагностики человека» (Ю.А.Цагарелли, 2002), «Исследование деятельности субъектов учебного процесса с помощью прибора «Активациометр» (Р.Ф.Сулейманов, 2002), «Теория и практика системной психологической диагностики в учреждениях социального обслуживания семьи и детей» (Ю.А. Цагарелли, Е.Б. Цагарелли, 2003), а также электронные пособия: «Системная детекция лжи» (Ю.А.Цагарелли, 2001), «Системная психологическая диагностика на приборе «Активациометр» (Ю.А.Цагарелли, 2005).

         На сегодняшний день накопилось достаточно много интересных экспериментальных данных, полученных как преподавателями, так и аспирантами, студентами психологического факультета Института экономики, управления и права, в том числе в его филиалах. Учитывая настоятельную потребность систематического использования аппаратурной психодиагностики в научно-исследовательской деятельности студентов, аспирантов и преподавателей,  на кафедре общей психологии возникла идея обобщить экспериментальный и теоретический материал в одной книге. В 2005 году данный проект был одобрен преподавателями кафедры и с этого времени велась работа по сбору экспериментального материала. В настоящую книгу вошли работы преподавателей, а также экспериментальные исследования, полученные в последнее время аспирантами и студентами факультета.

         Представленная книга является первым крупным изданием по заявленной теме. В ее подготовке приняли участие ведущие специалисты, аспиранты и студенты психологического факультета Института экономики, управления и права: Н.А.Клочкова (2.3), В.С.Мухин (2.2), А.О.Прохорова (4.4), Р.Ф.Сулейманов (глава 3; 4.3), Н.П.Терентьева (2.7), Е.С.Унтила (2.6), Ю.А.Цагарелли (глава 1; 2.6, 4.1, 4.2, 4.4, глава 5), Е.Б.Цагарелли (2.1, 2.3, 2.4, 2.5).

         Книга адресована преподавателям, аспирантам и студентам психологических факультетов вузов для углубленного изучения практических курсов, а также специалистам-исследователям в различных областях прикладной психологии.

 

ГЛАВА I. ТЕОРИЯ СИСТЕМНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ И ЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ В АППАРАТУРНО-ПРОГРАММНОМ КОМПЛЕКСЕ «АКТИВАЦИОМЕТР»

1.1. Системный подход как теоретическая основа психологической диагностики и психологической коррекции

По современным представлениям, психика человека как объект психодиагностики и психокоррекции представляет  собой целостную систему с огромным количеством взаимосвязанных свойств, функционирующую по законам  сложных систем. В этой связи достаточно очевидна целесообразность использования системного подхода  для решения комплексных, системных по своей сути проблем психодиагностики и психокоррекции. На практике, однако, как при создании, так и при реализации  психодиагностических и психокоррекционных методов, системный подход используется пока явно недостаточно. Некоторые авторы его просто декларируют, другие упоминают о «принципе системности» без реального использования положений системного подхода, третьи – называют структурой (или системой) перечень не структурированных и не систематизированных свойств. Причиной тому является как неудовлетворительное положение дел по изучению системного подхода при подготовке психологов, так и недооценка роли системного подхода в реальном решении насущных проблем.

Следствием отсутствия, либо некорректного использования системного подхода являются серьезные недостатки многих широко распространенных психодиагностических и психокоррекционных (развивающих) методик.

Так, игнорирование системно-структурного подхода приводит к отсутствию полноты диагностики. Типичным примером является повсеместно распространенная в музыкальных учебных заведениях практика диагностики и развития музыкальности. Отсутствие представлений о ее структуре приводит к тому, что из шести компонентов музыкальности традиционно диагностируют и развивают лишь три, и то чрезвычайно неполно.  «За бортом» остается диагностика и формирование таких важнейших способностей как музыкальное мышление, музыкальное воображение, эмоциональная отзывчивость на музыку. Способности же, попавшие в поле зрения исследователей, диагностируют не полно. Например, в музыкально-ритмической способности из трех ее составляющих диагностируют только одну - способность к восприятию ритмического рисунка.  Диагностика же способностей к восприятию метра и восприятию темповых соотношений упускается. Это закономерно сказывается и на неудовлетворительном развитии данных способностей.

Игнорирование системно-функционального подхода приводит к невалидности методик диагностики и коррекции из-за неверного понимания функциональной сущности изучаемого (развиваемого) свойства. Например, внутренний музыкальный слух многие психологи и педагоги ошибочно понимают как разновидность музыкального слуха, т.е. как функцию перцепции. Это порождает повсеместные неудачные попытки диагностировать и развивать его как слуховое восприятие. Между тем, системно-функциональный анализ показывает, что внутренний слух восприятием отнюдь не является. Ибо здесь отсутствует феномен перцепции звуковых колебаний из-за отсутствия их внешнего физического источника – какого-либо колеблющегося тела. Внутренние же музыкально-слуховые представления образуются, во-первых, на основе циркуляции импульсов по замкнутым нервным цепям головного мозга, во-вторых, на основе биохимических изменений в белковых молекулах нервных клеток. В обоих случаях возникают репродуктивные слуховые представления, являющиеся функцией музыкальной памяти (кратковременной в первом случае и долговременной – во втором). Более сложным путем возникновения слуховых представлений является образование новых нейронных связей в процессе переработки информации. Так возникают продуктивные слуховые представления, являющиеся функцией музыкального мышления.

Неиспользование системно-генетического подхода порождает путаницу в определении значимости (иерархического статуса) исследуемых свойств, а также в понимании естественных закономерностей их развития. Из-за этого незначительный компонент может изучаться и развиваться более пристально, чем существенное свойство.

Рассмотрим основные принципы и компоненты системного подхода с точки зрения их использования в психодиагностике и психокоррекции.

 

       Принципы системного подхода и их использование

в психодиагностике и психокоррекции

Принцип физичности. Согласно этому принципу всякой системе присущи физические законы, имеющие всеобщий характер (Попович П.Р., Губинский А.И., Колесников Г.М., Савиных В.П., 1994). В психодиагностике учет принципа физичности необходим при интерпретации результатов исследования, а в психокоррекции – при определении процесса ее осуществления. Ибо этот принцип предписывает причинно-следственные связи объектам любой природы.  

Так, по закону относительности: «Механическое движение относительно. Одно и то же движение в разных системах отсчета может выглядеть по-разному». Из этого следует, во-первых, то, что психическое развитие (способностей, ПВК, знаний, умений, навыков и т.п.) относительно. Об эффективности их развития (или деградации) следует судить не по абсолютному уровню выраженности того или иного качества, а по разности (Δ) между результатами контрольных срезов на различных этапах развития. Во-вторых, степень одаренности (либо профессионализма) следует выявлять путем сравнения уровня выраженности соответствующих качеств у оцениваемого индивида с аналогичными качествами других индивидов. Отсюда следует и то, что гениальность, одаренность, талант – понятия относительные. Гений одной социально-исторической эпохи может не являться таковым для другой эпохи и т.п.

Согласно первому закону инерции Ньютона: «Любое изолированное (не подвергающееся действию внешних сил) тело сохраняет свое состояние покоя или равномерного прямолинейного движения». Из этого следует, что для коррекции психического состояния, психического процесса, психологического свойства личности необходимо воздействие (внешнее или (и) внутреннее), направленное на  преодоление  инерции.

Из общеизвестного закона: «Угол падения равен углу отражения» следует, что от того, под каким углом к плоскости потребностей личности осуществляется психокоррекционное воздействие, зависит направленность психической реакции личности на это воздействие.

Принцип физичности имеет постулаты, важные для психодиагностики и психокоррекции. Согласно постулату целостности сложная система должна рассматриваться как единое целое. Именно такой сложной и вместе с тем целостной системой является психика. Диагностика и коррекция этой целостной системы должна носить системный характер, предполагающий возможность диагностики и коррекции всего спектра свойств человека, а также рассмотрение изучаемого (корректируемого) свойства в контексте других свойств целостной структуры человека. Неучет постулата целостности часто приводит к разрозненности выбранных психологом методов исследования и коррекции, к мозаичности (фрагментарности) полученных результатов и выводов.

Согласно постулату автономности система имеет пространственно-временную метрику и внутрисистемные законы сохранения, определяемые содержанием и устройством системы и не зависящие от внешней среды. Поэтому одинаковые коррекционные воздействия могут иметь различную эффективность. В психодиагностике же регистрация различий в индивидуальных реакциях на одинаковый тестовый материал способствует выявлению индивидуальных особенностей испытуемых. Постулат автономности хорошо согласуется с известной формулой С.Л. Рубинштейна согласно которой, внешние воздействия на человека преломляются через его внутренние условия.

Принцип моделируемости. Согласно этому принципу любую систему можно представить в виде конечного множества моделей, каждая из которых отражает определенную грань ее сущности (Попович П.Р., Губинский А.И. и др., 1994). Модель – это идеальный (мысленный), или  знаковый (семиотический), или материальный (искусственный или естественный) заменитель оригинала, отражающий ряд существенных для данного исследования характеристик оригинала в виде множества элементов и отношений между ними и предназначенный для решения с его помощью научных и прикладных задач. Этот принцип говорит о правомерности диагностики и коррекции любых психологических свойств в условиях моделирования соответствующей деятельности (ситуации).

В психодиагностике огромные возможности моделирования используются пока явно недостаточно, особенно относительно качеств, проявляющихся в экстремальной ситуации. В психокоррекции моделирование используется полнее, например, в ролевых и деловых играх, ряде тренингов. Однако и здесь возможности моделирования экстремальной ситуации используются недостаточно. Попытки диагностики и формирования качеств в реальных экстремальных ситуациях опасны, крайне затруднительны или невозможны. Оптимальным решением проблемы является моделирование экстремальной ситуации в диагностических или коррекционных целях. Тем более, что модель экстремальной ситуации, как и любая другая модель, обладает свойствами воспроизводимости, стандартности, дозированности. Это не только облегчает моделирования, но и повышает надежность результатов. Подтверждением тому служит практика использования методов диагностики и формирования надежности в экстремальной ситуации и ее компонентов, основанная на моделировании экстремальной ситуации (Ю.А.Цагарелли, 2009).

Важно, что принцип моделируемости позволяет использовать упрощенные модели. Их  взаимодействие обеспечивает отражение сложной системы в целом. Целесообразно использовать иерархическую систему моделей. В этом случае модель, находящаяся на вершине пирамиды, отражает только общие тенденции, постепенно конкретизируемые при переходе к моделям более низких уровней.

Важную роль играют постулаты принципа моделируемости.

Постулат дополнительности в соответствии с принципом Бора требует, чтобы объекты и явления описывались парами понятий, одновременно дополняющих друг друга, необходимых и возникающих  в ущерб друг другу. Этому постулату в диагностике и коррекции соответствует принцип континуума, описанный ниже.

Постулат действия обуславливает пороговый характер реакций системы на внешнее воздействие. До определенного уровня действие среды компенсируется усилением одних и ослаблением других процессов, а, начиная с  некоторого уровня, требуется скачок – перестройка системы. В психодиагностике постулат действия проявляется в законе силы Б.М.Теплова-В.Д.Небылицына, на котором основана их известная методика диагностики силы-слабости нервной системы, а также в сущности методики Е.П.Ильина «Теппинг-тест». Проявляется данный постулат и в законе начальных значений Н.М.Пейсахова (1984), способствующего адекватной интерпретации результатов психодиагностики и прогнозу эффективности психокоррекции.

Этот постулат отчетливо проявляется в законе Гука: «Сила упругости, возникающая в теле при его деформации, пропорциональна абсолютному удлинению тела. Коэффициент пропорциональности называется жесткостью тела. Он зависит от материала, геометрических размеров и форм». Закон Гука выполняется при небольших деформациях. Предельное напряжение, при котором выполняется закон Гука, называют пределом упругости.

В психокоррекции необходимо учитывать следующие психологические проявления закона Гука.  При психологическом воздействии, воспринимаемом как давление на личность, величина противодействия со стороны последней пропорциональна величине воздействия, а также  психологической ригидности личности. Предельное напряжение, при котором выполняется эта закономерность, называется пределом психологической устойчивости. При дальнейшем увеличении давления наступает парадоксальная фаза реакции. Последняя может проявляться в двух полярных формах: «реакции льва» (запредельное возбуждение, которое характеризуется сверхнормальным повышением агрессивности, активности, воли, мышечной силы, быстроты реакции) или  «реакции кролика» (запредельное торможение, вплоть до ступора). Дальнейшее увеличение психологического давления может вызвать деструктурирование личности, вплоть до соматического самоуничтожения.

Принцип целенаправленности утверждает, что система обладает целенаправленностью, выражаемой наличием цели – будущего полезного результата изменения состояния системы. В соответствии с этим принципом, действия клиента в процессе психодиагностики и психокоррекции  должны носить целенаправленный характер, т.е. исходить из четко сформулированной экспериментатором и принятой клиентом цели.

Принцип целеобусловленности утверждает первичность цели, для достижения которой должна формироваться сама система (И.В. Прангишвили, 2001). По отношению к системе эта цель является внешней (Ю.А.Цагарелли, 2002). В процессе функционирования цель может меняться, а в соответствии с ней должны меняться структура и способы функционирования системы. В системе должен быть механизм, оценивающий степень достижения цели. Этот принцип позволяет:

1. Выявить социальную и социально-психологическую целесообразность или нецелесообразность создания той или иной системы (производственной единицы, группы, коллектива). Целесообразной является система, сформированная для достижения четко поставленной значимой внешней цели. Отсутствие такой цели свидетельствует о ее нецелесообразности.

2. Оценить потенциальную возможность эффективного функционирования системы по наличию и качеству механизма, оценивающего степень достижения цели. Этот механизм предполагает наличие систематической обратной связи (текущей диагностики) для оценки эффективности продвижения к цели (обучения, воспитания, психокоррекции и т.д.).

3. Оценить реальную эффективность психокоррекции по скорости и точности продвижения к цели, а также быстроте изменения структуры и способов функционирования корректируемого свойства.

Принцип управляемости утверждает, что система должна быть управляемой, т.е. изменять свое движение (структуру, состояние, способ функционирования) под влиянием управляющих воздействий (И.В. Прангишвили, 2001). Из этого, во-первых, следует, что эффективность психокоррекции  может выражаться в изменении структуры, состояния, способа функционирования корректируемых психических функций (способностей, профессионально-важных качеств, навыков, умений и т.д.). Во-вторых, - для адекватной интерпретации результатов психодиагностики и психокоррекции следует учитывать особенности онтогенеза объекта психодиагностики (психокоррекции). Ибо онтогенез, отражая историю управляющих воздействий, способствует пониманию особенностей индивидуального развития исследуемых (корректируемых) свойств.

Принцип относительности трактует одну и ту же совокупность элементов как самостоятельную систему и как часть (подсистему) другой, большей системы, в которую она входит. В свою очередь эта же совокупность элементов может рассматриваться как большая система по отношению к частям, входящим в нее (Спицнадель В.Н., 2000). Таким образом, системы вложенные друг в друга, иерархичны. Компоненты в иерархии упорядочены: по уровням – субординацией (по вертикали), внутри уровней – координацией (по горизонтали).

Этот принцип, во-первых, свидетельствует о необходимости четкого ответа на вопросы о месте и роли формируемого свойства среди множества других свойств. Какие свойства занимают более высокое иерархическое положение и оказывают доминирующее влияние на процесс формирования данного свойства? На какие свойства формируемое оказывают доминирующее влияние и может ли это вызвать побочный эффект? Во-вторых, принцип относительности способствует отделению более масштабных (значимых) свойств от менее значимых для построения оптимальной стратегии психодиагностики и психокоррекции.

Принцип оперативности свидетельствует, что изменения движения управляемой системы должны происходить своевременно, с учетом масштаба времени. Учитывая, что реальное время макросистем больше, чем микросистем, изменения в управляемой макросистеме происходят медленнее, чем в микросистеме. В этой связи свойства, находящиеся на верхних иерархических уровнях психологической структуры личности изменяются медленнее, чем свойства нижних уровней. При этом амплитуда изменений свойств верхних уровней отличается более широким диапазоном в сравнении со свойствами нижних уровней. Это должно учитываться в психокоррекционных программах. Если откорректировать психоэмоциональное состояние можно достаточно быстро, то коррекция психологического свойства личности, тем более – социально-психологического свойства требует гораздо большего времени.

 

Компоненты системного подхода и их использование

 в психодиагностике и психокоррекции

Компонентами системного подхода являются системно-структурный, системно-функциональный и системно-генетический подходы (L.Bertalanffy, 1969; C.W.Churchman, 1968; В. Н. Садов­ский, 1974;  Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, 1994; И.В. Прангишвили, 2001; В.Н. Спицнадель, 2000 и др.).

Системно-структурный подход предполагает описание элементов структуры той или иной системы и взаимосвязей между этими элементами. Под структурой понимается форма выражения содержания системы, относительно устойчивая упорядоченность связей между элементами, определяемая функциональным назначением системы (Попович П.Р., Губинский А.И. и др., 1994). Различают горизонтальные (паритетные и вертикальные (иерархические) структуры. В горизонтальных структурах на координационных началах объединены однопорядковые свойства, т.е. свойства, не имеющие существенных различий по критериям сложности и значимости.  В вертикальных структурах объединены разнопорядковые свойства, существенно различающиеся между собой по значимости и сложности. Взаимоотношения между этими свойствами строятся по принципу иерархии, субординации. Более значимые и сложные свойства занимают доминирующее, более высокое иерархическое положение по отношению к менее значимым и менее сложным свойствам. 

Использование  системно-структурного подхода, во-первых, обеспечивает необходимую полноту психодиагностики и психокоррекции, ибо дает представление обо всех элементах исследуемой (корректируемой) системы. Во-вторых, при необходимости выборочного исследования (коррекции) свойств, системно-структурный анализ способствует выявлению наиболее значимых свойств,  т.к. дает представление об их иерархическом положении.

Системно-функциональный подход соотносится с понятием функции. Функция – это содержание системы, заключающееся в обмене с внешней средой веществом, энергией, информацией. (Попович П.Р., Губинский А.И. и др., 1994).

Использование системно-функционального подхода, во-первых, обеспечивает валидность методов диагностики и коррекции благодаря раскрытию функциональной сущности изучаемого свойства. Ибо искаженное понимание функциональной сущности (отнюдь не всегда лежащей на поверхности) закономерно влечет за собой и искажение (невалидность) соответствующего диагностического или коррекционного метода. Во-вторых, системно-функциональный подход является теоретической основой методов функциональной диагностики. В-третьих, он способствует адекватной интерпретации внутренних и внешних корреляций исследуемых параметров, существенно зависящих от их функциональных особенностей.

Системно-генетический подход. К настоящему времени в психологии накопилось достаточно большое количество различных концепций о психологической структуре личности (З.Фрейда, А.Адлера, К.-Г.Юнга, К.К.Платова, А.Н.Леонтьева, Б.Ф.Ломова и мн.др.). При этом каждый автор описывает психологическую структуру личности по-своему, опираясь на представления и понятийный аппарат той области научных знаний, которая является для него базовой. Так, З.Фрейд как врач-психиатр  опирается на психиатрию. К.К.Платонов тоже в значительной мере опирается на медицинские знания, но  иные, чем у З.Фрейда. А.Н.Леонтьев пришел в психологию из философии, что наложило свой отпечаток на его концепцию личности и т.д.

Думается, однако, что дальнейшее продвижение теории психологической структуры личности, а тем более – ее практического использования, должно осуществляться не путем столкновения положений авторов различных концепций или выведения «общего знаменателя» из этих концепций, а на основе анализа особенностей фило- и онтогенетического формирования психологической структуры личности. Ибо мнение любого, даже великого, человека является одной из точек зрения и может быть ошибочным. Автором же этапов реального фило- и онтогенетического формирования человека и структуры личности является Природа. Ее законы и явления носят объективный характер и потому истинны. Из этого следует, что психологическая структура личности, являющаяся основным объектом психодиагностики и психокоррекции, должна описываться на основе системно-генетического подхода, объясняющего возникновение, происхождение, становление развивающейся системы с учетом законов процесса развития живой природы (филогенеза) и индивидуального организма (онтогенеза).

Использование системно-генетический подхода, во-первых, обосновывает представления об иерархическом положении исследуемого (формируемого) свойства с учетом его фило- и онтогенеза. Известно, что на более ранних этапах как фило-, так и онтогенетического развития формировались свойства более низких иерархических уровней, а на более поздних этапах – более высоких. Поэтому высота иерархического положения того или иного свойства пропорциональна времени его фило- и онтогенетического развития.

Во-вторых, системно-генетический анализ способствует пониманию особенностей развития исследуемого качества. В частности – пониманию темпов развития и частоты распространения качества в популяции людей. Так, проведенный нами сравнительный анализ особенностей филогенетического развития органов зрения и слуха показал, почему дальтоники встречаются столь же редко, как люди с абсолютным звуковысотным слухом. Причиной тому являются особенности филогенеза интериоризированных эталонов восприятия электромагнитных и звуковых колебаний. Успешное взаимодействие человека с окружающим миром предполагает наличие абсолютных эталонов для восприятия цвета, и относительных (сравнительных) - для восприятия высоты звука (Ю.А.Цагарелли, 2008).

 

Психологическая структура личности и

закономерности ее системной организации

Изложенные выше принципы и положения системного подхода нашли воплощение в представлениях о психологической структуре личности, являющейся объектом психологической диагностики и коррекции. Для более полного и точного понимания, рассмотрим  ее внутреннее содержание в контексте более общей иерархической структуры свойств человека (рис.1).

Уровни иерархической структуры свойств человека. В процессе эволюции  (филогенеза) свойства живой материи, а затем - и человека в своем развитии как бы наслаивались друг на друга, образуя вертикальную (иерархическую) структуру (Н.М. Пейсахов, 1984; Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, 1994). Аналогичные слои (уровни) свойств образуются и в процессе онтогенетического (индивидуального прижизненного) развития человека. Такую структуру можно изобразить в виде многоярусного усеченного конуса, представленного на рисунке 1.

Соматический (телесный) уровень занимает основание этой структуры. Здесь находятся физиологические, биологические и иные свойства, описание которых дано в обширной специальной литературе. Тело человека имеет системную организацию. Общая соматическая система включает в себя ряд частных систем (пищеварения, кровообращения, дыхания, обмена веществ, нервная система и др.) Каждая из них в качестве подсистем включают в себя органы, также делящиеся на составляющие, и т.д. Например, нервная система включает в себя центральную и вегетативную системы. Центральная нервная система включает в себя головной и спинной мозг, а вегетативная – симпатическую и парасимпатическую системы. Головной мозг состоит из правого и левого полушарий, каждое из которых включает в себя кору (неокортекс) и подкорковые образования. В свою очередь неокортекс состоит из шести иерархически соотносящихся слоев, каждый из которых включает в себя нейронные ансамбли, состоящие из отдельных нейронов. Достаточно сложное строение имеет каждый из двадцати миллиардов нейронов, образующих головной мозг человека. Сложное иерархическое строение имеют и другие соматические системы человека.

Примечание: жирным курсивом выделены уровни, входящие в психологическую структуру личности, а  обычным шрифтом - не входящие в нее.

Рисунок  1.  Иерархическая структура свойств человека.

 

Психофизиологические свойства занимают следующий уровень. К ним, в частности, относятся свойства нервной системы, активация и функциональная асимметрия полушарий головного мозга.

На следующем ярусе расположен уровень психических состояний. Их структуру обычно рассматривают по количественному и качественному критериям. Количественным критерием  является уровень активации ЦНС. Д. Линдслей (1960) выделяет 9 таких уровней: 1) кома, 2) глубокий сон, 3) поверхностный сон, 4) дремота, 5) пробуждение, 6) спокойное бодрствование, 7) активное бодрствование, 8) эмоциональное возбуждение, 9)  сверхвозбуждение.

Качественный критерий взаимосвязан со всей изображенной на рисунке 1 иерархической структурой человека и отражает иерархические уровни состояний в направлении от физиологического уровня - к социальному. Так, по В.А.Ганзену и В.Н.Юрченко (1981) физиологический уровень психических состояний характеризуется нейрофизиологическими, морфологическими и биохимическими изменениями. Психофизиологический уровень – изменениями вегетативных реакций, психомоторики, сенсорики. Психологический уровень – изменениями психических функций и настроений человека. Социально-психологический уровень – характеристиками деятельности, поведения и отношения человека.

Еще выше находится уровень психических процессов, к которым относятся: ощущения, восприятие, память, мышление, воображение, внимание, психомоторика. На этом уровне находятся также способности, представляющие собой психические процессы, степень развития (выраженности) которых достаточна для успешного выполнения той или иной деятельности. Естественно, что и психические процессы имеют иерархические соотношения между собой. Так восприятие занимает более высокое иерархическое положение в сравнении с ощущениями, а мышление по иерархии выше восприятия.

Иногда подобную иерархию пытаются механически перенести на профессионально важные качества (ПВК), сформированные на основе соответствующих способностей. Однако такой перенос не всегда оправдан, т.к. главным критерием иерархической структуры ПВК является успешность профессиональной деятельности. Из-за этого одно и то же качество может занимать различное иерархическое положение в структурах ПВК представителей разных профессий. Например, в структуре ПВК музыкантов-исполнителей,  абсолютный слух занимает более низкое иерархическое положение, чем мелодический и гармонический слух. В структуре  же ПВК настройщиков музыкальных инструментов абсолютный слух по иерархии выше мелодического и гармонического слуха.

Далее расположен уровень психологических свойств личности. Здесь находятся: потребности, направленность личности, мотивы, тревожность, эмоциональная реактивность и др. Являясь устойчивыми психологическими свойствами, они формируются в результате характерных для данной личности повторений соответствующих психических состояний и психических процессов.  Так, частые состояния тревоги формируют тревожность как психологическое свойство личности, типичные агрессивные проявления – агрессивность и т.д.  В свою очередь, личностные свойства обуславливают соответствующие психические состояния. Например, у лиц с высокой эмоциональной реактивностью те или иные раздражители вызывают более сильные эмоциональные реакции, чем у лиц с низкой эмоциональной реактивностью и т.д.

По аналогии со свойствами предыдущих уровней, внутренние структуры психологических свойств личности также носят иерархический характер. Например, физиологические потребности принято относить к более низкому иерархическому уровню, чем познавательные, которые, в свою очередь, уступают по иерархии социальным потребностям.

Еще более высокий иерархический уровень занимают социально-психологические свойства. Они обеспечивают взаимодействие и общение между людьми и особенно важны в деятельности типа “человек - человек” (например, в деятельности руководителя, учителя, артиста, продавца  и т.п.). На социально-психологическом уровне рассматривают такие категории и взаимосвязанные с ними свойства личности, как коммуникативные и организаторские способности, замкнутость, тактичность и т.д.

Высший иерархический уровень занимают социальные свойства, связанные с мировоззрением человека.

 

Закономерности системной организации структуры свойств человека

и психологической структуры личности.

Целостная структура человека и психологическая структура личности функционируют согласно ряду закономерностей, имеющих существенное значение для психодиагностики и психокоррекции.

Закономерность системогенеза. Согласно этой закономерности свойства структуры человека как в филогенезе, так и в онтогенезе формируются  в направлении снизу – вверх, от соматического уровня – к социальному (Н.М. Пейсахов, 1984). При этом любой вышестоящий по иерархии уровень формируется на основе нижестоящих. Этот процесс напоминает строительство многоэтажного дома, где может быть построено, например, три этажа без четвертого. Однако четвертый этаж без третьего, второго и первого построен быть не может. Это значит, что формирование, например, социально-психологических свойств закономерно основано на соответствующем развитии психологических свойств личности. Развитие же последних, в свою очередь, зависит от сформированности свойств, находящихся на нижележащих иерархических уровнях и т.д.

Закономерность иерархии предполагает, что свойства более высоких иерархических уровней являются доминирующими по отношению к свойствам, находящимся на более низких иерархических уровнях  (А.И.Уемов, 1970; В.А.Ганзен, 1984; И.В. Прангишвили, 2001 и др.). Эта закономерность описывает также условия иерархического соподчинения систем (свойств, явлений, процессов и т.д.).  Согласно закономерности иерархии система «А» занимает более высокое иерархическое положение по отношению к системе «Б» при наличии одного или нескольких следующих условий:

1.     Система «А» непосредственно или опосредовано сформирована на основе и позже системы «Б».
2.     Система «А» включает в себя систему «Б» в качестве подсистемы (компонента).
3.     Система «А» изменяется медленнее, чем система «Б», но в большем диапазоне.
4.     При наличии общей внешней цели система «А» более чем система «Б» способствует ее достижению.
5.     На континууме «биологическое – социальное» система «А» находится ближе к социальному, а система «Б» - к биологическому.
6.     На континууме «репродуктивное – продуктивное» система «А» находится ближе к продуктивному, а система «Б» - к репродуктивному.
7.     На континууме «простое – сложное» система «А» находится ближе к сложному, а система «Б» - к простому.

Закономерность взаимосвязей описывает тесноту взаимосвязей различных свойств структуры между собой. Согласно этой закономерности непосредственный характер носят взаимосвязи между свойствами, находящимися на одном и том же иерархическом уровне. Взаимосвязи же между свойствами разных иерархических уровней носят опосредованный характер. При этом опосредованность тем больше, чем дальше друг от друга отстоят иерархические уровни, на которых находятся рассматриваемые свойства.

Игнорирование данной закономерности приводит к искаженным представлениям о степени влияния одних свойств на другие. Так, распространены ошибочные представления о том, что свойства нервной системы (НС) непосредственно влияют на социально-психологические свойства. Согласно таким представлениям, например, главной отличительной чертой хорошего военачальника якобы является холерический темперамент, т.к. великий полководец А.В. Суворов был холериком. В действительности же влияние свойств НС на успешность деятельности военачальника опосредовано психическими состояниями, психическими процессами и психологическими свойствами личности, находящимися между психофизиологическим уровнем (где находятся свойства НС) и социально-психологическим уровнем (управления людьми и взаимодействия с ними). Поэтому свойства НС для успешности деятельности полководца отнюдь не являются решающими.

Закономерность метронома описывает диапазон и быстроту изменения свойств, находящихся на разных иерархических уровнях структуры человека. Согласно этой закономерности высота иерархического положения того или иного свойства прямо пропорциональна величине диапазона изменений данного свойства и обратно пропорциональна быстроте этих изменений. Чем на более высоком иерархическом уровне находится данное свойство, тем медленнее оно изменяется, но тем больше диапазон (амплитуда) этих изменений. Здесь возникает аналогия с движениями маятника метронома:  длинный маятник имеет, в сравнении с коротким, больший диапазон, но меньшую скорость движений.

Например, психические процессы изменяются медленнее психических состояний, но быстрее психологических свойств личности. При этом диапазон изменения психических процессов больше диапазона изменений психических состояний, но меньше диапазона изменений психологических свойств личности. Происходит это потому, что психические процессы занимают более высокий иерархический уровень, чем психические состояния, но более низкий, чем психологические свойства личности. Поскольку социальные свойства занимают высший иерархический уровень, они отличаются наибольшим диапазоном и наименьшей быстротой изменений.  Поэтому, например, быстрое изменение убеждения,  характерное для того или иного человека, следует интерпретировать как отклонение от нормы, обычно связанное с лицемерием и приспособленчеством.

 

1.2.     Теоретические особенности методов

и аппаратуры для системной психологической диагностики

На первый взгляд может показаться, что для решения проблемы системной психологической диагностики достаточно ограничиться подбором и систематизацией имеющихся диагностических методик и приборов. Более внимательный анализ показывает, однако, недостаточность, а порою и неприемлемость такого подхода из-за целого ряда присущих им типичных недостатков.

Во-первых, выявлены серьезные недостатки обусловленные неиспользованием компонентов системного подхода при создании диагностических методик и диагностической аппаратуры (Ю.А.Цагарелли, 2002).

Неиспользование системно-структурного подхода приводит к неполноте диагностики. Типичным примером является повсеместно распространенная в музыкальных учебных заведениях практика диагностики музыкальности. Отсутствие представлений о ее структуре приводит к тому, что из шести компонентов музыкальности традиционно диагностируют лишь три, и то чрезвычайно неполно.  «За бортом» остается диагностика таких важнейших способностей как музыкальное мышление, музыкальное воображение, эмоциональная отзывчивость на музыку. Способности же, попавшие в поле зрения исследователей, диагностируются не полно. Например, в музыкально-ритмической способности из трех ее составляющих диагностируют только одну - способность к восприятию ритмического рисунка.  Диагностика же способностей к восприятию метра и восприятию темповых соотношений упускается.

Неиспользование системно-функционального подхода приводит к невалидности диагностики из-за неверного понимания функциональной сущности изучаемого свойства. Например, внутренний музыкальный слух многие педагоги и психологи ошибочно понимают как разновидность музыкального слуха, т.е. как функцию перцепции. Это порождает повсеместные неудачные попытки диагностировать и развивать его как слуховое восприятие. Между тем, системно-функциональный анализ показывает, что внутренний слух восприятием отнюдь не является. Ибо здесь отсутствует феномен перцепции звуковых колебаний из-за отсутствия их внешнего физического источника – какого-либо колеблющегося тела. Внутренние же музыкально-слуховые представления образуются на основе циркуляции импульсов по замкнутым нервным цепям головного мозга  или на основе биохимических изменений в белковых молекулах нервных клеток. В этих случаях возникают репродуктивные слуховые представления, являющиеся функцией музыкальной памяти (кратковременной в первом случае и долговременной – во втором). Другим путем возникновения слуховых представлений является образование новых нейронных связей в процессе переработки информации. Так возникают продуктивные слуховые представления, являющиеся функцией музыкального мышления.

Неиспользование системно-генетического подхода порождает путаницу в определении значимости (иерархического статуса) исследуемых свойств. Из-за этого незначительный компонент может изучаться более пристально, чем существенное свойство.

Во-вторых, выявлены недостатки, обусловленные недостаточным учетом принципов системного подхода. Так, явно недостаточно учитывается принцип моделируемости. Из-за этого для диагностики свойств, проявляющихся в экстремальной ситуации (надежности, психоэмоциональной устойчивости, стабильности) нередко используют ситуации, травмирующие психику испытуемых, (вместо использования модели экстремальной ситуации).

Недоучет постулата целостности (принцип физичности) часто приводит к разрозненности выбранных психологом методов исследования, к мозаичности (фрагментарности) полученных результатов и выводов.

Многие диагностические методики грешат недостаточно четкой формулировкой цели деятельности испытуемого, что связано с недоучетом принципа целеобусловленности.

В ряде методик не учтена способность испытуемого предсказывать логику эксперимента, что связано с недоучетом принципа целенаправленности и т.д.

В-третьих, дефицит психодиагностической аппаратуры нередко приводит к гипертрофированию роли бланковых методов. С их помощью пытаются исследовать свойства всех без исключения уровней психологической структуры личности. Однако, если использование бланковых методов для изучения социально-психологических свойств вполне приемлемо, то диагностировать таким путем психофизиологические свойства не целесообразно. Ибо субъективные ощущения степени активации полушария головного мозга или свойств нервной системы не могут заменить  точных  аппаратурных исследований. Кроме того, далеко не все испытуемые обладают адекватной самооценкой, лежащей в основе бланкового тестирования. Имеют место и неискренние ответы.

В-четвертых, нередки случаи, когда хорошие сами по себе методики перестают работать из-за применения в иных условиях без достаточной адаптации. Так, при проведении цветового теста Люшера порою предъявляют цвета, которые существенно отличаются от оригинала. Недостаточно качественные переводы анкет на иностранные языки, а также недостаточный учет местного менталитета в содержании вопросов порождают их неверное понимание и неадекватность ответов.

В-пятых, в условиях недостаточного промышленного выпуска психодиагностической аппаратуры, её полукустарное изготовление закономерно привело к неудовлетворительной стандартизации, низкой доступности. К тому же эта аппаратура, как правило, создавалась для научных исследований и мало пригодна для массовой и комплексной по своей сути практической психологии.

Вышеизложенное побудило нас сформулировать критерии (принципы)  отбора и создания методов и аппаратуры для системной диагностики человека. Практика показала, что эти принципы целесообразно учитывать при подборе средств психологической диагностики для любого исследования. Применимы они и при оценке методов психологической коррекции.

 

Принципы отбора и создания психодиагностических

и психокоррекционных методов, методик и аппаратуры

Эти принципы сформулированы нами на основе положений системного подхода и современных  требований  психологической практики. Они обосновывались и апробировались в многолетнем процессе отбора и модификации имеющихся, а также создания новых методов, методик и устройства для системной психодиагностики и психокоррекции. Благодаря практической реализации этих принципов мало известный медико-психологический прибор со скромными возможностями со временем превратился в мощный аппаратно-программный комплекс (АПК) «Активациометр», получивший широкое признание и внедрение. Поэтому практическое применение принципов иллюстрируется на примере этого комплекса.

1. Принцип достаточности предполагает достаточность арсенала методик и устройств для диагностического и коррекционного охвата значимых свойств, находящихся на пяти основных уровнях психологической структуры личности: психофизиологическом, психических состояний, психических процессов, психологических свойств личности, социально-психологическом. Этот принцип сыграл большую роль при разработке (АПК) «Активациометр». Ибо конечная цель разработки - создание коррекционно-диагностической системы, функциональные возможности которой достаточны для работы практического психолога. В настоящее время 15 диагностических устройств «Активациометра АЦ-9К» дают возможность реализовать 43 аппаратурных методики (не считая бланковых). Диагностируется  большое количество свойств, находящихся на всех вышеуказанных  уровнях структуры личности.

2. Принцип соответствия предполагает соответствие психодиагностических и психокоррекционных методов, методик и аппаратуры общепринятым требованиям (объективности, валидности, надежности, дискриминативности, достоверности, точности). Эти требования достаточно полно изложены в литературных источниках (Л.Ф.Бурлачук, С.М.Морозов, 2005; А.Д.Наследов, 2006; Н.И.Шевандрин, 2001; А.Ф.Корниенко, 2000; Э.А. Голубева, 2005; Б.Ф. Ломов, 1984 и мн.др.). Выполнение этого принципа предполагает сертификацию и апробацию. Например, на «Активациометр» выдано 39 соответствующих документов.

3. Принцип безопасности предполагает безопасность и безвредность психодиагностических и психокоррекционных методов, методик и аппаратуры для потребителей психодиагностических и психокоррекционных услуг.

В психодиагностике примерами нарушения этого принципа являются методики  диагностики надежности в экстремальной ситуации и психоэмоциональной устойчивости в условиях реальной экстремальной ситуации. Вредным для испытуемого побочным эффектом здесь является стресс и его последствия. Для устранения этого недостатка экстремальную ситуацию следует моделировать, как, например, в нашей методике диагностики надежности (Ю.А.Цагарелли, 2009).

Еще опаснее несоблюдение  принципа безопасности в психокоррекции. Так, последствиями прохождения курса тренинга «личностного роста» в ряде случаев является саморазрушение не только привычного уклада жизни, но и дальнейшего профессионального и карьерного роста. На психотренингах с применением нейролингвистического программирования (НЛП) наблюдались случаи существенного ухудшения самочувствия клиентов, вплоть до потери сознания. Соответствие метода НЛП как метода программирования людей требованиям безопасности, а тем более, психологической этики, вызывает сомнение.

4. Принцип универсальности. Предполагает, что более предпочтительны универсальные психодиагностические и психокоррекционные методы и приборы. Реализация  принципа универсальности, способствуя осуществлению принципа достаточности, одновременно ограничивает круг необходимых методов и устройств. Универсальность методики или прибора может быть внутривидовой и межвидовой. Внутривидовая универсальность предполагает: что психодиагностическая методика (прибор) дает возможность диагностировать, а психокоррекционная  - корректировать (развивать) два и более свойства. Например, универсальная аппаратурная методика диагностики подвижности НС позволяет наряду с подвижностью диагностировать также баланс НС и проприорецептивную чувствительность (см. Ю.А.Цагарелли, 2002).

Межвидовая универсальность методики или прибора предполагает совмещение диагностических и коррекционных (развивающих) функций. Например, аппаратурная методика диагностики чувства темпа одновременно его и развивает, т.е. является  коррекционно-диагностической (Ю.А.Цагарелли, 2009).

Совмещение внутривидовой и межвидовой универсальности (например, в АПК «Активациометр») способствует многофункциональности и обширности психодиагностических и психокоррекционных возможностей.

5. Принцип адекватности предполагает адекватность психодиагностической или психокоррекционной методики иерархическому положению и функциональным особенностям исследуемого или развиваемого свойства. Так, диагностику свойств нижних уровней структуры человека (соматического, психофизиологического, психических состояний и, частично, психических процессов) целесообразно осуществлять аппаратурными методами, а  верхних уровней – можно дополнить и неаппаратурными методами, например - опросниками. Игнорирование этого принципа приводит, например, к некорректной диагностике типологических свойств НС бланковыми методами. Такую практику Б.М.Теплов (1963), и В.К.Красусский (1962) считают недопустимой, а Е.П.Ильин (2004) называет методологической ошибкой  (с.129).

Примером нарушения принципа адекватности в психокоррекции является и методика А.М.Мустафина (1995), который рекомендует развивать мышление детей путем массажа мочек уха прищепками. Закономерный коррекционный тупик обусловлен попыткой развития мышления, занимающего высокое иерархическое положение, путем непосредственного соматического воздействия. Ибо сома на три уровня ниже мышления и не входит в психологическую структуру личности.

6. Принцип континуума означает, что результат любого диагностического исследования или корректирующего воздействия представляет собой точку на непрерывном континууме диагностируемого или корректируемого свойства. Предпочтение отдаётся таким методам регистрации и обработки данных, которые позволяют предоставить результат психодиагностики или психокоррекции в виде цифры на шкале, характеризующейся достаточно большим диапазоном и малой ценой деления. Например, результаты психодиагностических и психокоррекционных методик, осуществляемых с помощью АПК «Активациометр», отражаются в баллах 25-балльной шкалы с точностью до 0,1 балла.

7. Принцип стандартизации. Предполагает: а) стандартизацию психодиагностических и психокоррекционных методов, методик и аппаратуры; б) целесообразность приведения результатов диагностики и коррекции различных параметров к стандартной шкале, дающей возможность отразить степень выраженности свойства в единой системе отсчёта. Например, в АПК «Активациометр»  вышеуказанная 25-балльная шкала является единой системой отсчёта и интерпретации результатов всех психодиагностических и психокоррекционных методик.

8. Принцип портативности. Предполагает преимущество портативных психодиагностических и психокоррекционных методик и аппаратуры. Портативная методика отличается быстротой ее проведения, что экономит время диагностики или коррекции. Это особенно актуально для случаев, когда время психодиагностики и/или психокоррекции  лимитировано в связи с большим количеством сотрудников, курируемых  психологом.  Примером портативной психодиагностической методики является «Теппинг-тест» Е.П.Ильина, где процедура диагностики силы НС длится 30 секунд. Для сравнения, процедура методики В.С.Мерлина «Угашение с подкреплением» (тоже для диагностики силы НС) длится 40-45 минут, что существенно ограничивает возможность ее практического использования.

Портативная аппаратура характеризуется компактными габаритами и небольшим весом. Благодаря этому она удобнее в эксплуатации (особенно в полевых условиях) и проще в  материально-техническом обеспечении (хранение, транспортировка, ремонт). Примером портативного прибора может служить «Активациометр», представляющий собой компактный «дипломат» весом 4 - 4,4 кг.

9. Принцип моделируемости. Предполагает, во-первых, правомерность и целесообразность осуществления психодиагностики и психокоррекции в условиях моделирования соответствующей деятельности (ситуации). Необходимость такого моделирования может быть, в частности, связана с диагностикой и формированием  качеств, обеспечивающих надежность в экстремальных ситуациях, когда диагностика (коррекция) в реальных экстремальных ситуациях опасна или невозможна. Примером использования этого принципа является моделирование  экстремальной ситуации при диагностике надежности и ее компонентов (Ю.А.Цагарелли, 2009).

Во-вторых этот принцип предполагает целесообразность использования  упрощенных моделей, взаимодействие которых отражает сложное свойство. Это актуально, если, например, необходимо диагностировать или формировать ту же надежность в экстремальной ситуации как сложное свойство. Целостный диагноз о надежности, а тем более, ее комплексное формирование осуществляется путем предварительной диагностики (формирования) ее компонентов.  Ибо интегральный показатель надежности, находящийся на метасистемном уровне, отражает только общие тенденции, постепенно конкретизируемые при переходе к компонентам надежности более низких уровней (психоэмоциональной устойчивости, стабильности, саморегуляции и др.). Это также реализовано в методике Ю.А.Цагарелли (2009).

10. Принцип доступности предполагает доступность диагностических  и коррекционных методик и аппаратуры для массового использования в обычных (в т.ч. – полевых) условиях работы практического психолога. Включает в себя: а) доступность и удобство  в получении и интерпретации данных; б) возможность получения необходимой для психолога справочно-обучающей  информации из самой коррекционно-диагностической системы; в) доступность в приобретении (доступная цена), что во многом, обеспечивается технологичностью и серийностью производства. Все это учтено в АПК «Активациометр».

11. Принцип автоматизации. Предполагает целесообразность максимально возможной автоматизации процедуры диагностики или коррекции, обработки и интерпретации результатов. Это, во-первых, экономит время психолога и клиента, что согласуется с принципом портативности. Во-вторых, освобождает психолога от рутинной работы для творческой. В-третьих, повышает точность обработки результатов.

Реальное осуществление принципа автоматизации зависит от масштабов и направления использования компьютерных технологий. Например, в АПК «Активациометр» эти технологии используются в пяти направлениях: 1) программа, «зашитая» в микропроцессоре прибора, обеспечивает функционирование прибора и  его диалог с компьютером; 2) программа, установленная на внешнем компьютере автоматизирует все этапы диагностики и формирования банка данных, отображает текущие и итоговые результаты,  обрабатывает и интерпретирует  данные; 3) дополнительная программная оболочка позволяет компьютеризировать бланковые методики разных видов; 4) справочно-обучающая программа обеспечивает овладение прибором и методиками; 5) программа составления диагностических шкал автоматизирует процесс создания психограмм.

12. Принцип относительности. Предполагает приоритет относительных результатов исследования и коррекции над абсолютными. Для психокоррекции из этого следует, что об эффективности корректирующих (формирующих) воздействий следует судить не по абсолютному уровню выраженности того или иного качества, а по разности (Δ) между результатами контрольных срезов на различных этапах развития. Для психодиагностики  учет принципа относительности необходим при интерпретации результатов диагностики. Принимая, например, оперативное решение о допуске пилота к рейсу, в большей мере следует учитывать не абсолютный показатель его психоэмоционального состояния, а величину разности (Δ) между его индивидуальной нормой и показателем в данный момент.

 

1.3.   Аппаратурно-программный комплекс «Активациометр» 

как средство системной психологической диагностики

Единственным прибором для системной психологической диагностики в настоящее время является прибор «Активациометр Цагарелли» (АЦ),  серийно выпускаемый Международным научно-производственным объединением «Акцептор» с 1990 г. До 2001 г. выпускались приборы, работающие в ручном режиме без какого-либо программного обеспечения и связи с компьютером (модели АЦ-5 и АЦ-6). Одновременно с 1992 г. велась разработка нового поколения прибора «Активациометр» модели АЦ-9К, работающего в автоматическом режиме на базе диалога с компьютером. Параллельно разрабатывалось компьютерная программа, обеспечивающая диалог прибора АЦ-9К с персональным компьютером, а также автоматизацию процедуры диагностики, обработки результатов и  постановки диагноза.

Со временем возможности этой компьютерной программы все более расширялись, а ее функции пополнились новыми направлениями. Во-первых, появилась возможность автоматизировать обработку результатов исследований, проводимых в ручном режиме на приборе АЦ-6. Для этого результаты в процессе исследования вводят в компьютерные протоколы, формируя тем самым базу данных. Во-вторых, был создан ряд компьютерных диагностических методик, где программное обеспечение позволило компьютеру выполнять функции нескольких диагностических устройств. В-третьих, создана программная оболочка, позволяющая включать в общую диагностическую систему различные бланковые методики (опросники). Появились и иные возможности программного обеспечения, которые для удобства изложения описаны ниже.

В результате роль программного обеспечения стала сопоставимой с ролью прибора, что закономерно привело к естественному образованию аппаратурно-программного комплекса (АПК) «Активациометр». В настоящее время выпускается две модели АПК «Активациометр»: модель АЦ-6 и модель АЦ-9К. Рассмотрим их особенности.

 

1.3.1. Устройство аппаратурно-программного комплекса

«Активациометр АЦ-6».

 Аппаратурно-программный комплекс «Активациометр» модели АЦ-6 состоит из двух основных частей: прибора «Активациометр АЦ-6» и программного обеспечения.

Устройство прибора «Активациометр АЦ-6». На рис. 2 изображен прибор «Активациометр»  модели АЦ-6. Он размещен в корпусе 8 с крышкой 1 и ручкой 9 для переноса. Включает в себя восемь  следующих диагностических устройств.

1.     Устройство глазомера, содержащее:

- линейку 4, разделенную на 300 равных делений;

-   два ползунка 16, свободно передвигающихся по направляющей;

-    "слепую" линейку с риской в центре. Эта линейка при необходимости перемещается на место линейки с делениями  4 при помощи ручки 21.

2. Кинематометр, включающий в себя:

-    ползунок 16, свободно перемещающийся по направляющей;

-    линейку 4, разделенную на 300 равных делений.

3. Координациометр, включающий в себя два симметрично расположенных кинематометра.


1– крышка; 2 – ручки усилителей; 3 – головка регулировки индикатора; 4 – линейка с разнонаправленными шкалами; 5 – штеккер от щупов акупунктуры; 6 – контрольная кнопка; 7, 8 – металлические пластинчатые электроды; 9 - ручка для переноски прибора и опора для предплечья; 10 корпус; 11 – панель; 12 – кювета для тестирования по методу Р.Фолля; 13 – точечный электрод; 14 – щуп акупунктуры; 15 – зонный электрод; 16 – ползунок; 17 – стрелочный индикатор; 18 – кнопочные переключатели режимов работы; 19 – выдвижной контейнер для щупов акупунктуры; 20 – электрод для аурикопунктуры; 21 - ручка для перемещения линеек.

Рисунок 2. Общий вид прибора «Активациометр» модели АЦ-6

4. Активациометр, состоящий из следующих составных частей:

-    двух стрелочных индикаторов 17;

-    двух пар симметрично расположенных металлических пластинчатых электродов 7 и 8;

-    кнопочного переключателя режимов работы 18.

5. Детектор лжи, включающий в себя все вышеуказанные устройства. 

6. Универсальную диагностическую шкалу, содержащую:

-    пространственно-цифровую оценочную шкалу с разновекторной направленностью, размещенную на линейке 4.

-   две перемещающихся по ней риски, находящиеся на ползунках 16, для выставления положительной и отрицательной оценки.

Диапазон измерений шкалы: от минус 25 до плюс 25 баллов с точностью до 0,1 балла.

7. Устройство для акупунктурной диагностики, включающее в себя:

-  два стрелочных индикатора 17;

-  два щупа 14 с взаимозаменяемыми точечными 13, зонными 15 и аурикопунктурными 20 электродами;

-   два пассивных пластинчатых электрода  8;

-   два усилителя выходного сигнала с регулировочными ручками 2.

- кнопку 6 для контроля настройки каналов акупунктурной диагностики. 

8. Устройство для тестирования по методу Р.Фолля, включающее в себя:

-   устройство для акупунктурной диагностики,

-   кювету 12 для тестирования веществ органического и неорганического происхождения.

Программное обеспечение АПК «Активациометр АЦ-6».  В условиях отсутствия  диалога с ПК, программное обеспечение работает в режиме ввода данных с клавиатуры компьютера. Программа позволяет:

-         отображать текущую диагностическую информацию на мониторе компьютера в цифровом виде;

-         автоматически обрабатывать диагностические данные;

-         автоматически интерпретировать  результаты диагностики по единой 25 бальной шкале;

-         предоставлять отчеты результатов диагностики с выводом на печать;

-         накапливать банк данных по результатам диагностики;

-         автоматически составлять диагностические шкалы по различным выборкам испытуемых;

-         обучаться работе на приборе (в т.ч. самостоятельно) используя систему адресной помощи к каждой методике;

-         существенно расширить количество диагностических методик за счет включения компьютерных тестов.

 

1.3.2. Устройство аппаратурно-программного комплекса

«Активациометр АЦ-9К».

Аппаратурно-программный комплекс «Активациометр АЦ-9К» состоит из прибора модели «АЦ-9К» и программного обеспечения.

На рис. 3 изображен прибор «Активациометр»  модели АЦ-9К. Он работает в диалоговом режиме с персональным компьютером. Сигналы, поступающие от датчиков всех нижеописанных диагностических устройств прибора, проходят через аналогово-цифровой преобразователь и поступают в среду «Windows».

Прибор АЦ-9К размещен в корпусе 8 с крышкой 1 и ручкой 9 для переноса. Включает в себя пятнадцать  следующих диагностических устройств. 

1. Устройство для диагностики глазомера, содержащее:

-    линейку 4, разделенную на 300 равных делений;

-    два ползунка 16 со стрелками;

-    "слепую" линейку с постоянно видимой риской в центре и 10-ю рисками, симметрично удаленными от центральной риски. Эти  риски поочередно становятся видимыми благодаря  подсветке светодиодами.

-   «Слепая» линейка при необходимости перемещается на место линейки с делениями  4 при помощи ручки 5.

2. Кинематометр, включающий в себя:

-    ползунок 16 со стрелкой;

-    линейку 4, разделенную на 300 равных делений.

3. Координациометр, включающий в себя два симметрично расположенных кинематометра.

4. Активациометр, состоящий из следующих составных частей:

-    двух пар симметрично расположенных металлических пластинчатых электродов 7;

1– крышка; 2 – металлическая пластина для диагностики тремора;.3 – светодиод КЧСМ; 4 – линейка с разнонаправленными шкалами; 5 – ручка для перемещения линеек; 6 – кнопки испытуемого; 7 – металлические пластинчатые электроды; 8 – индикатор электропитания; 9 - ручка для переноски прибора и опора для предплечья; 10 корпус; 11 – панель; 12 – кювета для тестирования по методу Р.Фолля; 13 – аурикопунктурные электроды; 14 – щупы акупунктуры с точечными электродами и датчиками температуры; 15 – зонный электрод; 16 – ползунок; 17 – диск для теппинг-теста; 18 – спица для диагностики тремора; 19 – специальный щуп для теппинг-теста и диагностики тремора.

Рисунок 3. Общий вид прибора «Активациометр» модели АЦ-9К

 

-   цифровых индикаторов отображаемых на мониторе компьютера;

-   переключателей режимов работы (на мониторе компьютера).

5. Устройство для диагностики тремора, включающее в себя:

-    металлическую пластину с отверстиями 2;

-    щуп 19 с металлической спицей 18.

6. Устройство для проведения методики «Теппинг-тест», включающее в себя:

-    диск для теппинг-теста 17;

-    специальный щуп 19 с наконечником.

7. Устройство для регистрации критической частоты световых мельканий (КЧСМ), включающее в себя:

-   светодиод импульсов световых мельканий;

-   кнопку испытуемого 6;

-   цифровую индикацию отображаемую на мониторе компьютера.

8. Детектор лжи, включающий в себя все вышеуказанные устройства. 

9. Универсальную диагностическую шкалу, содержащую:

-  пространственно-цифровую оценочную шкалу с разновекторной направленностью, размещенную на линейке 4.

-  две перемещающихся по ней стрелки, находящиеся на ползунках 16, для выставления положительной и отрицательной оценки.

Диапазон измерений шкалы: от минус 25 до плюс 25 баллов с точностью до 0,1 балла.

10. Устройство для акупунктурной диагностики, включающее в себя:

- два щупа 14 с взаимозаменяемыми точечными, зонными 15 и аурикопунктурными 13 электродами;

- два пластинчатых электрода  7;

- два усилителя выходного сигнала с регулировочными ручками;

- диск 17 (или кювету 12) для настройки каналов акупунктурной диагностики. 

11. Устройство для диагностики температуры биологически активных точек (БАТ), включающее в себя:

-  два точечных датчики температуры, находящиеся в щупах 14;

-  цифровую индикацию отображаемую на мониторе компьютера;

12. Устройство для тестирования по методу Р.Фолля, включающее в себя:

-    устройство для акупунктурной диагностики,

-    кювету 12 для тестирования веществ органического и неорганического происхождения.

13. Устройство для диагностики надежности в экстремальной ситуации, включающее в себя:

- наушники;

- активациометр;

- устройство для диагностики глазомера;

- координациометр.

14. Устройство для диагностики простой двигательной реакции и реакции выбора, включающее в себя:

- светодиоды белого и красного цвета;

- две кнопки испытуемого;

- секундомер.

15. Устройство для диагностики чувства темпа, включающее в себя:

-  диск для теппинг-теста 17;

-  специальный щуп 19 с наконечником

-  метроном.

Программное обеспечение АПК «Активациометр АЦ-9К» состоит из двух частей: внутренней (внутриприборной) программы и внешней (компьютерной) программы. Это программное обеспечение имеет в сравнении с описанным в п.1.3.1, гораздо большие возможности и позволяет:

-  обеспечивать диалоговый режим прибора с компьютером;

-  отображать текущую диагностическую информацию на мониторе компьютера в цифровом виде;

-  автоматически предъявлять тестовые задания;

-  автоматически обрабатывать диагностические данные;

-  автоматически интерпретировать  результаты диагностики по единой 25 бальной шкале;

-  предоставлять отчеты результатов диагностики с выводом на печать;

-  накапливать банк данных по результатам диагностики;

-  автоматически составлять диагностические шкалы по различным выборкам испытуемых;

-  обучаться работе на приборе (в т.ч. самостоятельно) используя систему адресной помощи к каждой методике;

-  точно настраивать устройства прибора;

-  существенно расширить количество диагностических методик за счет включения компьютерных тестов.

 

1.3.3. Диагностические возможности АПК «Активациометр».

Общая схема возможностей системной диагностики на АПК «Активациометр» представлена в таблице 3. Рассмотрим возможности прибора по диагностике свойств, находящихся на различных уровнях структуры человека.

Прибор модели АЦ-6 включает в себя 8 диагностических устройств, а  в приборе модели АЦ-9К к этим диагностическим устройствам добавлено еще 7. Поэтому прибор модели АЦ-9К, обладая всеми диагностическими устройствами и возможностями прибора модели АЦ-6, имеет в сравнении с ним целый ряд дополнительных диагностических устройств и возможностей. В дальнейшем изложении эти дополнительные диагностические устройства и возможности, которые  имеет только модель АЦ-9К и не имеет  модель АЦ-6, обозначены знаком « ** ».

1. Соматические свойства  диагностируются тремя усовершенствованными нами устройствами: 1) устройством для акупунктурной диагностики, 2)** устройством для измерения температуры БАТ  и 3) устройством для тестирования по методу Р.Фолля (производного от метода акупунктурной диагностики).

 

Табл.3. Диагностические возможности АПК «Активациометр»

tbl

Обозначения к табл.3: ФАП – функциональная асимметрия полушарий головного мозга; ЭС – экстремальная ситуация;

Пояснение к табл.3. Обычным шрифтом обозначены диагностические устройства и возможности, которые  имеют как модель АЦ-6, так и модель АЦ-9К.  Подчеркнутым курсивом  и знаком «**» обозначены дополнительные диагно­стические устройства и возможности, которые  имеет только модель АЦ-9К и не имеет  модель АЦ-6.

Устройство для акупунктурной диагностики на приборе «Активациометр» позволяет получать более точные результаты исследования в сравнении с другими приборами за счет реализации следующих новых научно-технических решений.

1. Устранение общепринятого воздействия на пациента электрическим током: а) повысило валидность метода; б) сделало его экологически чистым, абсолютно безопасным и безвредным для пациента.

2. Создание двухканальной диагностики: а) расширило диагностические возможности метода; б) повысило надежность устройства.

3. Создание усилителей выходного сигнала: а) повысило чувствительность устройства; б) дало возможность выставлять индивидуальную акупунктурную норму, что повышает точность диагностики.

Кроме того, устройство для акупунктурной диагностики планируется использовать для диагностики свойств НС путем регистрации активности точек акупунктуры, сигнализирующих о состоянии НС.

** Устройство для диагностики температуры биологически активных точек (БАТ) способствует существенному расширению и уточнению акупунктурной диагностики. Ибо активация  точки наряду с биоэлектрическим показателем имеет и температурный показатель. Это устройство можно использовать и для измерения температуры различных участков тела, что имеет самостоятельную диагностическую ценность. Кроме того, в последние годы ведется работа по созданию атласа температурных точек, сигнализирующих о психологических особенностях человека

Устройство для тестирования по методу Р.Фолля позволяет диагностировать индивидуальную совместимость организма или отдельных органов с различными веществами органического и неорганического происхождения, а также совместимость между людьми на физиологическом (соматическом) уровне.

2. Психофизиологические свойства диагностируются пятью диагностическими устройствами активациометром, кинематометром, **устройством для диагностики силы-слабости нервной системы методом «Теппинг-тест»,  **устройством для регистрации критической частоты световых мельканий (КЧСМ) и устройством для измерения времени простой двигательной реакции и реакции выбора. 

Активациометр (именем которого позже был назван весь прибор) позволяет диагностировать: 1) активацию каждого полушария отдельно; 2) функциональную асимметрию полушарий (ФАП) как процентное соотношение между активацией левого и правого полушарий; 3) силу-слабость НС (по методу В.С.Мерлина).

В сравнении с другими устройствами для диагностики активации и ФАП активациометр отличается: 1) отсутствием «наводок», связанных с пропусканием через испытуемого электротока; 2) компактностью и простотой процедуры диагностики; 3) большей однозначностью интерпретации результатов за счет интегральности показателей активации каждого полушария; 4)**возможностью  работать в диалоговом режиме с компьютером.

Благодаря высокой чувствительности, это устройство позволяет диагностировать минимальные изменения активации и ФАП под влиянием различных внешних и внутренних воздействий.

Кинематометр позволяет диагностировать подвижность-инертность НС (раздельно по процессам возбуждения и торможения), а также баланс нервных процессов. Он представляет собой модифицированный нами вариант кинематометра Жуковского. Дугообразная шкала заменена прямой, а передвигающаяся платформа для предплечья – компактным ползунком. В результате модификации кинематометр получил следующие преимущества: 1) портативность, что позволило совместить его с другими диагностическими устройствами в общем корпусе; 2) равную приспособленность для испытуемых с любой мануальной асимметрией (как для правшей, так и для левшей); 3)**возможность  работать в диалоговом режиме с компьютером.

Устройство для измерения времени простой двигательной реакции и реакции выбора позволяет регистрировать время этих видов реакции с точностью до 1 миллисекунды.

**Устройство для реализации методики «Теппинг-тест» позволяет диагностировать силу-слабость НС по изменению во времени максимального темпа движений. Преимуществом данного устройства перед традиционным устройством с телеграфным ключом является отсутствие возможности какого-либо механического «заедания» или (и) сопротивления. Благодаря этому повышается естественность и чистота психомоторных действий испытуемого. Одновременно это устройство позволяет диагностировать максимальную частоту движений 

3. Психические (психоэмоциональные) состояния (ПС)диагностируются двумя диагностическими устройствами: с помощью активациометра и устройства для диагностики тремора.

Психические состояния физиологически основаны на суммарной активации обоих полушарий головного мозга. Поэтому для диагностики ПС на активациометре устройство для диагностики активации и ФАП дополнено сумматором активации полушарий. В сравнении с традиционной аппаратурой для измерения психоэмоциональных состояний путем регистрации КГР, это устройство: а) позволяет учитывать вклад активации каждого полушария в общее психоэмоциональное состояние, б) обладает повышенной точностью и чувствительностью, в)**позволяет  работать в диалоговом режиме с компьютером.

Благодаря этому активациометр позволяет регистрировать малейшие изменения психоэмоционального  состояния под влиянием различных воздействий: суггестивных, терапевтических, музыкальных, психотропных, педагогических, биоэнергетических, а также саморегулирующих. В этой связи мы предложили ряд производных методик для диагностики характеристик названных воздействий и индивидуальной чувствительности.

**Устройство для диагностики тремора во-первых, позволяет диагностировать силу эмоциональных переживаний, ибо тремор усиливается при переживании сильных эмоций.

Во-вторых, это устройство позволяет диагностировать состояние утомления, которое также усиливает тремор.

В-третьих, возможна диагностика патологического тремора возникающего при хронических отравлениях (например, при алкоголизме, наркомании), а также при некоторых других нервных и психических заболеваниях.

4. Психические процессы диагностируются четырьмя основными путями: 1) инструментальными методами, 2) путем экспертных оценок, 3) путем самооценок, 4) с помощью бланковых методик.  

С помощью инструментальных методов на приборе «Активациометр» диагностируются: ощущения и чувствительность в зрительном и двигательном анализаторах, чувство темпа, восприятие пространственных отрезков (глазомер), двигательная память, координация движений, ведущая рука, максимальная частота движений, особенности мышления, способность к саморегуляции. При этом в сложных свойствах (мышлении, двигательных способностях, способности к саморегуляции) диагностируются также их компоненты. Диагностика осуществляется с помощью активациометра, кинематометра, устройства для диагностики глазомера, координациометра, устройства для акупунктурной диагностики.

Для диагностики психических процессов методами экспертных оценок и самооценок используют разработанную нами универсальную оценочную шкалу с двумя скользящими по ней стрелками. Преимуществами этой шкалы являются: стандартность, универсальность, большая разрешающая способность, удобство процесса оценивания. Данная шкала позволяет с большей точностью использовать и бланковые методы.

5. Психологические свойства личности также диагностируются с помощью аппаратурных и неаппаратурных методов. 

Аппаратурными методами диагностируются: надежность в экстремальной ситуации, надежность психомоторной деятельности, психоэмоциональная устойчивость, устойчивость ФАП и мышления, эмоциональная реактивность, саморегуляция психических состояний, саморегуляция ФАП и мышления, стабильность. Для этого используют диагностическое устройство, включающее в себя: активациометр, координациометр и устройство для измерения глазомера.

Склонность к риску диагностируется с помощью модифицированной нами компьютерной методики реакции на движущийся объект (РДО).

Остальные психологические свойства личности диагностируются с помощью опросников и анкет. Если ответы на вопросы давать с помощью универсальной диагностической шкалы, это повысит точность диагностики, обеспечит  стандартизацию и цифровое выражение результатов.

6. Социально-психологические свойства также диагностируются с помощью опросников и анкет.  Если ответы на вопросы давать с помощью универсальной диагностической шкалы, это повысит точность диагностики, обеспечит  стандартизацию и цифровое выражение результатов.

7. Социальные свойства диагностируются с помощью социометрических методик, которые пока на приборе «Активациометр» не реализуются. Однако универсальная диагностическая шкала, как и в предыдущих случаях, дает возможность более точно ответить на вопросы, поставленные в социометрических анкетах, и привести к общему знаменателю полученные ответы.

Таким образом «Активациометр» дает возможность диагностировать свойства, находящиеся на всех иерархических уровнях структуры человека.

Системная детекция лжи. В спецслужбах и ряде других организаций «Активациометр» успешно применяют как детектор лжи. Нами разработана теория и методика системной детекции лжи, имеющей ряд отличий от традиционного подхода. Во-первых, наряду с физиологическими реакциями регистрируются и интеллектуальные. Во-вторых, предусмотрена реальная возможность фоновой диагностики индивидуально-психологических и личностных особенностей обследуемого, что повышает достоверность результатов детекции.

 Устройство для системной детекции лжи является универсальным и включает в себя все диагностические устройства прибора «Активациометр», описанные выше.

Изложению методики использования прибора «Активациометр» как детектора лжи посвящено специальное учебное пособие[1], прилагаемое к прибору.

Таким образом «Активациометр» дает возможность диагностировать свойства, находящиеся на всех иерархических уровнях структуры человека.

 

1.4.4. Особенности работы с программным обеспечением.

Практика показывает, что очень многие психологи используют возможности  программного обеспечения к АПК «Активациометр» совершенно недостаточно, а при работе на приборе модели «АЦ-6» вообще его не используют. Это ощутимо затрудняет процедуру диагностики, удлиняет время обработки результатов, обедняет теоретическую и практическую ценность работы.

В этой связи обратим внимание на особенности работы с программным обеспечением. 

Технические требования к компьютеру. Компьютер, на котором Вы устанавливаете  программное обеспечение АПК «Активациометр» любой модели должен иметь:

- Процессор с тактовой частотой не менее 300 МГц.

- Видеокарту, поддерживающую режим 800х600х16 млн. цветов.

- Оперативную память не менее 32 МБ.

- Звуковую карту.

-  Манипулятор типа «мышь».  

- Установленную операционную систему –Windows 98 и выше. 

Установка программного обеспечения. Для установки программного обеспечения:

1. Вставьте в CD-привод компьютера прилагаемый к прибору компакт-диск  с программным обеспечением. Если в вашей операционной системе Windows отключен режим автозапуска компакт-дисков, войдите в окно «Мой компьютер», выбрав и дважды щелкнув левой кнопкой мыши на иконке «Мой компьютер», обычно расположенной в левом верхнем углу рабочего стола Windows. Затем дважды щёлкните левой кнопкой мыши на иконке CD-привода.

2. Пользуясь клавишами установки программ в появившемся окне «Системная психодиагностика на приборе «Активациометр», установите BDE (нажав на клавишу «Установка BDE»), а затем программное обеспечение (нажав на клавишу «Установка программы»).

Одновременно, с помощью соответствующих клавиш Вы можете скопировать имеющиеся на компакт-диске учебные пособия: «Системная психологическая диагностика» и «Детекция лжи на приборе Активациометр», а также «Руководство по эксплуатации».

Нажмите на клавишу «Выход». Ярлык для запуска программы появится на рабочем столе и в меню «Пуск» в виде зеленого квадратика (иконки) с подписью «ATS-9К Main» или «ATS-6 Main» Извлеките компакт-диск из CD-привода компьютера. 

3. Кликните эту иконку двойным щелчком правой кнопки мышки. На короткое время появится экранная форма «Системная диагностика на приборе «Активациометр», а затем предупреждение о желательном разрешении дисплея. Нажмите клавишу «ОК». Появится главная экранная форма с титульной надписью: «Активациометр универсальный (автоматический ввод данных)» для модели АЦ-9К или «Активациометр универсальный (ручной ввод данных)» для модели АЦ-6.

Работа с системой помощи. Программа оснащена подробной системой помощи, которая выполняет функцию обучающей системы.

1. В главной экранной форме «Активациометр универсальный» нажмите клавишу «Помощь» и далее – «Руководство». Появится главная страница с титульной надписью: «Программа для работы с активациометром универсальным».

2. Обратите внимание на подчеркнутые заголовки, выделенные зеленым шрифтом, например, «Требования к системе», «Начало процедуры диагностики» и др. Если подвести курсор к любому такому заголовку, то он превращается в кисть руки. Нажатием левой кнопки мышки Вы вызываете соответствующую страницу помощи. Такие заголовки и способ вызова соответствующих справок характерны для всей системы помощи.

3. Для ознакомления с содержанием системы помощи нажмите клавишу «Содержание». Откроется окно с названиями разделов, каждый из которых открывается двойным щелчком левой клавиши мышки. Ответы на отдельные вопросы также открываются двойным щелчком левой клавиши мышки

4. Нужную справку можно найти и через клавишу «Указатель». После ее нажатия открывается алфавитный список заголовков справок. Найдите курсором-стрелкой необходимый заголовок и  выделите его синим цветом, нажав на левую клавишу мышки. Справочная страница вызывается через клавишу «Показать» или двойным щелчком левой клавиши мышки.

5. Экранная форма каждой диагностической методики содержит клавишу «Помощь». Нажав на эту клавишу, можно вызвать адресную помощь по конкретной методике.

  Работа со списком испытуемых.

1. Нажмите клавишу «Создать новый», после чего появится форма «Профиль испытуемого».

2. Обозначая курсором соответствующие строки, занесите фамилию, имя и отчество. Название пола испытуемого выберите из выпадающего списка, открывающегося при нажатии на клавишу «Мужской».

3. Обозначая курсором соответствующие цифры в строке «Дата рождения», занесите число, месяц и год рождения. При этом в правой части экранной формы эти данные будут продублированы и указан день недели рождения.

4. Далее поочередно нажмите клавиши: «Сохранить» - «Создание нового» - «Выход». После этого в списке появятся данные нового испытуемого. С помощью клавиши «Внести поправки» можно скорректировать уже существующие данные испытуемого.

5. Клавиша «Исключение из списка» удаляет испытуемого из списка вместе со всеми результатами его диагностики.

Начало процедуры диагностики.

Для того чтобы начать процедуру диагностики, следует:

1. Выбрать строку испытуемого, стрелкой-курсором и, щелкнув левой клавишей мышки, выделить эту строку синим цветом.

2. Затем нажмите клавишу "Переход к диагностике", расположенную слева внизу от таблицы испытуемых. На экране появится меню выбора вида диагностики, выполненное в виде аналога многоуровневой иерархической структуры человека (рис.1).

3. Размещение курсора мыши над тем или иным пунктом меню приведёт к появлению справа названий диагностических методик, соответствующих данному уровню иерархической структуры.

4. Выберите нужную методику (ее название окрасится в синий цвет) и  щелкните по ней левой клавиши мыши. После этого откроется экранная форма с титульным названием выбранной диагностической методики.

5. При необходимости обратитесь к адресной помощи по проведению выбранной методики через клавишу «Помощь».

6. Для возврата к выбору испытуемого нужно нажать кнопку "Назад" в правом верхнем углу.

Работа с базами данных.

1. Эта работа начинается с конфигурирования баз данных. В главной экранной форме «Активациометр универсальный» нажмите клавишу «База данных». В открывшемся списке выберите название "Конфигурация базы", которое окрасится в синий цвет. Щелкните по нему левой клавишей мышки. После этого откроется диалоговое окно под названием "Конфигурация базы". В окне конфигурации базы представлен список существующих баз данных. Заголовок окна показывает, какая база данных открыта в данный момент. В списке существующих баз данных обязательно присутствует база данных DEFAULT – это база по умолчанию и ее нельзя удалить, она используется, если нет необходимости создавать отдельные базы данных по группам испытуемых.

Для совершения операций с базой данных ее необходимо выделить в списке с помощью левой клавиши мыши по соответствующей строке, или с помощью клавиш со стрелками, предварительно активировав список баз данных левой клавишей мыши.

2. Создание базы данных. В диалоговом окне "Конфигурация базы". Нажмите на клавишу «Создать базу», после чего откроется небольшое окно под названием «Создать базу».

В строку «Название» введите через клавиатуру компьютера название базы. Строка "Рабочий каталог" заполняется автоматически, предлагая создать базу в рабочем каталоге программы. Рабочий каталог создаваемой базы можно изменить, введя его с клавиатуры или выбрать его, нажав на кнопку "…", в этом окне.

После заполнения формы необходимо занести базу в список существующих баз, нажав на кнопку "Сохранить". После этого в окне "Конфигурация базы" появится название созданной базы и рабочий каталог.

3. Открытие базы данных. В окне "Конфигурация базы" левой клавишей мыши выделите нужную базу данных в списке существующих баз. Нажмите на клавишу "Открыть базу". После этого выводится информационное сообщение предлагающее подтвердить открытие базы путем перезапуска программы.

После нажатия на кнопку "Да", (что подтверждает перезагрузку базы), программа закончит свою работу и через несколько секунд автоматически снова откроется, загрузив выбранную базу данных.

В случае отказа от перезагрузки базы следует нажать клавишу "Нет".

4. Удаление базы данных осуществляется путем нажатия кнопки "Удалить базу" в окне "Конфигурация базы". Перед удалением базы данных ее необходимо выделить в списке существующих баз данных левой клавишей мыши.

После нажатия кнопки "Удалить базу" выводится информационное сообщение с целью подтверждения удаления базы. Нажав на кнопку "Да", то есть подтвердив свой выбор Вы удалите базу данных.

Следует учитывать, что удаление базы данных - одно из самых ответственных решений, которые могут быть приняты пользователем программы (наряду с удалением тестируемого).

В результате удаления базы данных автоматически удаляются ВСЕ тестируемые, находившиеся в данной базе и данные их диагностик. Поэтому удалять базы данных следует с особой осторожностью. В случае отказа от удаления базы следует нажать клавишу "Нет".

5. Распределение испытуемых по группам. Осуществляется с целью объединения испытуемых в группы, однородные по тем или иным показателям: полу, профессиональным особенностям, возрастным категориям, успешности деятельности и т.д.

В главной экранной форме «Активациометр универсальный» нажмите клавишу «База данных». В открывшемся списке выберите название "Перенос испытуемых", которое окрасится в синий цвет. Щелкните по нему левой клавишей мышки. После этого откроется диалоговое окно под названием название "Перенос испытуемых". Центральная часть этого окна содержит две панели, каждая из которых состоит из раскрывающегося списка с названием базы данных и таблицей, отображающей содержимое выбранной базы данных, под ним. Выбор базы данных осуществляется щелчком левой клавиши мыши по левому (правому) раскрывающемуся списку, при этом левая (правая) таблица под ним отображает содержимое выбранной базы данных.

Чтобы скопировать испытуемого из одной базы данных в другую необходимо выполнить следующие действия:

- в окне "Перенос испытуемых" в левом (правом) раскрывающемся списке выберите базу данных, в которую Вы будете копировать, а в правом (левом) раскрывающимся списке выберите базу данных, куда Вы будете копировать испытуемого.

- в левой (правой) таблице выберите испытуемого для копирования и нажмите кнопку ">>" ("<<").

После произведенных действий испытуемый скопируется в выбранную базу данных.

Для удобства работы с испытуемыми, при щелчке левой клавиши мыши на фамилии испытуемого в нижней части окна "Перенос испытуемых" отображается информация об испытуемом и список пройденных им тестов.

Вы так же можете удалить испытуемого из базы данных, выбрав его левой клавишей мыши в таблице и нажав на кнопку "Удалить испытуемого".

Если фамилия испытуемого скопирована в другую базу данных, то ее удаление из одной базы не влечет за собой удаления из другой базы.

Особенно внимательно относитесь к удалению фамилии испытуемого, если она не скопирована в другую базу данных. В этом случае вместе с удалением фамилии испытуемого автоматически удаляются и данные его диагностик!!торых учитывать, что  обеспечения: психологов нием

Обратите внимание на возможность ошибочного удаления, когда в правой и левой половинах окна "Перенос испытуемых" имеется одно и то же название базы. В этом случае одна и та же фамилия повторяется в обеих половинах окна, что может ошибочно восприниматься как наличие в двух базах  данных.

Работа со списком ситуаций.

Процедуры диагностики и сохранения в базе данных результатов исследования уровня активации и функциональной асимметрии полушарий головного мозга, психоэмоционального состояния, психоэмоциональной устойчивости, надежности в экстремальных ситуациях и др., предусматривают необходимость обозначения ситуации, в которой осуществляется исследование (или его часть).

1. Для выбора ситуации следует на управляющих окнах указанных видов диагностики нажать кнопку "Выбор ситуации". В результате появится диалоговое окно с названиями ситуаций: «Фоновая», «Стресс», «Деятельность».

Обозначьте синим цветом строку с названием нужной ситуации (в верхней части диалогового окна). Для этого можно использовать стрелку-курсор или клавиши клавиатуры компьютера со стрелками.

Нажмите клавишу "Выбор" в нижней строке диалогового окна. Вместо нажатия указанной клавиши можно произвести двойной щелчок левой кнопкой мыши по выбранной строке или нажать клавишу "Enter".

В случае отказа от выбора следует нажать клавишу "Выход".

2. Редактирование списка ситуаций. Помимо своего главного назначения - предоставления возможности выбора ситуации, вышеуказанное диалоговое окно предоставляет возможность редактирования списка ситуаций, а именно, позволяет: добавлять новые ситуации, изменять названия ситуаций, удалять ситуации.

3. Новая ситуация может быть добавлена к списку ситуаций непосредственно при проведении диагностики. Для этого в вышеуказанном диалоговом окне выбора ситуации следует нажать на клавишу "Новая". В результате появится маленькое диалоговое окно под названием «Новая ситуация».

Введите название новой ситуации через клавиатуру компьютера и нажмите клавишу "Создание нового". После этого введённая ситуация окажется в списке ситуаций.

В случае отказа от введения новой ситуации нажмите клавишу "Отмена".

4. Изменение названия ситуации производится в том же диалоговом окне выбора ситуации. Для изменения названия ситуации следует выполнить следующие действия:

Отметить нужную ситуацию (с помощью левой клавиши мыши или клавиш со стрелками на клавиатуре).

Нажать кнопку "Изменение" в диалоговом окне. В результате появится маленькое диалоговое окно «Название ситуации».

Следует исправить название ситуации через клавиатуру компьютера и нажать кнопку "Изменение". После этого новое название автоматически заменит старое списке ситуаций.

В случае отказа от изменения следует нажать клавишу "Отмена".

 5. Удаление названия ситуации производится в том же диалоговом окне выбора ситуации. Для удаления названия ситуации следует выполнить следующие действия:

Отметить нужную ситуацию (с помощью левой клавиши мыши или клавиш со стрелками на клавиатуре).

Нажать кнопку "Удаление" в диалоговом окне. В результате появится маленькое диалоговое окно «Предупреждение». Если Вы уверены, что хотите удалить эту ситуацию, что влечет за собой удаление результатов всех измерений, которые производились в условиях этой ситуации, то нажните клавишу «Да».

В случае отказа от удаления следует нажать клавишу "Нет".

Ввод дополнительных данных.

Окно ввода дополнительных данных позволяет заносить в программу информацию из каких то внешних систем, программ, методик и т.п. по каждому испытуемому.

1. Для открытия этого окна в главной экранной форме «Активациометр универсальный» нажмите клавишу «Дополнительные данные». После этого откроется диалоговое окно с титульным названием «Ввод дополнительных данных».

Это окно поделено на 2 части. Левая часть предназначена для списка названий вводимых данных с указанием даты и времени ввода информации в систему. Правая часть предназначена для записи содержания дополнительных данных.

2. Для введения названия записи необходимо нажать на кнопку "Создать запись".  После этого откроется диалоговое окно под названием «Выберите запись из списка или создайте новую». Если имеется список, в котором есть нужное название записи, то выделите это название синим цветом с помощью левой клавиши мышки. Затем нажмите клавишу «Ok».  После этого в окне «Ввод дополнительных данных» появится данное название, а также дата и время ввода.

3. Создание нового названия записи. В случае отсутствие в списке нужного названия нажмите на клавишу «Создать», находящуюся в нижней строке окна.  После этого откроется маленькое окно под названием «Ввод данных». Введите новое название через клавиатуру компьютера и нажмите на кнопку "Ок". После этого в окне «Ввод дополнительных данных» появится данное название, а также дата и время ввода.

В случае отказа от введения новой записи следует нажать кнопку "Cancel".

4. Экспорт записи в отчет по всем испытуемым. Если Вы хотите, экспортировать новую запись в отчет по всем испытуемым, то сделайте следующее.

-  В окне «Выберите запись из списка или создайте новую» выделите синим цветом строку с нужным названием записи.
-  Нажимая на клавишу "Экспорт (да/нет)", выберите «да» в графе «Экспорт в отчет».
-  Если Вы выбрали "нет", то данная запись не будут отображаться в Отчете по всем испытуемым.

5. Введение текста записи. После ввода названия записи в окно «Ввод дополнительных данных», можно ввести и сам текст записи. Для этого обозначьте курсором мышки правую часть этого окна и введите необходимую информацию через клавиатуру компьютера.

Внимание! При вводе числовых значений используйте в качестве разделителя целой и дробной части – точку.

Если Вы хотите ввести информацию из буфера обмена, то нажмите на правую клавишу мышки в правую части окна и нажмите на надпись «Вставить».

6. Просмотр и распечатка отчета по записям. В нижней строке окна «Ввод дополнительных данных» нажмите на клавишу "Показать отчет». После этого появится первая страница отчета. Для перехода на следующую страницу нажмите кнопку ► в верхней строке экранной формы, а для перехода на предыдущую страницу – кнопку  ◄. Для перехода на последнюю страницу нажмите кнопку ►I, а для перехода на первую страницу – кнопку  I◄. Для распечатки отчета нажмите на кнопку «Печать» или «Параметры печати».

7. Удаление записи. В окне «Ввод дополнительных данных» выделите синим цветом название записи, которую Вы хотите удалить. Нажмите на клавишу "Удалить запись" в нижней строке окна. В появившемся окошечке «Удаление записи» на вопрос «Продолжить?» ответьте, нажав на кнопку «Да». После этого будут удалено как название, так и содержание записи. В случае отказа от удаления записи следует нажать кнопку "Нет".

Просмотр результатов

1. Выберите интересующего Вас испытуемого в списке верхней части таблицы главной экранной формы. Для этого поставьте стрелку курсора на нужную фамилию и нажмите левую клавишу мышки. После этого выбранная строка окрасится в синий цвет.

2. Если на данного испытуемого имеются сохранённые результаты, то в нижней части главной экранной формы откроется список пройденных им диагностических методик. Этот список находится слева и имеет надпись «Название диагностики». Выберите в этом списке интересующую Вас методику диагностики. Для этого поставьте стрелку курсора на нужную строку и нажмите левую клавишу мышки.

3. После этого в центральном списке под названием «Дата тестирования  Ситуация» появляется дата и время результатов диагностики по данной методике. Если с помощью данной методики получено несколько результатов, то появится список, включающий в себя дату и время каждого результата.

Если в диагностической методике обозначена ситуация (например – фоновая), то к дате и времени результата добавляется обозначение ситуации.

4. Выберите интересующий Вас результат стрелкой и выполните двойной щелчок левой клавишей мыши по времени, идентифицирующему этот результат, или нажмите клавишу «Просмотр» в правой колонке «Результаты». После этого появится окно диагностики, заполненное интересующими Вас первичными результатами.

Вывод отчета и печать результатов

1. Выберите в таблице главной экранной формы интересующего Вас испытуемого. Затем следует воспользоваться клавишами правого столбца "Результаты".

2. Для вывода отчёта по одному результату следует предварительно выбрать интересующий результат в списке «Дата тестирования».

Нажмите на клавишу «Отчет по одному». Появится страница отчета только по выбранному результату.

Для распечатки отчета нажмите на кнопку «Печать» или «Параметры печати» в верхней строке экранной формы. 

3. Для вывода общего отчёта по результатам всех проведенных исследований нажмите на клавишу «Общий отчет». Появится экранная форма «Общий отчет», дающая возможность выбора результатов диагностик для включения в отчет.

Убирая с помощью левой клавиши мышки галочку на строке той или иной методики, Вы исключаете из общего отчета результаты по этой методике. Повторным нажатием на данную кнопку Вы можете вернуть галочку на место. Убрать все галочки сразу Вы можете, нажав на клавишу «Сбросить все», а вернуть все галочки на место - нажав на клавишу «Выделить все».

Завершив выбор диагностик для включения в отчет, нажмите на клавишу «Показать отчет». После этого появится первая страница обобщенного отчета. Для перехода на следующую страницу нажмите кнопку ► в верхней строке экранной формы, а для перехода на предыдущую страницу – кнопку  ◄. Для перехода на последнюю страницу нажмите кнопку ►I, а для перехода на первую страницу – кнопку  I◄. Для распечатки обобщенного отчета нажмите на кнопку «Печать» или «Параметры печати».

4. В результате выбора любого из этих подпунктов появляется окно предварительного просмотра, содержащее данные в том виде, в котором они будут распечатаны. Оно содержит также управляющие кнопки. При подведении курсора мыши к каждой из этих кнопок появляется окно подсказки, поясняющее назначение кнопки. Нажатие кнопки "Закрыть" вызовет закрытие окна предварительного просмотра без печати результатов.

5. Для сохранения результатов в файл необходимо после закрытия большой страницы отчета в оставшейся малой экранной форме «Общий отчет» нажать клавишу «Сохранить в файл». Далее действуйте по обычной схеме сохранения файла в системе WORD.

6. В малой экранной форме «Общий отчет» предусмотрена возможность выведения диаграмм по результатам исследования. Для этого нажмите клавишу «Показать диаграмму». После этого появится первая страница с диаграммами. Для перехода на следующую страницу нажмите кнопку ► в верхней строке экранной формы, а для возврата на предыдущую страницу – кнопку  ◄. Для перехода на последнюю страницу нажмите кнопку ►I, а для возврата на первую страницу – кнопку  I◄. Для распечатки диаграмм нажмите на кнопку «Печать» или «Параметры печати».

Работа с диагностическими нормативами

Программа для работы с активациометром универсальным позволяет создавать диагностические шкалы для определенной группы испытуемых.

В главной форме «Активациометр универсальный» выберите левой кнопкой мыши клавишу «База данных». Далее из выпадающего списка выберите «Диагностические нормативы». Откроется диалоговое окно «Конфигурация нормативов».

В столбце «Название норматива» выберите левой кнопкой мыши нужный норматив. При этом строка окрасится в синий цвет.

В окне “Конфигурация нормативов” представлен список диагностических нормативов, для которых можно создать и просмотреть диагностическую шкалу.

Напротив каждого норматива в списке стоит значение поля “Вычислять автоматически”. Значение “нет” означает, что данный норматив будет интерпретироваться по стандартной диагностической шкале; значение “да” позволяет интерпретировать норматив по диагностической шкале, вычисленной на основе статистики по группе испытуемых. Значение поля “Вычислять автоматически” можно изменить, нажав на кнопку “Вычислять автоматически (да/нет)”, предварительно выделив норматив в списке левой клавишей мыши.

Окно “Конфигурация нормативов” содержит меню “Параметры”. При щелчке левой клавиши мыши по данному пункту меню вызывается окно “Параметры”.

Окно “Параметры” содержит поле “Искать в таблицах других диагностик”. Поставив или сняв щелчком левой клавиши мыши галочку с названия норматива Вы тем самым разрешите или запретите программе использовать данные по этому нормативу из таблиц других диагностик (данные различных нормативов, таких как величина ПС или ФАП, могут содержаться в таблицах других диагностик и может возникнуть необходимость в их использовании). В поле “Автоматическое вычисление нормативов” можно задать минимальное число испытуемых. Данное значение задает минимальное число испытуемых, при котором нормативы будут интерпретироваться автоматически по статистическим шкалам.

Диагностическую шкалу выделенного норматива можно просмотреть, нажав на кнопку “Просмотр нормативов”.

Окно просмотра диагностических шкал содержит диагностическую шкалу, которая используется для интерпретации того или иного норматива.

Название норматива, для которого строится диагностическая шкала, отображается в заголовке окна.

Окно просмотра диагностических шкал так же содержит:

- поле “Количество испытуемых”. Оно отображает число испытуемых, данные диагностик которых использовались для вычисления диагностической шкалы (если в окне “Конфигурация нормативов” напротив норматива стоит значение “нет”, то количество испытуемых отображается знаком “-”).

- раскрывающийся список “Ситуация”. В нем представлены три основных вида ситуаций: фоновая, стресс и деятельность. При выборе одной из ситуаций левой клавишей мыши формируется диагностическая шкала для данной ситуации. Раскрывающийся список “Ситуация” отображается, если данный норматив поддерживает работу с ситуациями.

- раскрывающийся список “Вид нервного процесса”. В нем представлены два вида нервных процессов: процесс возбуждения и процесс торможения. При выборе одного из процессов левой клавишей мыши формируется диагностическая шкала для данного процесса. Раскрывающийся список “Вид нервного процесса” отображается только для диагностического норматива “Коэффициент баланса нервных процессов”.

- раскрывающийся список “Пол”. При выборе мужского или женского пола левой клавишей мыши формируется диагностическая шкала для данного пола.

- раскрывающийся список “Возраст”. В нем представлены следующие возрастные группы: до 14 лет, от 14 до 19 лет, от 20 до 29 лет, от 30 до 39 лет, от 40 до 49 лет, от 50 до 59 лет, более 60 лет. При выборе определенной возрастной группы левой клавишей мыши формируется диагностическая шкала для данной группы. Раскрывающийся список “Возраст” отображается только для диагностического норматива “Величина ПС”.

- кнопка “Копировать таблицу в буфер”. При ее нажатии диагностическая шкала на экране копируется в буфер обмена компьютера с целью последующей ее вставки в другие приложения в виде текста.

При невозможности создать диагностическую шкалу в силу отсутствия данных для анализа выводится соответствующее сообщение.

 

1.4. Проверка качества  методик

для системной психологической диагностики

Каждая методика для системной психологической диагностики подвергается  проверке на соответствие трём основным требованиям: стандартизации, надёжности и валидности. Попутно отметим, что такой проверке должны подвергаться и любые другие психодиагностические методики.

 

Стандартизация методик

для системной психологической диагностики

Стандартизация - это единообразие процедуры проведения и оценки  выполнения  теста (А.Анастази, 1982). Необходимость стандартизации вызвано тем, что каждая методика для системной психологической диагностики в отличие от исследовательской психологической методики рассчитана на широкий круг пользователей. Она создаётся для практических психологов и должна обеспечивать получение идентичных результатов каждым из них на одних и тех же обследуемых. Исходя из приведенного определения, стандартизация предполагает: 1)  единообразие процедуры диагностики и 2) единообразие интерпретации и оценки  результатов  диагностики.

Стандартизация процедуры диагностики

Эта стандартизация предполагает выполнение следующих требований:

1. Унификация инструкций. Это требование предполагает наличие отдельных унифицированных инструкций, как для испытуемого, так и для диагноста. В некоторых изданиях две эти инструкции объединены в единую, без выделения отдельной инструкции испытуемому. В таком случае о действиях испытуемого говорится в третьем лице, например: «Испытуемый построчно отыскивает и подчеркивает слова, стараясь не пропустить ни одного слова и работая быстро».

Однако в реальной работе диагност непосредственно обращается к испытуемому в первом лице. Кроме того, все большее распространение приобретают компьютеризированные методики, предполагающие возможность предъявления  унифицированной инструкции испытуемому на дисплее компьютера (как, например, в системной психодиагностике). Поэтому инструкция испытуемому должна быть выделена отдельно. Ей следует дать подзаголовок «Инструкция испытуемому», а содержание взять в кавычки, например, «В предложенном задании отыскивайте и выделяйте левой кнопкой мыши общеизвестные слова…».

  Унификация инструкции для диагноста предполагает однозначность ее понимания диагностами с разным уровнем профессиональной подготовки и опытом работы. Поэтому  инструкция должна быть изложена простым и понятным языком. Поскольку устная инструкция может варьироваться разными исследователями, она недостаточно соответствует требованию унификации.  Поэтому  инструкция должна быть зафиксирована в письменном виде.

Исходя из вышеизложенного, осуществлена унификация инструкций в методиках системной психологической диагностике на АПК «Активациометр». Инструкции зафиксированы в письменном виде в прилагаемом к прибору учебном пособии, а также в системе помощи программного обеспечения. Благодаря этому инструкции сообщаются испытуемым одинаковым образом. 

2. Унификация стимульного материала.  Это требование предполагает, что при проведении процедуры диагностики каждому испытуемому предъявляется один и тот же стимульный материал по содержанию, цвету, размеру и т.п. Наиболее полное выполнение этого требования обеспечивает аппаратурная и компьютерная диагностика. Ибо неизменность стимульного материала обеспечивается техническими возможностями аппаратуры компьютера и программного обеспечения.

В аппаратурных методиках системной психологической диагностики унификация стимульного материала обеспечивается стандартностью приборов «Активациометр»  в условиях серийного производства. Так, все приборы оснащены стандартными по яркости и цвету светодиодами, воздействующими на зрительный анализатор (например, при измерении времени реакции), стандартными шкалами глазомера и координациометра, стандартными световыми мельканиями (при измерении лабильности НС), стандартными звуковыми сигналами (при моделировании экстремальной ситуации) и т.д. 

В компьютерных методиках унификация стимульного материала обеспечивается стандартностью программного обеспечения. Так, в методике диагностики избирательности внимания стандартны не только предъявляемые ряды букв, но и их местоположение, вид и размер шрифта, читабельность, а в таблице Шульте (для диагностики переключаемости внимания) стандартны как местоположение квадратов с цифрами, так и их размер, цвет, жирность.

3.  Унификация непосредственной процедуры диагностики предполагает единообразное осуществление процедуры разными исследователями. В методиках системной психологической диагностики на АПК «Активациометр» эта унификация обеспечивается точными и подробными письменными указаниями пошагового алгоритма проведения каждой методики.  Эти указания содержатся в подпунктах «Процедура диагностики» учебного пособия, прилагаемого к прибору, а также в системе помощи программного обеспечения. В еще большей мере выполнение этого требования обеспечивается автоматизацией процедуры диагностики. Примером могут являться автоматизированные процедуры диагностики лабильности НС, чувства темпа, времени простой и сложной реакции, склонности к риску, силы НС и др.

4. Унификация способов регистрации результатов диагностики обеспечивается на АПК «Активациометр» с помощью автоматизации регистрации результатов, а также взаимосвязанной с автоматизацией простотой и однородностью соответствующих действий испытуемого и диагноста (например, простого нажатия на одну и ту же клавишу или кнопку).

5. Унификация условий проведения обследования обеспечивается, прежде всего, конструктивными особенностями прибора «Активациометр». Так, унификация прижатия пластинчатых электродов (при диагностике активации полушарий мозга)  обеспечивается стандартным подпружиниванием. Каждый из четырех пластинчатых электродов размещен на специальной подложке, оборудованной четырьмя стандартными пружинами. При  нажатии подложка утапливается на стандартную глубину, что сигнализирует о  достаточности нажатия. Унификация сигнала при акупунктурной диагностике обеспечивается возможностью точной настройки каждого канала с помощью специальных усилителей, а также стандартными характеристиками щупов. Унификация местоположения руки испытуемого (в двигательных методиках) обеспечивается стандартным расположением ползунков и стандартной подставкой для предплечья и т.д.

Вместе с тем следует учитывать, что унификация условий проведения обследования зависит и от других факторов: во-первых, необходимо соблюдение общепринятых санитарно-гигиенических стандартов относительно температуры воздуха, освещенности, чистоты воздуха, отсутствия посторонних раздражителей и т.д. Во-вторых, желательна однородность функциональных и психоэмоциональных состояний испытуемых (если сами эти состояния не являются предметом исследования).

Стандартизация критерия оценки результатов диагностики.

Эта стандартизация предполагает выявление статистической нормы, являющейся критерием для  интерпретации результатов. На начальном этапе создания и модификации методов системной психологической диагностики стандартизация методик, ориентированных на норму, осуществлялась традиционным путем. Методика проводилась на большой представительной выборке испытуемых, которая ничем не отличалась от той, для которой данная методика предназначена. На этой группе испытуемых, называемой  выборкой стандартизации, разрабатывались нормы, указывающие на средний уровень выполнения, а также на его относительную вариативность выше и ниже среднего уровня. В результате оценивались разные степени выраженности измеряемого параметра, что позволяло определить положение конкретного испытуемого относительно выборки  стандартизации  (как это рекомендует А. Анастази, 1982, т.1).

Таким путем были созданы диагностические шкалы, которые по умолчанию использовались для интерпретации результатов соответствующей диагностической методики. Если в процессе такой стандартизации выявлялись значимые половые или возрастные различия, то создавались диагностические шкалы, учитывающие эти различия. Например, значимые половые различия были выявлены относительно времени сложной двигательной реакции выбора. Поэтому были созданы диагностические шкалы отдельно для мужчин и женщин (табл.1).

 При этом мы учитывали опыт зарубежной психодиагностики, где для более точного оценивания степени выраженности измеряемого параметра и положения конкретного испытуемого относительно выборки  стандартизации стали использовать процентили.

 

Таблица 1. - Диагностическая шкала подвижности нервной системы по времени двигательной реакции выбора

 

Время реакции выбора (в миллисекундах)

Диагноз

Мужчины

Женщины

Левая рука

Правая рука

Левая рука

Правая рука

<  =

<  =

<  =

<  =

Баллы

Разряд

377

350

371

343

390

365

421

402

25

 

Очень подвижная

( 5 )

404

377

399

371

416

390

439

421

24

430

404

426

399

441

416

458

439

23

457

430

454

426

467

441

476

458

22

484

457

482

454

492

467

495

476

21

495

484

494

482

503

492

506

495

20

 

Подвижная

( 4 )

506

495

505

494

514

503

518

506

19

517

506

517

505

524

514

529

518

18

528

517

529

517

535

52

541

529

17

539

528

540

529

546

535

552

541

16

550

539

551

540

558

546

562

552

15

 

Средняя

( 3 )

561

550

562

551

568

558

572

562

14

571

561

574

562

578

568

582

572

13

582

571

585

574

589

578

592

582

12

593

 

582

 

596

585

600

589

602

592

11

606

593

608

596

616

600

619

602

10

 

Инертная

( 2 )

620

606

620

608

631

616

636

619

9

633

620

633

620

647

631

654

636

8

647

633

645

633

662

647

671

6,6

7

660

647

657

645

678

 

 

662

 

688

671

6

703

660

701

657

731

678

731

688

5

 

Очень инертная

( 1 )

746

703

745

701

784

731

775

731

4

789

746

788

745

837

784

818

775

3

832

789

832

788

890

837

862

818

2

875

832

876

832

943

890

905

862

1

Процентиль -  это  процентная  доля  индивидов  из выборки стандартизации,  первичный результат которых равен или ниже данного первичного показателя.  Процентили указывают на относительное положение индивида в выборке стандартизации.  Их также можно рассматривать,  как ранговые градации, общее число которых равно 100,  с той лишь разницей,  что при ранжировании принято начинать отсчет сверху,  т.е.  с лучшего члена группы, получающего ранг 1.  В случае же  процентилей  отсчет  ведется снизу, поэтому чем ниже процентиль, тем хуже позиция индивида. Для удобства процентили объединяются в децили (по 10 процентилей) и в квартили (по 25 процентилей).

Появление процентилей явилось для психодиагностики большим прогрессивным шагом как в отношении стандартизации методик, так и в отношении повышения точности диагнозов. Ибо процентиль дал возможность достаточно точного отражения оценки на  непрерывном континиуме диагностируемого свойства.

Однако для российского заказчика психологических услуг понимание диагноза, поставленного в процентилях, нередко вызывает затруднение. Многие недостаточно подготовленные люди ассоциируют процентиль с процентом. Однако процентили обычными процентными показателями не являются. Если процент правильно выполненных заданий является  первичным  показателем, то процентиль - это производный показатель, указывающий на долю от общего числа членов группы. Первичный результат, который ниже любого показателя, полученного в выборке стандартизации, имеет нулевой процентильный ранг (Р0). Результат, превышающий  любой  показатель  в выборке стандартизации,  получает процентильный ранг 100 (Р100).  Эти процентили, однако не означают нулевого или абсолютного результата выполнения теста.

В этой связи в нашей системе мы взяли за основу шкалирования пятибалльную оценку, традиционную для российской системы образования. Достоинствами пятибалльной шкалы является ее общеизвестность для любого россиянина, учившегося в школе, а также ее универсальность (возможность ставить оценку по любой дисциплине). Однако недостатком  пятибалльной шкалы является ее грубость, мешающая дифференциации (точности) оценки. Для устранения этого недостатка каждый из пяти баллов  школьной оценки был превращен в разряд, а каждый из пяти разрядов разделен на пять баллов. В результате получена 25 балльная диагностическая шкала, включающая в себя 5 разрядов по 5 баллов каждый (см. табл.1).

Выборка стандартизации

При разработке и применении любой точки отсчета следует обращать особое внимание на выборку испытуемых, на которой проводится стандартизация диагностической методики. В математической статистике принято различать такие понятия, как генеральная совокупность (популяция) и выборка.  Всякая большая совокупность людей, которую хотели бы исследовать или относительно которых собираются делать выводы, называется генеральной совокупностью.  Выборка - это часть или подмножество совокупности. Проводить исследование всей популяции  не принято. Обычно из нее выделяют  группу людей - выборку стандартизации - которая реально подвергается тестированию, и с ее помощью оценивается генеральная совокупность. Чтобы оценки носили достоверный характер, выборка должна быть репрезентативна, представительна рассматриваемой популяции, т.е. ее вероятностные свойства должны совпадать или быть близкими к свойствам генеральной совокупности.

Отбор испытуемых в выборку  стандартизации осуществляется следующим образом:

1) дается определение популяции с выделением в ее структуре переменных, значимых и малозначимых для изучаемого психического явления (возраст, образование, профессия и т.д.);

2) популяция делится  на части в соответствии со значимыми переменными;

3) испытуемые отбираются в случайном порядке и пропорционально численности каждой значимой части совокупности. Случайный отбор может осуществляться по алфавиту, по таблице случайных чисел или другим способом. Важно, чтобы у всех представителей популяции были равные шансы попасть в выборку стандартизации. Это условие подразумевает, что каждый выбор не зависит от остальных.

Впрочем, подавляющее большинство диагностических методик стандартизовано не для  столь широких популяций, как генеральная совокупность. Трудно рассчитывать, что по какому-либо тесту можно получить адекватные нормы для таких обширных популяций, как, например, “взрослые мужчины” или “дети 14-летнего возраста”. Выборки, ориентированные на широкие популяции, не всегда репрезентативны и чаще всего бывают смещены в тех или иных отношениях (т.е. некоторые подгруппы популяции могут быть представлены непропорционально своей численности).

Таким образом, одним из способов обеспечения репрезентативности выборки является ограничение популяции. Ограничить популяцию можно по разным признакам: по возрасту, полу, социальному происхождению, профессии,  социально-экономическому статусу,  здоровью и т.д. Такая популяция определяется как специфическая и стандартизация диагностических методик осуществляется на узконаправленных выборках, которые репрезентативны специфической популяции. Информация о том, для какой специфической популяции были разработаны  нормативные показатели диагностической методики, должна содержаться в методическом руководстве к методике.

Объем выборки может варьироваться в широких пределах, но ее минимальный порог, необходимый для  получения достоверных результатов, - порядка 200 человек (Гайда В.К., Захаров В.П., 1982).

Вышеизложенное свидетельствует о том, что стандартизация любой психодиагностической методики существенно осложняется необходимостью выполнения требований к выборке стандартизации. Особенно сложно выполнить требования для узконаправленных выборок, которые репрезентативны специфической популяции.

Для решения этой проблемы в рамках системной психологической диагностики на АПК «Активациометр» разработан уникальный программный продукт, позволяющий автоматически составлять диагностические шкалы (нормативы) для любой выборки испытуемых с учетом ее специфики. Описание этого программного продукта и инструкции по его использованию изложены в подпункте «Работа с диагностическими нормативами» параграфа 1.3.

Такой подход, во-первых, существенно облегчил и ускорил  процедуру стандартизации критерия оценки результатов диагностики. Во-вторых, позволил полностью решить проблему стандартизации диагностических методик для узконаправленных выборок, которые репрезентативны специфической популяции. Попутно отметим, что любая популяция является специфической в большей или меньшей мере. В третьих, явился универсальным инструментом автоматизации процесса составления психограмм  (см. Ю.А.Цагарелли, 2005).

 

Надёжность психодиагностических методик

“Надежность”  - это относительное постоянство,  устойчивость,  согласованность результатов методики при её  применении  на одних и тех же испытуемых.  Как пишет А. Анастази (1982),  вряд ли можно с доверием относиться к тесту интеллекта, если по нему  в начале недели ребенок имел показатель,  равный 110,  а к концу - 80.

К. М. Гуревич (1975)  понимает надежность как: 1) надежность самого измерительного инструмента; 2) стабильность изучаемого признака; 3) константность, т. е. относительную независимость результатов от личности экспериментатора. Каждый из этих признаков в отдельности не может рассматриваться в качестве необходимой и достаточной характеристики надежности. Только методика, располагающая всеми тремя признаками надежности, наиболее пригодна для практического применения.

Определение надежности самого измерительного инструмента. От того, как составлена методика, насколько правильно подобраны задания с точки зрения их взаимосогласованности, насколько она однородна, зависит точность, объективность любого психологического измере­ния. Внутренняя однородность методики показывает, что ее задания актуализируют одно и то же свойство, признак.

Для проверки надежности измерительного инструмента, говорящего о его однородности (или гомогенности), используется метод «расщепления». Он предполагает сопоставление разных частей теста между собой, например, первой половины теста со второй. Однако в последнем случае результаты проверки могут быть искажены влиянием врабатываемости, тренировки, утомления.

В этой связи целесообразнее делить задания на четные и нечетные, а результаты двух полученных рядов коррелировать между собой. Например, методика диагностики глазомера включает в себя 13 заданий: 7 нечетных и 6 четных. При сопоставлении этих двух рядов между собой методом корреляции Пирсона получен высокий коэффициент корреляции (r =0,92). Это свидетельствует о высокой надежности данной методики по критерию однородности.

Определение стабильности изучаемого признака. Для проверки стабильности диагностируемого признака, свойства используется прием, известный под названием тест-ретест. Он за­ключается в повторном обследовании испытуемых с помощью той же методики. О стабильности признака судят по коэффициенту корреля­ции (как правило,  ранговой) между результатами первого и второго обследований. Стабильность тем выше, чем больше каждый испыту­емый сохраняет свой порядковый номер в выборке.

На степень стабильности диагностируемого свойства существенно влияет вышеописанная стандартизация процедуры диагностики. Если первое тес­тирование проводилось в утренние часы, то и повторное должно быть проведено утром; если первый опыт сопровождался предварительным показом заданий, то и при повторном испытании это условие также должно быть соблюдено и т. д.

При определении ретестовой стабильности признака большое значение имеет промежуток времени между первым и вторым обследованиями. Чем ко­роче срок от первого до второго испытания, тем (при прочих равных условиях) больше шансов, что диагностируемый признак сохранит уровень первого испытания. С увеличением временного интервала стабильность признака имеет тенденцию снижаться, так как возраста­ет число посторонних факторов, влияющих на нее. Однако если срок между первым и вторым опытами небольшой, то некоторые испытуемые могут воспроизвести свои прежние ответы по памяти и таким образом отойдут от смысла выполнения заданий. В этом случае результаты двух предъявлений методики уже нельзя рассмат­ривать как независимые.

При определении промежутка времени между первым и вторым обследованиями следует учитывать иерархическое положение диагностируемого  свойства. Ибо согласно закономерности метронома, чем на более высоком иерархическом уровне находится свойство, тем медленнее оно изменяется, но тем больше диапазон (амплитуда) этих изменений (Ю.А.Цагарелли, 2002). Например, психические процессы изменяются медленнее психических состояний, но быстрее психологических свойств личности. При этом диапазон изменения психических процессов больше диапазона изменений психических состояний, но меньше диапазона изменений психологических свойств личности. Происходит это потому, что психические процессы занимают более высокий иерархический уровень, чем психические состояния, но более низкий, чем психологические свойства личности.

Интерпретация коэффициента стабильности измеряемого свойства зависит от сущности этого свойства. Если методика исследует достаточно устойчивое свойство, то коэффи­циент стабильности должен быть высоким, не ниже 0,8. Если методика исследует свойство, которое в период диагностики находится в процессе интенсивного развития, то коэффициент стабильности может оказаться невысоким, но это не следует интерпретировать как недостаток методики. Такой коэффициент стабильности является показателем изменений (развития) исследу­емого свойства. Некоторые методики направлены на исследование изменчивости диагностируемого свойства. Например, методики диагностики ситуативных показателей активации полушарий мозга и психоэмоционального состояния.  В этом случае нестабильность диагностируемого свойства отнюдь не означает ненадежность методики.

В системной психологической диагностике на АПК «Активациометр» решение вопроса о стабильности измеряемого свойства не является однозначным и зависит от сущности самого диа­гностируемого свойства. В этой связи на континууме стабильность – изменчивость мы выделяем три основные группы диа­гностируемых свойств.

К первой группе относятся достаточно устойчивые свойства, в частности, типологические свойства НС. При повторном обследовании испытуемых с помощью методик для диагностики свойств НС, получены высокие коэффициенты ранговой корреля­ции между результатами первого и второго обследований. Так повторное обследование лабильности НС с помощью методики регистрации критической частоты световых мельканий (КЧСМ) выявило, что коэффициент стабильности находится на самом высоком уровне значимости. Об этом свидетельствует коэффициент ранговой корреляции: 0,96;  p< 0,001. Аналогичный результат (r= 0,97;  p< 0,001) получен А.П.Кашиным (1971). В исследовании Т.Б.Бундыч (1973) выявлена высокая стабильность отдельно по показателям слияния световых мельканий (r= 0,87;  p< 0,001) и их разделения (r= 0,97;  p< 0,001). Высокий коэффициент стабильности выявлен и при повторном обследовании силы НС по методике «Теппинг-тест»: (r= 0,92;  p< 0,001), а также подвижности процессов возбуждения (r= 0,91;  p< 0,001) и торможения (r= 0,90;  p< 0,001) по двигательной методике Е.П.Ильина.

Ко второй группе относятся свойства, которые достаточно эффективно развиваются в том числе, в процессе проведения соответствующей методики. Так повторное обследование глазомера, проведенное через 5 дней после первого исследования выявило меньший, чем в предыдущих случаях, коэффициент стабильности (r= 0,73;  p< 0,001). После целенаправленного развития глазомера путем многократного повторения процедуры исследования коэффициент корреляции между результатами первого и последнего обследований   стал еще меньше (r= 0,58;  p< 0,001), что является показателем изменений (развития) исследу­емого свойства. Аналогичные результаты получены при повторных исследованиях координации движений, переключаемости и распределения внимания, проприорецептивной чувствительности и др.

К третьей группе относятся наиболее изменчивые свойства. Это ситуативные показатели активации и функциональной асимметрии полушарий головного мозга,  психоэмоционального состояния. Повторные обследования этих свойств, проведенные даже через 2-3 часа после первого исследования, в ряде случаев не имеют значимой корреляции с первым исследованием. Это естественно, ибо соответствующие диагностические методики направлены на исследование изменчивости данных свойств. По данным Р.Ф.Сулейманова (см. раздел 3.1 настоящей книги), повышение показателей активации головного мозга, повышение психоэмоционального состояния на занятиях связано с повышением активности учащегося, а понижение – с пассивностью. Изменение функциональной асимметрии полушарий обусловлено специфическими требованиями решаемых умственных задач. В этих случаях нестабильность диагностируемых свойств отнюдь не означает ненадежность методик.

Определение константности диагностической методики.  Константность методики - это независимость ре­зультатов, полученных с ее помощью,  от личности экспериментатора.

Хотя любая диагностическая методика снабжается инструкциями по ее применению, указаниями по проведению процедуры диагностики, очень трудно регламентировать манеру поведения экспериментатора, скорость его речи, тон голоса, паузы, вы­ражение лица. Испытуемый в своем отношении к опыту всегда отразит то, как сам экспериментатор к этому опыту относится (допускает небрежность или действует точно в соответствии с требо­ваниями процедуры, проявляет требовательность, настойчивость или бесконтрольность и т. п.) (М.К.Акимова и К.М.Гуревич, 2008).

Коэффициент константности определяется путем корреляции ре­зультатов двух опытов, проведенных в относительно одинаковых ус­ловиях на одной и той же выборке испытуемых, но разными экспери­ментаторами. Коэффициент корреляции не должен быть ниже 0,8.

В системной психологической диагностике на АПК «Активациометр» проблема константности методики решается, во-первых, с помощью автоматизации процедуры диагностики и упрощения требований к диагносту по ее проведению. Чем больше процедура диагностики автоматизирована и чем она проще, чем меньшую роль здесь играет диагност, тем меньше у него возможностей непроизвольно повлиять на испытуемого и на ход эксперимента. Во-вторых особое внимание обращается на точность и унификацию письменных инструкций как для испытуемого, так и для диагноста (подробнее см. выше в п. «унификация инструкций»).

Например, автоматизированные процедуры диагностики лабильности НС, простой  и сложной реакции, склонности к риску, РДО, чувства темпа и др. сводят функцию диагноста лишь к запуску процедуры диагностики нажатием на клавишу. Диагност при этом ничего не говорит,  не совершает действий, предполагающих возможность допустить небрежность или бесконтрольность. Поэтому влияние его личности на ре­зультаты диагностики незначимо. Об этом свидетельствуют высокие корреляции ре­зультатов двух опытов, проведенных разными экспери­ментаторами в одинаковых ус­ловиях на одной и той же выборке испытуемых. Во всех случая коэффициенты корреляций оказались не ниже 0,92;  p< 0,001.

Валидность психодиагностических методик

Валидность — это комплексная характеристика, вклю­чающая, с одной стороны, сведения о том, пригодна ли методика для измерения того, для чего она была создана, а с другой стороны, ка­кова ее действенность, эффективность, практическая полезность. По определению А. Анастази: «Валидность теста — понятие, указывающее нам, что тест измеряет и на­сколько хорошо он это делает» (1982, кн. 1, с. 126).

Ненадежная методика не может быть валидной. Но самая надежная методика, не соответствующая требованию валидности является практически бесполезной.

Исходя из вышеизложенного определения валидности, она имеет два основных аспекта: теоретический и практический (прагматической). Теоретическая валидность - это валидность измерительного инструмента, т. е. самой мето­дики. Соответствующая проверка называется теоретической валидизацией. При теоретической валидизации исследователя интересует само свойство, измеряемое методикой. Здесь имеет место собственно психологическая валидизация. Прагматическая валидность относится не столько к самой методике, сколько к цели ее ис­пользования. При прагматической валидизации суть предмета измерения (пси­хологического свойства) оказывается вне поля зрения. Главный акцент сделан на то, чтобы доказать, что «нечто», измеряемое методикой, имеет связь с определенными областями практики (М.К.Акимова и К.М.Гуревич, 2008).

Целью теоретической валидизации является доказательство, что методика измеряет именно то свойство, качество, которое является предметом измерения. Поэтому важно выявить достоверную взаимосвязь между психологическими явлениями и их показателями, посредством которых эти психологические явления пытаются познать. Такая проверка показывает, насколько замысел автора и результаты методики совпадают.

Проще провести теоретическую валидизацию новой ме­тодики, если для измерения данного свойства уже имеется методика с доказанной валидностью. Наличие корреляции между новой и ана­логичной, уже проверенной методикой указывает на то, что разработан­ная методика измеряет то же психологическое качество, что и эталонная. И если новый метод одновременно оказывается более портативным и экономичным в проведении и обработке результатов, то целесообразно использовать новый инструмент вместо старого. Установление степени связи с родственной методикой называется конвергентной валидностью. Теоретическая валидность методики доказывается также путем сопоставления результатов с показателями, где, исходя из гипотезы, значимых связей не должно быть. Метод выявления отсутствия связи с методиками,  имеющими  другое теоретическое основание называется дискриминантной валидностью.

Сложнее провести теоретическую валидизацию методики при невозможности такой проверки. В этом случае для раскрытия психологического  смысла методики особенно важен анализ информации об изу­чаемом свойстве, анализ теоретических предпосылок и эксперимен­тальных данных, а также достаточный опыт работы с методикой.

В любом случае важно, чтобы методика была тщательно проработа­на в теоретическом плане, т. е. чтобы имелась прочная, обоснованная научная база. Тогда при сопоставлении методики с взятым из повсе­дневной практики внешним критерием, соответствующим тому, что она измеряет, может быть получена информация, подкрепляющая теоре­тические представления о ее сущности. Использование диагностических методик без отчетливой теоретической базы лишь с чисто эмпирическим обоснованием чревато опасностью псевдонаучных выводов и неоправданных практических реко­мендаций. Если теоретическая валидность доказана, то ин­терпретация полученных показателей становится более ясной и одно­значной, а название методики соответствует сфере ее применения.

В системной психологической диагностике на АПК «Активациометр» вопросу теоретической валидизации методик уделено большое внимание. В описании каждой диагностической методики первый раздел посвящен теоретическому анализу и осмыслению сущности измеряемого свойства и показателей, посредством которых это свойство диагностируется. Если методика отличается существенной новизной или (и) измеряемое свойство имеет в научной литературе неоднозначную трактовку, объем данного раздела соответственно увеличивается. Например, в описании методики диагностики активации и функциональной асимметрии полушарий головного мозга (см. Ю.А.Цагарелли, 2009, раздел 2.1.1) теоретическому обоснованию методики посвящено 8 страниц.

Прагматическая валидность проверяется методом сопоставления результатов диагностической методики с независимым от методики внешним критерием успешности в той или иной деятельности (учебной, профессиональной и т. п.). Если взаимосвязь между ними признается удовлетворительной, то делается вывод о достаточной прагматической валидности диагностической ме­тодики (практической значимости, эффективности, действенности).

Прагматическая валидизация предусматривает проверку методики с точки зрения ее практической эффективности, значимости, полезности, поскольку диагностической методикой име­ет смысл пользоваться только тогда, когда доказано, что измеряемое свойство проявляется в определенных жизненных ситуациях, в опре­деленных видах деятельности. Внешний критерий должен отвечать трем основным требованиям: 1) он должен быть релевантным; 2) свободным от помех (контаминации); 3) надежным (К.М. Гуревич, 1970).

Под релевантностью понимается смысловое соответствие диа­гностического инструмента независимому жизненно важному крите­рию. Внешний крите­рий и диагностическая методика должны находиться между собой во внутреннем смысловом соответствии, быть качественно однородны­ми по психологической сущности. Необходимо найти такой критерий, который по ха­рактеру выполняемых операций соотносим с методикой, а не с успешностью  профессиональной деятель­ности в целом. Ибо успешность может зависеть от нескольких критериев.

Например, на АПК «Активациометр» можно осуществить  методику диагностики координации движений. Она измеряет индивидуальные особенности координации движений, умение координировать движения, выполняемые разными конечностями.  Внешний критерий здесь - проявление именно этих умений (умений координировать движения в гимнастических упражнениях, танце, фигурном катании и т.д.).

Релевантность методики непосредственно связана с практическим применением результатов, полученных с ее помощью. Характерно, что заключительный раздел описания каждой диагностической методики посвящен рекомендациям по практическому использованию метода и результатов диагностики (см. Ю.А.Цагарелли, 2002, 2009). Эти рекомендации даны на основании литературных данных, результатов многочисленных исследований и наблюдений.

Требования свободы от помех (контаминации) вызываются тем, что, например, учебная или производственная успешность зависит, с одной стороны, от индивидуальных особенностей человека, измеряемых методиками, а с другой стороны - от ситуации, условий учебы, труда, кото­рые могут нивелировать применяемый критерий.

Поэтому при валидизации методик мы отбирали для исследо­вания испытуемых, которые находились в относительно оди­наковых условиях, например, студентов одной группы, сотрудников одного подразделения МВД, спортсменов  одного клуба и т.д.

В некоторых случаях приходится корректировать влияние помех. Эта корректировка носит статистический характер. Так, например, академическую успеваемость  студентов учитывали не по абсолютным значениям, а в отношении к средней успеваемости студентов, имеющих аналогичные условия.

Критерий надежности. Когда говорят, что критерий должен иметь статистически достовер­ную надежность, это означает, что он должен отражать постоянство и устойчивость исследуемой функции (М.К.Акимова, К.М.Гуревич, 2008).

Как указывают М.К.Акимова и К.М.Гуревич: «у большей части анкет данные по их валидности сомнительны, так как трудно найти адекватный внешний критерий, отвечающий тому, что они измеряют (2008, с. 101).

Найти адекватный внешний критерий для аппаратурных методик, образующих системную психологическую диагностику, гораздо проще. Ибо их процедуры предполагают действия испытуемого, целесообразные с точки зрения  взаимодействия с внешним миром и соответствующие внешнему критерию. Например, испытуемый в ходе измерения времени реакции должен реагировать  на вспышку лампочки на панели прибора. В качестве внешнего критерия этой методики может явиться быстрота его реакции, на световой раздражитель,  например, на рабочем месте.

Некоторые аппаратурные методики сами основаны на внешнем критерии. Поэтому его определение сложности не представляет. Так внешним критерием ведущей руки является точность мануальных движений. Правша точнее выполняет движения правой рукой, а левша - левой. На этом построена методика диагностики ведущей руки. Испытуемый с закрытыми глазами (чтобы избежать влияния ведущего глаза) выполняет заданные движения одновременно двумя руками с максимально возможной точностью.

В таких случаях для вычисления количественного показателя — коэффициента ва­лидности — сопоставляются результаты, полученные при применении диагностической методики, с данными, полученными по внешнему критерию тех же лиц. При этом мы  используем корреля­цию по Пирсону. Ибо в нашем случае успех в деятельности, являющейся внешним критерием прямо пропорцио­нален успеху в выполнении диагностической пробы. Учитывая, что в практической психологии используется больше тысячи АПК «Активациометр», на каждом из которых исследуются сотни людей, набрать необходимую по численности выборку испытуемых (более 200 человек) обычно не представляет сложности. Если в процессе создания и валидизации аппаратурной методики коэффициент валидности оказывается ниже 0,62, то методика подлежит доработке или отбраковывается.

Для доказательства валидно­сти методик используют клинические оценки, представляющие собой качественное описание сущности изучаемого свой­ства без опоры на статистическую обработку.

Учитывая, что, как показано выше, многие аппаратурные методики являются критериально-ориентированными, целесообразно использовать валидизацию «по содержанию» (логическую валидность). В ряде случаев проводится сопо­ставление успешности по тесту с экспертными оценками (например, преподавателей или руководителей).

Валидностъ «по одновременности», или текущая валидность,
определяется с помощью внешнего критерия, по которому инфор­мация собирается одновременно с экспериментами по проверя­емой методике. Например,  в период испытания собираются данные по текущей успеваемости, производительности труда и т. д. С ними сопоставля­ют результаты успешности по диагностической методике.

Прогности­ческая валидностъ. Определяется также по внешнему крите­рию, но информация по нему собирается через некоторое время
после испытания. Внешним критерием здесь является способность человека к тому виду дея­тельности, для которой он оценивался по результатам диагнос­тических испытаний.

 Ретроспективная валидность определяется на основе критерия, отражающего события или состояние качества в прошлом. Дает возможность быстрого получения сведе­ний о предсказательных возможностях методики. Так, для проверки того, в какой мере хорошие результаты теста РДО соответствуют эффективности стрельбы по движущимся мишеням, можно сопоставить прошлые показатели стрельбы у лиц с высокими и низкими на данный момент диагностически­ми показателями.

Завершая данный раздел, отметим, что вышеописанная проверка качества  методик для системной психологической диагностики с помощью прибора  «Активациометр» осуществлялась не только разработчиками методик и прибора на базе Международного научно-производственного объединения «Акцептор». Отнюдь не менее разносторонняя и объективная проверка осуществлена (в течение 20 лет) такими ведущими ведомствами и научными центрами СССР и России как Министерства здравоохранения СССР, РФ и РТ, Институт психологии Российской Академии наук, МВД РФ и РТ, Центр подготовки космонавтов им.Ю.А.Гагарина, Министерство гражданской авиации СССР, Министерство культуры СССР, Государственный Таможенный Комитет РФ, ГУИН РФ, Министерство образования РТ, ВНИИ охраны труда, ВНИИ противопожарной обороны, ВНИИ среднего специального образования и мн. др. По результатам проверок на соответствие требованиям стандартизации, надежности, валидности выданы документы, подтверждающие качество методик и прибора.

Так, в «Заключении о психодиагностических возможностях активациометра» Центра подготовки космонавтов им.Ю.А.Гагарина № 203/Э от 6.05.1994 г. сказано, что по результатам лонгитюдного экспериментально-клинического испытания, проведенного с мая 1993 г. по март 1994 г.: «Активациометр» имеет большие возможности в проведении комплексных медико-биологических, психофизиологических и психологических исследований в широком диапазане решения экспериментально-клинических и психодиагностических задач. Выявлена особая перспективность использования аппарата в оценке типологической нейродинамики и динамики функциональных состояний (утомление, переутомление, астенизация и др.)». Сделан вывод: «Прибор «Активациометр» может использоваться в комплексе с другими методами для диагностики функционального состояния космонавтов в процессе полготовки и обеспечения космических полетов».

В отзыве на прибор «Активациометр» НИИ традиционных методов лечения МЗ РФ от 2 июня 1993 г. № 99/14 говорится: «Лабораторией клинической биофизики НИИ ТМЛ МЗ РФ проведена апробация прибора «Активациометр» при комплексных нейрофизиологических исследованиях функциональных состояний мозга и биологически активных точек (БАТ) у клинически здоровых испытуемых, находящихся в состоянии спокойного бодрствования и в условиях адаптации к различным психоэмоциональным нагрузкам. Апробация прибора показала высокую корреляцию установленных с его помощью показателей с показателями функциональной активации и асимметрии полушарий мозга, измеряемыми традиционными электрофизиологическими методами. Технические возможности прибора позволяют быстро, надежно и безопасно контролировать в динамике подвижность и устойчивость индивидуальных психофизиологических показателей, психоэмоциональной и психомоторной активности, способности к саморегуляции, психокоррекции».

В заключении ВНИИ противопожарной обороны МВД РФ № 13/735 от 19.11.1997 г. указано, что на основании комплексных психофизиологических исследований, проведенных на пожарных, аварийно-спасательных отрядах,  горноспасателях и статистического анализа «выявлены диагностическая и прогностическая ценность регистрируемых прибором показателей, надежность получаемой информации. Установлено, что психоэмоциональная устойчивость и правосторонняя асимметрия головного мозга, регистрируемые прибором «Активациометр» вошли в число признаков, прогнозирующих мотивационные, личностные и психофизиологические причины работоспособности и стрессоустойчивости обследованного контингента как в штатном, так и в аварийном режиме деятельности. .. Результаты 8-летнего применения «Активациометра-АЦ6» для нужд ГПС МВД России позволяют рекомендовать его к внедрению в область психологического обеспечения работников опасных и вредных проыессий, он включен в перечень обязательных приборов для оснащения психологической службы ГПС, в том числе, для проведения профориентации, профотбора, комплектации команд, повышения эффективности диагностической и психокоррекционной работы». 

Полные фотокопии этих и многих других заключений, сертификатов и отзывов (всего 36 документов) находятся на сайте: www.actseptor.ru.

Серьезная проверка и подтверждение качества методик и прибора осуществлены также при выполнении многочисленных теоретических и экспериментальных исследований, проведенных на базе многих ВУЗов и НИИ при написании докторских и кандидатских диссертаций, дипломных и бакалаврских работ.   

 

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ НАДЕЖНОСТИ В ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ В РАЗЛИЧНЫХ ВИДАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

2.1. Структура надежности в экстремальной ситуации

и ее интегрального показателя

В настоящее время происходит огромное количество бедствий, катастроф и террористических актов. Человек так или иначе психологически вовлечен в экстремальную ситуацию: как ее инициатор, или как жертва, или как очевидец.

Согласно статистике, причиной большинства техногенных катастроф является «человеческий фактор».  Это является следствием недостаточной изученности проблемы надежности человека в экстремальной ситуации, следствием отсутствия системы  оценки, прогнозирования и повышения надежности в экстремальной ситуации (ЭС). Этим и обусловлена актуальность данного исследования.

Технические науки, разрабатывая проблему надежности, рассматривают методы обеспечения эффективности работы объектов (изделий, устройств, систем) в процессе эксплуатации. Основные понятия и показатели теории надежности базируются на построении математических моделей рассматриваемых объектов, важное место занимают методы теории вероятности и математической статистики.

В работах Ю.А.Цагарелли надежность рассматривается как свойство человека безошибочно, устойчиво и с необходимой точностью выполнять поставленную задачу в условиях экстремальной ситуации. Автор отмечает, что надежность в экстремальной ситуации  является комплексной, интегративной характеристикой личности и подчеркивает необходимость применения системного подхода при ее изучении. Структуру надежности в экстремальной ситуации  составляют: надежность психомоторной деятельности, психоэмоциональная устойчивость, устойчивость мышления, подготовленность, саморегуляция, стабильность.

Стержневой проблемой поведения человека в экстремальных условиях является успешность его адаптации к этим условиям, адекватность поведения и эффективность деятельности, которые во многом зависит от сформированности  у человека надежности в экстремальной ситуации.

 Целями нашего исследования явились: 1) определение удельного веса каждого из компонентов структуры надежности человека в экстремальной ситуации, 2) выявление специфических особенностей структуры надежности у сотрудников силовых ведомств.

Для достижения второй цели испытуемые были разделены на две группы. Испытуемыми основной группы явились 120 сотрудников силовых ведомств (УГПС, УИН, ОВД).  Контрольная группа состояла из 150 испытуемых – представителей различных гражданских профессий (работники торговли, учителя и др.), а также студентов. Диагностика надежности в экстремальной ситуации проводилась на приборе «Активациометр АЦ – 9К» по методике Ю.А. Цагарелли.

Для того чтобы выяснить удельный вес компонентов надежности в экстремальной ситуации: 1) суммарный показатель надежности был сопоставлен с показателем каждого компонента структуры надежности; 2) учитывая значимость полученных коэффициентов корреляций, определили удельный вес каждого компонента структуры надежности в ЭС.

В обеих группах получены значимые положительные корреляции всех компонентов надежности в экстремальной ситуации с ее интегральным показателем (табл.1), что свидетельствует о наличии достоверных прямопропорциональных связей  между ними.

Таблица 1.

Коэффициенты корреляций компонентов надежности в экстремальной ситуации с ее интегральным показателем

 

Группы испытуемых

ПУ

УПДЭС

СПС

УФАП СФАП

Стаб. фон.

Стаб. экстр.

Основная (п = 120чел.)

0,20* 0,41*** 0,57*** 0,45*** 0,31*** 0,29** 0,42***

Контрольная  (п=150 чел.)

0,16* 0,35*** 0,35*** 0,54*** 0,47*** 0,29*** 0,39***

Обозначения: ПУ – психоэмоциональная устойчивость, УПДЭС – устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации, СПС – саморегуляция психических состояний,  УФАП – устойчивость функциональной ассиметрии полушарий и мышления,  СФАП - саморегуляция ФАП и мышления; Стаб.фон. – стабильность психомоторной деятельности в фоновых условиях,  Стаб.экстр. - стабильность психомоторной деятельности в экстремальных условиях, * - р≤0,05, ** - р≤0,01, *** - р≤0,001.

Взяв за условную единицу наименьший коэффициент корреляции (в данном случае между интегральным показателем надежности и психоэмоциональной устойчивостью), мы рассчитали относительный удельный вес каждого компонента структуры надежности (табл.2).

Таблица 2.

Удельные веса компонентов надежности в экстремальной ситуации 

 

Контрольная группа

Основная группа

 

Удельный вес

Удельный вес

В усл. един.

В %

В усл. един.

В %

ПУ

1

6

1

7

УПДЭС

2,3

14

2,1

16

СПС

2,3

14

2,9

21

УФАП

3,6

21

2,3

17

СФАП

3,1

18

1,6

12

Стаб.фон.

1,9

11

1,5

11

Стаб.экстр.

2,6

16

2,1

16

 

Обозначения такие же, как  в табл.1

Полученные результаты существенно уточняют традиционные представления о значимости компонентов структуры надежности в экстремальной ситуации. Так, общепринято считать основным ее компонентом психоэмоциональную устойчивость. Во многих работах по психологии спорта, психологии правоохранительной деятельности, психологии экстремальных ситуаций надежность в ЭС сводится к психоэмоциональной устойчивости.

В нашем исследовании мы получили значимые корреляции психоэмоциональной устойчивости с интегральным показателем надежности в экстремальной ситуации как в основной (r=0,20, при р≤0,05), так и в контрольной группах (r=0,16, при р≤0,05). Однако выявлено, что психоэмоциональная устойчивость в структуре надежности имеет наименьший удельный вес, только 6% в контрольной и 7% - в экспериментальной группе. Несмотря на разногласие с общепринятым мнением, эти результаты представляются закономерными.

Для эффективной деятельности в экстремальной ситуации наиболее значимыми оказались: в контрольной группе - устойчивость мышления, психомоторики, стабильность, а в основной – саморегуляция психоэмоциональных состояний и также устойчивость мышления и психомоторики. Основная же роль же психоэмоциональной устойчивости, по-видимому заключается в  снижении отсроченных во времени последствий негативных психических состояний (например, посттравматического синдрома). 

Высокие коэффициенты положительных корреляций УФАП с интегральным показателем надежности в экстремальной ситуации как в основной (r=0,45; р≤0,001), так и в контрольной (r=0,54; р≤0,001) группах свидетельствуют, что устойчивость функциональной асимметрии полушарий (УФАП), обусловливающая устойчивость мышления, занимает наибольший в контрольной группе (21%) и второй по значимости в основной группе (17%) удельный вес в структуре надежности в экстремальной ситуации.

Некоторые считают, что устойчивость мышления как компонент надежности в экстремальной ситуации необходима только для руководителей различного уровня, для исполнителей же важна устойчивость психомоторной деятельности. Однако результаты нашего исследования свидетельствуют о большом удельном весе устойчивости ФАП и мышления в структуре надежности в экстремальной ситуации для любого человека, как руководителя, так и исполнителя.

Неоспоримо, что для руководителей устойчивость мышления очень важна. Но и для исполнителей устойчивость мышления в экстремальной ситуации имеет большое значение. Ибо экстремальная ситуация «ломает» привычные для исполнителя алгоритмы действий, заставляет постоянно переосмысливать изменение ситуации, принимать ответственные решения относительно своих действий. От того, насколько развита устойчивость мышления, зависит адекватность и эффективность исполнительных действий. Если мышление неустойчиво, то любая «ломка» алгоритма в случае возникновения экстремальной ситуации приводит к краху деятельности. Устойчивость мышления компенсирует для исполнителей «ломку» алгоритма действий и ведет к поведению, адекватному возникшей ситуации.  Таким образом, устойчивость мышления заслужено занимает одно из ведущих мест в структуре надежности в экстремальной ситуации как для руководителей, так и для исполнителей. В экспериментальной группе УФАП также имеет большой удельный вес (17%), уступая место лишь способности к саморегуляции  психических состояний, которая имеет здесь наибольший удельный вес (21%) в структуре надежности.

Второе место в иерархической структуре надежности в экстремальной ситуации в контрольной группе по удельному весу  (18%) занимает саморегуляция мышления. Она имеет положительную, значимую (r=0,47, при р≤0,001) корреляцию с интегральным показателем надежности в экстремальной ситуации. В основной группе саморегуляция мышления занимает только пятое место в иерархической структуре надежности в экстремальной ситуации, ее удельный вес составил 12%. Роль устойчивости мышления для надежности в экстремальной ситуации столь велика, что  и его саморегуляция занимает одно из ведущих мест. При недостатке устойчивости мышления у человека, включаются процессы его саморегуляции. В основе эволюционного развития психики лежит способность к выживанию в изменяющихся условиях внешней среды. Недостаточный уровень устойчивости мышления у человека, столь необходимый для надежности в экстремальной ситуации, адекватности и эффективности его поведения, компенсируется включением саморегуляторных процессов, в целом, и саморегуляции мышления, в частности.

В контрольной группе на третьем месте в иерархической структуре надежности в экстремальной ситуации по удельному весу (16%) находится стабильность психомоторики в экстремальной ситуации. Она коррелирует с интегральным показателем надежности в экстремальной ситуации (r=0,39, при р≤0,001).  В основной группе этот компонент надежности занял четвертое место в иерархической структуре, при таком же удельном весе -16%. Стабильность – это воспроизводимость результата. Показателем стабильности является повторяемость результативности соответствующей деятельности человека в экстремальной ситуации. Полученные результаты подтверждают важное значение этого компонента в структуре надежности.

Интересным представляется следующее: удельный вес стабильности психомоторики в экстремальной ситуации (16%) значительно превышает удельный вес психомоторной стабильности в фоновых условиях (11%) в структуре надежности как в контрольной, так и в основной группах. Стабильность в фоновых условиях, как правило, не считают компонентом  надежности в экстремальной ситуации. Однако, без стабильности в фоновых условиях невозможна стабильность в экстремальных условиях. Чтобы у человека была высокая стабильность психомоторики в экстремальной ситуации, необходимо сначала развить у него стабильность в фоновых условиях (на тренировках, репетициях и т.д.).  Между двумя рассматриваемыми видами стабильности нами обнаружена значимая (r=0,30, при р≤0,01) прямопропорциональная связь, которая подтверждает вышесказанное.

В контрольной группе устойчивость мышления (21%), его саморегуляция (18%), и стабильность психомоторики в экстремальной ситуации (16%) по удельному весу опережают все остальные компоненты структуры надежности человека в экстремальной ситуации. В основной же группе первые места занимают саморегуляция психоэмоциональных состояний (21%), устойчивость мышления (17%) и психомоторики (16%), а также стабильность психомоторики в экстремальных ситуациях (16%).

На четвертом месте в контрольной группе (14%) и на третьем – в основной (16%) в  структуре надежности по удельному весу находится устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (УПДЭС), имеющая положительные корреляции с интегральным показателем надежности в экстремальной ситуации, значимые в обеих группах при р≤0,001. Традиционно УПДЭС отводилось очень высокое место в структуре надежности. Однако роль надежности психомоторики для разных видов деятельности различна и зависит от уровня требований профессии к психомоторным качествам. В нашем случае третье и четвертое места УПДЭС в структуре надежности объясняется тем, что деятельность испытуемых не предъявляет высоких требований к психомоторике.  

В контрольной группе  саморегуляция психических состояний по удельному весу (14%) занимает, как и УПДЭС, четвертое место в структуре надежности. Она положительно коррелирует с интегральным показателем надежности в экстремальной ситуации (r=0,35, при р≤0,001). В основной же группе этот компонент надежности занимает самое высокое иерархическое положение, его удельный вес составил 21%.  Общим является то, что в обоих случаях саморегуляция психических состояний имеет больший удельный вес в структуре надежности, чем психоэмоциональная устойчивость. Особого внимания заслуживает то, что между этими двумя компонентами обнаружена обратнопропорциональная связь (r= -0,30, при р≤0,01). Чем ниже у человека психоэмоциональная устойчивость, тем выше у него развита способность к саморегуляции психических состояний, которая компенсирует этот недостаток. Для надежности в экстремальной ситуации более значима именно способность к саморегуляции психических состояний, которая позволяет  запустить внутренние механизмы введения человека в психическое состояние, способствующее его адекватным и эффективным действиям.

На основе результатов данного исследования можно сделать следующие выводы:

1. В структуре надежности в экстремальной ситуации удельные веса ее компонентов, выраженные в процентах, распределяются в следующем порядке: 1) устойчивость мышления – 21 %, 2) саморегуляция мышления – 18 %, 3) стабильность в экстремальной ситуации  – 16 %, 4) устойчивость психомоторной деятельности – 14 %, 5) саморегуляция психических состояний  – 14 %, 6) стабильность в фоновых условиях  – 11 %, 7) психоэмоциональная устойчивость – 6 %.

Иерархическая структура надежности в экстремальной ситуации сотрудников силовых ведомств (УГПС, УИН, ОВД) имеет следующую специфику. Удельные веса ее компонентов, выраженные в процентах, распределяются в следующем порядке: 1) саморегуляция психических состояний – 21%, 2) устойчивость мышления – 17 %, 3) устойчивость психомоторной деятельности – 16 %, 4) стабильность в экстремальной ситуации  – 16 %, 5)  саморегуляция мышления – 12 %, 6) стабильность в фоновых условиях  – 11 %, 7) психоэмоциональная устойчивость – 7 %.

2. Наибольший удельный вес в структуре надежности в экстремальной ситуации занимает устойчивость мышления. Экстремальная ситуация «ломает» привычные для исполнителя алгоритмы действий, заставляет постоянно переосмысливать изменение ситуации, принимать ответственные решения. Устойчивость мышления компенсирует «ломку» алгоритма действий и способствует  адекватности деятельности и поведения в возникшей ситуации. 

3. Второе место в иерархической структуре надежности в экстремальной ситуации по удельному весу занимает саморегуляция мышления. Это обусловлено тем, что экстремальная ситуация предъявляет повышенные требования к адекватности умственных действий при принятии решений, т.е. к мышлению человека. Саморегуляция мышления оптимизирует его, а также  компенсирует недостаточную устойчивость мышления в экстремальной ситуации. Это способствует адекватности и эффективности поведения и деятельности человека.

4. На третьем месте в структуре надежности по удельному весу находится стабильность психомоторики в экстремальной ситуации. Показателем стабильности является повторяемость результативности соответствующей деятельности человека в экстремальной ситуации.

Интересным представляется следующее: удельный вес стабильности в экстремальной ситуации почти вдвое превышает удельный вес психомоторной стабильности в фоновых условиях, которая занимает шестое место в структуре надежности. Высокая стабильность психомоторики в экстремальной ситуации невозможна без стабильности в фоновых условиях, развиваемой на тренировках, репетициях и т.д. 

5. Устойчивость мышления, его саморегуляция и стабильность психомоторики в экстремальной ситуации по удельному весу опережают все остальные компоненты структуры надежности человека в экстремальной ситуации. У представителей силовых ведомств наиболее высокое иерархическое положение занимают саморегуляция психических состояний, устойчивость мышления и психомоторики, а также стабильность психомоторики в экстремальной ситуации.

Таким образом, результаты эмпирического исследования позволили уточнить удельные веса компонентов структуры надежности в экстремальной ситуации, а также их специфику у сотрудников силовых ведомств.

Поскольку надежность в экстремальных ситуациях является профессионально важным качеством для представителей целого ряда профессий  (спецподразделений правоохранительных органов, армии, авиации, космонавтики, службы спасения, пожарных, спортсменов, и др.), результаты исследования целесообразно учитывать при проведении профессионального психологического отбора.

 

2.2. Исследование надежности в экстремальной ситуации

руководителей подразделений оборонного предприятия

с разными стилями управления  

Оборонные предприятия на протяжении многих лет своего существования выполняют важные государственные заказы, связанные с обороноспособностью страны. Часто работать приходится в авральном режиме (необходимо выполнять заказы в короткие сроки), в сложнейших, опасных для жизни экстремальных условиях. При этом, большая доля ответственности ложится на руководителей предприятия. Их надежность в экстремальной ситуации приобретает особое значение. Этим и обусловлена актуальность изучение надежности в экстремальной ситуации руководителей оборонного предприятия.

В качестве объекта исследования выступили руководители оборонного предприятия различных уровней – руководители цехов, их заместители,   руководители подразделений. Гипотезой исследования явилось предположение о том, что индивидуальные особенности надежности в экстремальной ситуации руководителей взаимосвязаны с разными стилями управления. В этой связи на первом этапе эксперимента все руководители были разделены по стилям руководства. Стиль руководства – важный фактор работы коллектива, реализации потенциальных возможностей людей и производства.

Известны три основных стиля руководства: директивный стиль (авторитарный); коллегиальный стиль (демократический) и либеральный стиль (попустительский). А.Л.Журавлев (1991) дает им следующие характеристики.

         ДИРЕКТИВНЫЙ СТИЛЬ характеризуется высокой централизацией руководства, доминированием единоначалия. Руководитель требует, чтобы обо всех делах докладывали именно ему, единолично принимает решения или отменяет их. К мнению коллектива не прислушивается, решает за коллектив сам. Преобладающими методами управления являются приказы, наказания, замечания, выговоры, лишение различных льгот. Контроль очень строгий, детальный, лишающий подчиненных инициативы. Интересы дела ставятся значительно выше интересов людей, в общении преобладают резкость и грубость. Вместе с тем, по мнению ряда авторов,  директивный стиль руководства эффективен в экстремальных ситуациях, что особенно интересно для нашего исследования.

         КОЛЛЕГИАЛЬНЫЙ СТИЛЬ характеризуется распределением полномочий, инициативы и ответственности между руководителем и заместителями, руководителем и подчиненными. Руководитель коллегиального стиля всегда выясняет мнение коллектива по важным производственным вопросам, принимает коллегиальные решения. Регулярно и своевременно проводится информирование членов коллектива по важным для них вопросам. Общение с подчиненными проходит в форме просьб, пожеланий, рекомендаций, советов, реже приказов, характерны поощрения за качественную и оперативную работу, доброжелательность и вежливость. Руководитель стимулирует благоприятный психологический климат в коллективе, отстаивает интересы подчиненных.

         ЛИБЕРАЛЬНЫЙ СТИЛЬ характеризуется отсутствием активного участия руководителя в управлении коллективом. Такой руководитель «плывет по течению», ждет или требует указаний сверху или попадает под влияние коллектива. Предпочитает не рисковать, «не высовываться», увиливает от разрешения назревших конфликтов, стремится уменьшить свою персональную ответственность. Работу пускает на самотек, редко контролирует.

         По результатам обследования стилей управления, все испытуемые были разделены на 3 группы в соответствии с тремя видами: 1 группа – директивный стиль (n = 11), 2 группа – коллегиальный стиль (n = 16) и 3 группа – директивно-коллегиальный стиль (n = 20). Руководителей с либеральным стилем не оказалось. Этот факт можно объяснить тем, что такой стиль руководства не прижился на оборонном предприятии.

Вторым этапом исследования явилось изучение надежности руководителей в экстремальных условиях с помощью прибора «Активациометр» по методике Ю.А.Цагарелли.

Рассмотрим результаты исследования надежности в экстремальной ситуации руководителей представленные в таблице 3.

По показателю психоэмоциональной устойчивости у большинства руководителей наблюдается высокий и очень высокий уровни. Это особенно относится к руководителям с коллегиальным (группа 2) и директивно-коллегиальным (группа 3) стилями (р £ 0,05 и р £ 0,01) (табл. 3).

В целом можно говорить о том, что большинство руководителей с разными стилями управления психоэмоционально устойчивы. Это естественно. Странно было бы наблюдать, как психоэмоционально неустойчивые руководители работают на оборонном предприятии.

По устойчивости психомоторной деятельности в экстремальной ситуации во всех трех группах у большинства руководителей наблюдается средний уровень: в 1 группе - у 54, 5 %, во 2 группе  у 43,7 % и в 3 группе – у 50 % руководителей (табл. 3).

Таблица 3

Уровни компонентов надежности в экстремальной ситуации у руководителей с директивным (1 группа), коллегиальным (2 группа) и директивно-коллегиальным (3 группа) стилями управления (кол-во и %)

 

Группы

руководителей

Очень

высокий

уровень

Высокий

уровень

Средний

уровень

Уровень

ниже

среднего

Низкий

уровень

 

психоэмоциональная устойчивость

1 группа

4 (36,4%)

5 (45,4%)

1 (9,1%)

1 (9,1%)

-

2 группа

9** (56,3%)

6 (37,5%)

1 (6,3%)

-

-

3 группа

9* (45%)

7 (35%)

2 (10%)

2 (10%)

-

 

устойчивость психомоторной деятельности в ЭС

1 группа

3 (27,3%)

1 (9,1%)

6* (54,5%)

1 (9,1%)

-

2 группа

1 (6,3%)

2 (12,5%)

7* (43,7%)

6 (37,5%)

-

3 группа

2 (10%)

4 (20%)

10** (50%)

3 (15%)

1 (5%)

 

саморегуляция психоэмоционального состояния

1 группа

1 (9,1%)

2 (18,2%)

2 (18,2%)

2 (18,2%)

4 (36,4%)

2 группа

1 (6,3%)

2 (12,5%)

-

3 (18,5%)

10** (62,5%)

3 группа

-

4 (20%)

3 (15%)

1 (5%)

12** (60%)

 

устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга (УФАП)

1 группа

5 (45,4%)

1 (9,1%)

-

1 (9,1%)

4 (36,4%)

2 группа

-

3 (18,7%)

1 (6,2%)

2 (12,5%)

10** (62,5%)

3 группа

1 (5%)

2 (10%)

2 (10%)

4 (20%)

11** (55%)

 

саморегуляция функциональной асимметрии полушарий головного мозга (СФАП)

1 группа

2 (18,2%)

3 (27,3%)

4 (36,4%)

-

2 (18,2%)

2 группа

1 (6,2%)

3 (18,7%)

1 (6,2%)

2 (12,5%)

9** (56,2%)

3 группа

5 (25%)

5 (25%)

2 (10%)

1 (5%)

7 (35%)

 

стабильность в выполнении действий в фоне

1 группа

1 (9,1%)

1 (9,1%)

8** (72,7%)

1 (9,1%)

-

2 группа

2 (12,5%)

2 (12,5%)

11** (68,7%)

1 (6,2%)

-

3 группа

2 (10%)

2 (10%)

12** (60%)

3 (15%)

1 (5%)

 

стабильность в выполнении действий в экстремальных условиях

1 группа

-

2 (18,2%)

4 (36,4%)

5 (45,4%)

-

2 группа

-

-

5 (31,2%)

11** (68,7%)

-

3 группа

1 (5%)

1 (5%)

8* (40%)

9** (45%)

1 (5%)

 

Примечание: 1) * - р £ 0,05; ** - р £ 0,01.             2) В качестве статистического метода использован  биномиальный критерий m.

Дело в том, что руководители непосредственно не выполняют психомоторную деятельность. Видимо, поэтому средний уровень устойчивости психомоторной деятельности является достаточным для их деятельности. По этой причине не является противопоказанием и более низкий уровень устойчивости психомоторной деятельности, имеющийся у  9,1% респондентов 1 группы, 37,5% - 2 группы и 15% - 3 группы.

         По саморегуляции психоэмоционального состояния в группах с коллегиальным и директивно-коллегиальным стилями у большинства руководителей выявлен низкий уровень (р £ 0,01) (табл. 3). Руководители с директивным стилем отличаются лучшей саморегуляцией психоэмоционального состояния, что, видимо объясняется более развитой способностью жесткого управления людьми, в т.ч. и собой. Однако в целом руководители имеют недостаточную саморегуляцию психоэмоциональных состояний, что можно объяснить, недостаточным вниманием к ее формированию. Обычно руководители учатся регулировать (скрывать) внешние проявления эмоций, игнорируя необходимость овладения приемами непосредственно саморегуляции. Это характерно для очень многих людей, в т.ч. даже для представителей силовых структур (Ю.А.Цагарелли, 2008).

  Недостаточная саморегуляция психоэмоциональных состояний конечно же мало способствует эффективности руководства. Над этим недостатком необходимо работать. Вместе с тем, этот недостаток отчасти компенсируется вышеуказанным высоким уровнем психоэмоциональной устойчивости.

Выявлено, что устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга у большинства руководителей 2 и 3 групп находится на низком уровне (см. табл. 3). Устойчивость ФАП важна, так как непосредственно связана с устойчивостью мышления, что отражается на процессе принятия решения в процессе управления. Однако руководителю среднего звена оборонного предприятия часто приходится принимать нестандартные, творческие решения, в т.ч. – и в экстремальных условиях. Низкая устойчивость ФАП и мышления противостоит консервативности, косности мышления, и проявляется в большей свободе мышления, гибкости, в генерации идей. и др. Поэтому, в отличие от многих других, у данной категории специалистов низкая устойчивость мышления противопоказанием не является.

Характерно, что у руководителей с директивным стилем управления устойчивость ФАП и мышления существенно выше, чем у руководителей с коллегиальным и директивно-коллегиальным стилями (t = 2,075; р ≤ 0,05 и t = 1,977; р ≤ 0,067 соответственно). Это естественно, т.к. руководителям с директивным стилем управления в большей мере присуща не гибкость, а жесткость мышления, что проявляется в жесткости при принятии решений, в общении. Руководители с директивным стилем управления чаще используют в процессе принятия решений алгоритмы, они менее склонны проявлять гибкость мышления, связанную с изменчивостью (неустойчивостью) ФАП.

         Поэтому руководители с директивным стилем управления в сравнении с руководителями других групп имеют самый высокий показатель устойчивости ФАП и мышления. На втором месте находятся руководителя с директивно-коллегиальным стилем, а на третьем - с коллегиальным стилем управления. То есть, чем самостоятельнее руководитель в своей деятельности, тем выше у него уровень саморегуляции мышления.

Саморегуляция ФАП оказалась хуже у руководителей 2 группы (с коллегиальным стилем управления) по сравнению с руководителями 1 и 3 групп (t = 2,231; р ≤ 0,036 и t = 1,801; р ≤ 0,081 соответственно). Видимо, коллегиальное обсуждение решений понижает требования к саморегуляции мышления руководителя в экстремальной ситуации. Ибо, во-первых, характерное для процесса принятия решений интеллектуальное напряжение, распределяется и на подчиненных. Во-вторых, в ситуации коллективного обсуждения саморегуляция мышления отдельных членов коллектива, в том числе и руководителя, частично замещается регуляцией коллективным разумом.

         По показателю стабильности в выполнении действий в фоновой ситуации у большинства руководителей наблюдается средний уровень (р £ 0,01), а по стабильности в выполнении действий в экстремальных условиях большинство руководителей обнаружили средний и ниже среднего уровни (см. табл. 3). С чем это может быть связано? Во-первых, стабильность в экстремальной ситуации зависят от стрессоустойчивости руководителей. То, что они оказались менее устойчивы в экстремальных условиях, выглядит вполне логично. В то же время выявлена необходимость повышения стрессоустойчивости, чем следует  заниматься в процессе подготовки и переподготовки кадров высшего и среднего звена.

         Таким образом, изучение надежности в экстремальной ситуации у руководителей всех групп показало, что не все компоненты надежности ярко выражены. К слабо выраженным компонентам относятся: 1) саморегуляция психоэмоционального состояния (все руководители), 2) саморегуляция функциональной асимметрии полушарий головного мозга (ФАП) руководители с коллегиальным стилем управления (2 группа), 3) устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга (УФАП). Недостаточно выражена у всех руководителей и стабильность в выполнении действий в экстремальных условиях.

         Структуры надежности у руководителей с разными стилями управления. Структуру надежности в экстремальной ситуации у руководителей с директивным стилем управления образуют два фактора (табл. 4): 1 фактор «Устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации» (собственный вес фактора равен 1,962; доля дисперсии – 0,28). Он образован 4 переменными со значимыми нагрузками: устойчивость психомоторной деятельности в ЭС (0,802), саморегуляция ФАП (0,669) – положительный полюс; стабильность в фоновых условиях (-0,621) – отрицательный полюс.

         2 фактор «Устойчивость мышления» (собственный вес фактора равен 1,685; доля дисперсии – 0,24). Он образован 3 переменными со значимыми нагрузками: устойчивость ФАП (0,776), саморегуляция ПС (0,707) – положительный полюс; психоэмоциональная устойчивость (-0,501) – отрицательный полюс.

Таблица 4

Факторная структура компонентов надежности в ЭС руководителей директивного стиля управления среднего звена

 

Компоненты надежности в ЭС 

Фактор 1

Фактор 2

1 

Психоэмоциональная устойчивость

0,350088

-0,501386

2

Устойчивость психомоторной деятельности

0,802597

0,309531

3

Саморегуляция ПС

0,025812

0,707046

4

Устойчивость ФАП

-0,082323

0,776077

5

Саморегуляция ФАП

0,669592

-0,162964

6

Стабильность в фоновых условиях

-0,621833

0,154478

7

Стабильность в экстремальных условиях

0,594234

-0,430320

 

Собственный вес фактора

1,962310

1,685003

 

Доля дисперсии

0,280330

0,240715

 

В целом можно сказать, что у руководителей директивного стиля управления основу надежности составляют: устойчивость мышления и психомоторной деятельности, а также саморегуляция психоэмоционального состояния.

Факторную структуру надежности в экстремальной ситуации у руководителей с коллегиальным стилем управления образуют также два фактора (табл. 5) 1 биполярный фактор «Стабильность в экстремальных условиях – Психоэмоциональная устойчивость» (собственный вес фактора равен 2,861; доля дисперсии – 0,41). Он образован 4 переменными со значимыми нагрузками: стабильность в экстремальных условиях (0,885), устойчивость психомоторной деятельности в ЭС (0,765), саморегуляция ПС (0,775) – положительный полюс; психоэмоциональная устойчивость (-0,861) – отрицательный полюс. Необходимо отметить, что стабильность в экстремальных условиях зависит от стрессоустойчивости, равно как и от психоэмоциональной устойчивости. Видимо, не случайно эти параметры надежности оказались в одном факторе.

 

Таблица 5

Факторная структура надежности в ЭС руководителей коллегиального стиля управления среднего звена

 

Компоненты надежности в ЭС 

Фактор 1

Фактор 2

1 

Психоэмоциональная устойчивость

-0,861289

-0,193310

2

Устойчивость психомоторной деятельности в ЭС

0,765915

0,031749

3

Саморегуляция ПС

0,775781

-0,021593

4

Устойчивость ФАП

0,282789

0,761820

5

Саморегуляция ФАП

0,090189

0,950190

6

Стабильность в фоновых условиях

-0,241861

0,736771

7

Стабильность в экстремальных условиях

0,885560

-0,042037

 

Собственный вес фактора

2,861097

2,066674

 

Доля дисперсии

0,408728

0,295239

 

2 фактор «Саморегуляция мышления» (собственный вес фактора равен 2,066; доля дисперсии – 0,29). Фактор образован 3 переменными со значимыми нагрузками: саморегуляция ФАП (0,950), устойчивость ФАП (0,761) и стабильность в фоновых условиях (0,736).

         Таким образом, можно говорить о том, что основу структуры надежности руководителей коллегиального типа составляют такие компоненты как стабильность в экстремальных условиях, психоэмоциональная устойчивость и саморегуляция мышления. Отметим также, что все параметры надежности включены в общую факторную структуру надежности, что говорит о высокой интеграции структуры надежности. Это видно и по собственным весам факторов. Они выше в структуре надежности у руководителей коллегиальности стиля по сравнению со структурами надежности у руководителей с директивным и директивно-коллегиальным стилями.

Таблица 6

Факторная структура компонентов надежности в ЭС руководителей директивно-коллегиального стиля управления среднего звена

 

Компоненты надежности в ЭС 

Фактор 1

Фактор 2

1 

Психоэмоциональная устойчивость

-0,143747

0,522757

2

Устойчивость психомоторной деятельности в ЭС

0,833122

0,000404

3

Саморегуляция ПС

-0,723066

0,306354

4

Устойчивость ФАП

-0,270298

-0,334582

5

Саморегуляция ФАП

0,006889

-0,731945

6

Стабильность в фоновых условиях

0,067758

0,686880

7

Стабильность в экстремальных условиях

0,700545

0,498173

 

Собственный вес фактора

1,806042

1,734796

 

Доля дисперсии

0,258006

0,247828

Структуру надежности в экстремальной ситуации руководителей с директивно-коллегиальным стилем управления образуют два фактора (табл. 6): 1 фактор «Устойчивость психомоторной деятельности в ЭС» (собственный вес фактора равен 1,806; доля дисперсии – 0,26). Он образован тремя переменными со значимыми нагрузками: устойчивость психомоторной деятельности в ЭС (0,833), стабильность в экстремальных условиях (0,700) – положительный полюс; саморегуляция ПС (-0,723) – отрицательный полюс.

         2 фактор «Саморегуляция ФАП» (собственный вес фактора равен 1,734; доля дисперсии – 0,25). Фактор образован тремя переменными со значимыми нагрузками: саморегуляция ФАП (-0,731) (отрицательный полюс); стабильность в фоновых условиях (0,686), психоэмоциональная устойчивость (0,522) (положительный полюс).

         Необходимо отметить, что из всех параметров надежности устойчивость мышления не представлена ни в одном факторе, что может означать одно: у руководителей директивно-коллегиального стиля управления устойчивость мышления не связана с другими параметрами. Видимо, это объясняется характерной для них гибкостью мышления, что вполне согласуется с универсальностью данного стиля управления.

Таким образом, основу структуры надежности в экстремальных условиях у руководителей директивно-коллегиального типа управления образуют устойчивость психомоторной деятельности в ЭС, стабильность в экстремальных условиях, саморегуляция мышления.

         В целом, сравнивая структуры надежности руководителей с разными стилями управления можно видеть, что структура надежности руководителей с директивно-коллегиальным стилем управления вобрала в себя важные компоненты, характерные как для руководителей с директивным стилем, так и коллегиальным. В частности, руководителей директивно-коллегиального стиля управления объединяет с руководителями директивного стиля устойчивость психомоторной деятельности, а с коллегиальным стилем – стабильность в экстремальных условиях и саморегуляция мышления. В данном случае, наблюдается некоторая универсальность директивно-коллегиального стиля управления. При этом последний ближе к коллегиальному, нежели директивному стилям.

         Отметим второй важный момент. Факторы, связанные с разными стилями управления вобрали в себя все переменные, имеющие значимые нагрузки, кроме директивно-коллегиального (у данного стиля устойчивость мышления не вошла ни в один фактор). Это говорит о достаточно интегрированных структурах надежности.

Третий момент. Наиболее интегрирована структура надежности в экстремальных условиях у руководителей с коллегиальным стилем управления. Они в большей степени подготовлены к экстремальным условиям, они более надежны. Можно предположить, что психологически коллегиальный стиль управления более оправдан и в условиях экстремальных ситуаций.

         Подытоживая вышеизложенное, отметим следующее.

         1. Обнаружены общие для всех руководителей моменты: 1) с одной стороны, достаточно устойчивое психоэмоциональное состояние, с другой – низкая саморегуляция психоэмоционального состояния; 2) низкая устойчивость ФАП у большинства руководителей и равномерное распределение саморегуляции ФАП по всем уровням; 3) средний уровень стабильности в выполнении действий в фоне и уровень ниже среднего в экстремальных ситуациях (что свидетельствует о необходимости формирования стабильность в ЭС); 4) по устойчивости психомоторной деятельности в экстремальной ситуации у большинства руководителей всех трех групп имеется средний уровень. Это естественно, т.к. функцией руководителя является принятие решений, а не их психомоторное воплощение.

         2. Чем самостоятельнее руководитель, тем выше у него уровень саморегуляции мышления. Так, по развитию саморегуляции 1 место занимают руководители с директивным стилем, 2 – руководители с директивно-коллегиальным и 3 – руководители с коллегиальным стилем управления.

         3. Важнейшими компонентами структуры надежности в экстремальной ситуации для всех руководителей являются: саморегуляция мышления, стабильность в экстремальных ситуациях, а также устойчивость психомоторной деятельности.

         4. Структуры надежности руководителей с разными стилями управления обусловлены спецификой их управленческой деятельности. Так, для руководителей директивного стиля управления основу структуры составляют устойчивость мышления и психомоторной деятельности, а также саморегуляция психоэмоционального состояния. Для руководителей коллегиального стиля – стабильность в экстремальных условиях, психоэмоциональная устойчивость и саморегуляция мышления. Для руководителей директивно-коллегиального стиля – устойчивость психомоторной деятельности в ЭС, стабильность в экстремальных условиях и саморегуляция мышления.

 

2.3. Коммуникативный контроль, стили принятия управленческих решений и надежность в экстремальной ситуации руководителя.

Профессиональная деятельность управленца, которая за рубежом всегда считалась одной из наиболее содержательных, интересных и престижных, получила в настоящее время аналогичную оценку и в нашей стране. Изучение особенностей этой деятельности, условий и факторов достижения в ней успеха посвящено большое количество публикаций. Однако профессиональная деятельность руководителя считается одной из наиболее стрессоопасных. Эффективность деятельности руководителя связана с умением быстро реагировать на возможные изменения в своем окружении и своевременно принимать решения. Это требует мобилизации всех физических и психических сил. Часто замедленная реакция на различного рода изменения приводят к недостаткам и ошибкам в профессиональной деятельности.

Руководитель по определению одновременно является членом организации (группы) и стоит как бы вне ее – над ней – в силу своего иерархически высшего положения. Особенности должности руководителя состоят в следующем:

- руководитель организации — это единственный человек в ней, имеющий двойную принадлежность. Например, директор пред­приятия, являясь его членом, одновременно входит в состав органа управления высшего порядка (например, в совет директоров);

- руководитель организации – это единственный человек в ней, на которого возложена ответственность за ее функциониро­вание в целом, а не за работу какой-либо ее части;

- должность руководителя предоставляет ему гораздо большие воз­можности для влияния на организацию в целом, чем у всех других членов организации.

Выделяют три основных уровня управленческих должностей, содержание деятельности которых довольно сущест­венно различается именно по степени выраженности основных признаков (особенностей) управленческой деятельности. Это уровни руководителей низшего, среднего и высшего звена.

Руководители низшего звена (синонимы: руководители перво­го, низового звена, операционные руководители, «младшие на­чальники») принадлежат к тому организационному уровню, ко­торый находится непосредственно над рядовыми работниками. Типичный пример — мастер, за­ведующий отделом.

Руководители среднего звена координируют и контролируют работу «младших начальников». Этот тип руко­водителей наиболее разнообразен и многочислен, что привело к его разделению на две подгруппы, два подуровня — на верхний и нижний уровни среднего звена. Примеры руководителей сред­него уровня — декан в вузе, директор филиала в фирме.

Руково­дители высшего звена - те, кто возглавляют крупные производ­ственные, социальные и государственные организации, находятся на самом верху их иерархии, отвечают за их деятельность, за выработку стратегических решений и их политику в целом. Чис­ленность руководителей этого уровня гораздо меньше численнос­ти двух предыдущих. Однако этот уровень оказывает несопоста­вимо большее, чем они, влияние на организации. Как правило, его представители накладывают отпечаток своей личности на облик организации в целом.

На любом из этих уровней и под­уровней сохраняются все основные психологические признаки управленческой деятельности, т.е. ее качественная специфич­ность. Однако в пределах сохранения этого качества мера их выраженности претерпевает существенные различия. Сочетание сохранения качественного своеобразия с количественными раз­личиями в мере выраженности признаков управленческой дея­тельности выступает еще одной, но уже — обобщающей ее ха­рактеристикой.

Руководителям любого уровня необходимы  определенные качества для успешного выполнения деятельности. Так, А. У. Хараш выделяет такие качества как: самостоятельность суждений и решений, способность принимать и осваивать новое, сосредоточенность на деле (деловая направленность), уважение к личности другого человека, умение найти индивидуальный подход к каждому подчиненному, готовность к содействию и сопереживанию, «диалогичность», т. е. постоянную готовность выслушать и понять другого человека, учесть его точку зрения при принятии собственного решения.

Функция выработки и принятия управленческих решений, является ключевой, центральной во всей структуре управленческой деятельности, она в наибольшей степени определяет ее качество и эффективность.

Однако в управленческой деятельности число стрессоров очень велико и по своему содержанию они специфич­ны. Факторы стресса могут оказывать существенное влияние на выработку и принятие управленческого решения. К основным стрессорам управленческой деятельности необ­ходимо отнести следующие факторы: фактор информационный нагрузки, фактор информационной неопределенности, фактор ответственности, фактор дефицита времени, фактор межличностных и внутриличностных конфликтов и др.

Исходя из того, что руководитель весьма часто встречается в деятельности с факторами стресса, его деятельность можно назвать достаточно экстремальной. Справляться со стрессами руководителю во многом помогают его личностные особенности:  высокий коммуникативный контроль, привычный для него стиль принятия управленческих решений, способность быстро мобилизоваться и принять необходимое  верное решение.

Свойство человека безошибочно, устойчиво и с необходимой точностью выполнять поставленную задачу в условиях экстремальной ситуации – это надежность его в экстремальной ситуации. Согласно Ю.А. Цагарелли, структуру надежности в экстремальной ситуации составляют: надежность психомоторной деятельности, психоэмоциональная устойчивость, устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга и мышления, саморегуляция психических состояний, саморегуляция ФАП и мышления, стабильность, подготовленность.

Лица с низкой надежностью относятся к группе риска при выполнении сложной и ответственной деятельности в экстремальных ситуациях, что следует учитывать при анализе результатов такой деятельности.

На основе анализа литературы по рассматриваемой проблеме мы предположили существование связи коммуникативного контроля и стилей принятия управленческих решений с надежностью в экстремальной ситуации руководителя.

Психологическое исследование проводилось на базе ОАО «КАМАЗинструментспецмаш» г. Набережные Челны. Выборку составили 30 руководителей среднего звена в возрасте 30 - 55 лет и 30 руководителей начального звена управления в возрасте 25 - 45 лет. Все испытуемые - мужчины.

Методы диагностики. Диагностика надежности в экстремальной ситуации проводилась в нашем исследовании по методике Ю.А. Цагарелли с помощью прибора «Активациометра АЦ-6».

Диагностика коммуникативного контроля проводилась по методике М. Шнайдера, согласно которого, люди с высоким коммуникативным контролем постоянно следят за собой, хорошо осведомлены, где и как себя вести. Управляют своими эмоциональными проявлениями. Вместе с тем они испытывают значительные трудности в спонтанности самовыражения, не любят непрогнозируемых ситуаций. Люди с низким коммуникативным контролем непосредственны и открыты, но могут восприниматься окружающими как излишне прямолинейные и навязчивые.

Диагностика стилей принятия управленческих решений осуществлялась по методике Н.П.Фетискина, В.В.Козлова, Г.М.Мануйлова (2002). Методика определяет преобладание в деятельности руководителей таких стилей принятия управленческих решений, как  попустительский,  маргинальный, реализаторский,  авторитарный и ситуационный.

 

Результаты исследования

По результатам исследования коммуникативного контроля у 48% руководителей среднего и 40% руководителей начального звена выявлен низкий уровень этого контроля. Для них характерна высокая импульсивность в общении, открытость, раскованность, их поведение мало подвержено изменениям в зависимости от ситуации общения и не всегда соотносится с поведением других людей. Среди начального звена управления 40% руководителей имеют средний уровень коммуникативного контроля. Они более непосредственны в общении, искренне относятся к другим, но сдержаны в эмоциональных проявлениях, соотносят свои реакции с поведением окружающих людей.

При сравнительном анализе было выявлено, что руководители с высоким коммуникативным контролем чаще встречаются среди начального звена управления, чем среднего. Следовательно, руководители начального звена умеют хорошо контролировать себя, управляют своими эмоциональными проявлениями. Вместе с тем они испытывают значительные трудности в спонтанности самовыражения, не любят непрогнозируемых ситуаций. Это можно объяснить тем, что  среди руководителей начального звена управления много молодых специалистов, недавно получивших должность. Для них важнее внешнее содержание деятельности, они склонны брать многое на себя и контролировать свои поступки в большей мере, чем руководители со стажем.

По результатам исследовании стиля принятия управленческих решений выявлено преобладание ситуационного стиля принятия решений среди руководителей среднего (60%)  и начального (40%) звена управления. Такие руководители в зависимости от ситуации могут как единолично принимать управленческое решение, так и советоваться с подчиненными перед принятием решения, а могут ждать указаний от руководства или решения совещания.

Также для руководителей начального звена управления характерен маргинальный стиль принятия решений. Такие руководители ориентированны не на самостоятельную выработку решений, а на стремление получить директивы по возможно большему числу ситуаций - даже оперативного характера, выход из которых является их личной прерогативой. Данная установка и этот стиль в целом характеризуются тенденцией к переносу решений на метаколлегиальный уровень их реализации. 

Результаты исследования  надежности в экстремальной ситуации руководителей показали следующее. 

1. Руководители среднего звена характеризуются:

- высокой устойчивостью мышления (устойчивостью функциональной асимметрии полушарий головного мозга) в экстремальной ситуации (32%), т.е.  большинство руководителей среднего звена управления обладает способностью сохранять типичный для него тип мыслительной деятельности в экстремальной ситуации, показатели межполушарного баланса активации изменяются незначительно.

- высокой эффективностью саморегуляции мышления (52%), т.е. способностью оптимизировать свое мышление под влиянием самоуправляющих воздействий, упорядочить умственную деятельность в экстремальной ситуации.

- высокой стабильностью в фоновых условиях (48%), т. е. в обычных условиях большинство руководителей данной выборки стабильны в воспроизводимости результатов соответствующей деятельности при многократном повторении. А это является профессионально важным качеством практически для  всех профессий.

- высокой психоэмоциональной устойчивостью. 48% руководителей среднего звена  способны не повышать психоэмоциональную напряженность в экстремальных условиях, что, в свою очередь, ведет к адекватности поведения в аварийных ситуациях, социально-психологических конфликтах, при сбоях и отказах в деятельности.

- средними показателями стабильности психомоторики в экстремальных ситуациях (52%), т. е. средней степенью повторяемости результатов соответствующей деятельности при многократном повторении в экстремальной ситуации.                       

- уровень устойчивости психомоторной деятельности в экстремальной ситуации  у руководителей среднего звена ниже среднего (40%).  Большинству руководителей данной выборки свойственны ошибки в психомоторной деятельности. Это логично, так как для руководителей в экстремальной ситуации более важна устойчивость  мыслительной деятельности, чтобы принимать наиболее оптимальные решения в сложившейся ситуации. Устойчивость же психомоторной деятельности  в экстремальной ситуации, в большей степени должна быть присуща исполнителям.

- низкой эффективностью саморегуляции психоэмоциональных состояний (68%). Большинство руководителей данной выборки не способны оптимизировать свое психическое состояние. После  разрешения экстремальной ситуации, они еще долго переживают возникшие трудности, что может оказать негативное влияние  на их здоровье.  Они в большей степени склонны и к эмоциональному выгоранию. 

2. Руководители начального звена характеризуются:

- высокой  устойчивостью психомоторной деятельности в экстремальной ситуации. У (40%) из них экстремальная ситуация не только не понижает результативность деятельности, но даже повышает ее, мобилизуя резервы человека.

         - высокой психоэмоциональной устойчивостью, т.е. способностью не повышать психоэмоциональную напряженность в экстремальных ситуациях (48%).

- высокой эффективностью саморегуляции мышления, т.е. способностью регулировать свою мыслительную деятельность в экстремальной ситуации под влиянием самоуправляющих воздействий.

- высокой стабильностью  психомоторной деятельности в обычных фоновых условиях  (44%).

- высокой устойчивостью функциональной асимметрии полушарий головного мозга и  мышления в экстремальной ситуации (28%), большинство руководителей начального звена управления обладает способностью сохранять тип мыслительной деятельности несмотря на влияние экстремальной ситуации, в показаниях изменение межполушарного баланса активации незначительно.

- средней стабильностью психомоторики в экстремальных ситуациях (40%), у руководителей данной выборки средняя степень повторяемости результатов соответствующей деятельности при многократном повторении в условиях экстремальной ситуации.

- низкой эффективностью саморегуляции психоэмоциональных состояний (60%). Это говорит о том, что большинство руководителей данной выборки не способны оптимизировать свое психическое состояние после сложной, критической ситуации, не владеют техниками и способами саморегуляции состояний.  

В целом, можно сделать вывод о том, что руководители и начального и среднего звеньев управления достаточно надежны в экстремальных ситуациях,  могут собраться и мобилизовать внутренние психологические резервы для решения возникших трудностей. Однако нельзя говорить о  высокой устойчивости их психомоторной деятельности в экстремальной ситуации. Как отмечалось выше, для руководителей наиболее важна устойчивость  мыслительной деятельности в экстремальной ситуации, чтобы принять наиболее оптимальное решение в сложившейся ситуации. Поэтому недостаточность устойчивости психомоторной деятельности в экстремальной ситуации не является противопоказанием для руководителей.

Можно отметить характерную для всех руководителей низкую способность саморегуляции психоэмоциональных состояний. Это свидетельствует о том, что потраченный на разрешение сложной, экстремальной ситуации ресурс, не восстанавливается полностью или же на восстановление этого ресурса требуется значительное время, которое не всегда имеется у руководителей.  Эмоциональное напряжение при разрешении экстремальных, стрессовых ситуациях, как бы аккумулируется, превращаясь в синдром хронической усталости, и может привести  к серьезным заболеваниям. В связи с вышеизложенным, встает вопрос о необходимости проведения для руководителей групповых тренингов,  индивидуальных консультаций с целью их обучения способам и техникам саморегуляции психических состояний.

Для проверки гипотезы о существовании взаимосвязи компонентов надежности в экстремальной ситуации руководителей с уровнем их коммуникативного  контроля, стилем принятия управленческих решений был проведен корреляционный анализ Пирсона.

У руководителей среднего звена выявлена значимая прямопропорциональная связь между уровнем коммуникативного контроля и коэффициентом стабильности в фоновых условиях (r = 0,48, р≤0,01). Высокий коммуникативный контроль, обусловливает  высокую фоновую стабильность, а низкий коммуникативный контроль - низкую фоновую стабильность. Фоновая стабильность является основой  стабильности в экстремальной ситуации и имеет с ней значимую корреляцию (r  = 0,39, р≤0,05). Таким образом, руководитель с высоким уровнем коммуникативного контроля отличается стабильностью как в фоновых, так и в экстремальных ситуациях.

У руководителей среднего звена выявлена прямопропорциональная связь между уровнем коммуникативного контроля и устойчивостью психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (r=0,47, р≤0,01). У  руководителей, которые берут на себя ответственность за результаты коллективной деятельности, отмечается высокая устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации. А у руководителей, которые склонны в максимальной степени делегировать другим ответственность за результат, наблюдается низкая устойчивость  психомоторной деятельности в экстремальной ситуации.

Между психоэмоциональной устойчивостью и эффективностью саморегуляции психоэмоциональных состояний обнаружена значимая обратнопропорциональная взаимосвязь (r = - 0,43, р≤0,05). Руководителям с высокой психоэмоциональной устойчивостью, т. е. с наличием способности существенно не повышать психоэмоциональную напряженность в экстремальных ситуациях, присущ низкий уровень эффективности саморегуляции психоэмоциональных состояний.  Это можно объяснить тем, что для руководителей с высокой психоэмоциональной устойчивостью нет необходимости регулировать в экстремальной ситуации свое психическое состояние, которое и без этого сохраняет свой оптимальный уровень. У руководителей с низкой психоэмоциональной устойчивостью этого не происходит. Поэтому существенно возрастает роль саморегуляции психического состояния в случае возникновения экстремальной ситуации.

Рассмотрим результаты корреляционного анализа показателей коммуникативного контроля, стиля принятия управленческих решений и надежности в экстремальной ситуации у руководителей начального звена.

Коммуникативный контроль у руководителей низшего звена имеет обратнопропорциональные связи с тремя компонентами надежности в экстремальной ситуации, а именно: с психоэмоциональной устойчивостью (r = - 0,38, р≤0,05), саморегуляцией психоэмоционального состояния (r = - 0,45, р≤0,05) и устойчивостью мышления (r = - 0,4, р≤0,05). Руководители с высоким коммуникативным контролем, постоянно контролирующие себя во взаимоотношениях с партнерами по общению, отличаются низкой психоэмоциональной  устойчивостью. Ибо постоянный внутренний контроль своего взаимоотношения с окружающими в экстремальной ситуации ведет  к эмоциональным срывам, характеризующим психоэмоциональную неустойчивость. Обусловливая эмоциональную напряженность, высокий коммуникативный контроль,  мешает и процессам саморегуляции: как  психоэмоционального состояния, так и  мышления. Характерно, что эффективность саморегуляции мышления коррелирует с психоэмоциональной устойчивостью (r=0,36, р≤0,05).

Выявлена значимая прямопропорциональная связь между устойчивостью мышления и эффективностью его саморегуляции  (r = 0,55, р≤0,001). Руководители с высокой устойчивостью мышления владеют более развитой способностью его саморегуляции, настройки на более оптимальный для возникшей ситуации тип мыслительной деятельности.

Для руководителей как среднего так и начального звена характерно наличие обратнопропорциональной связи между психоэмоциональной устойчивостью и эффективностью саморегуляции психоэмоциональных состояний  (r = -0,42, р≤0,05). Это объясняеися тем, что людям с высокой психоэмоциональной устойчивостью нет необходимости регулировать в экстремальной ситуации свое психическое состояние, и без того сохраняющего свой оптимальный уровень.

У руководителей низшего звена, которые берут на себя ответственность за результаты совместной деятельности выявлена высокая устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (r = 0,36, р≤0,05). А у руководителей, которые склонны перекладывать ответственность за результат на других, устойчивость психомоторики в экстремальной ситуации ниже.

Для  руководителей среднего звена с высоким коммуникативным контролем характерны стабильные результаты деятельности, как в фоновых, так и в экстремальных условиях. 

Для руководителей среднего звена, полагающихся  в основном на себя и свои силы, характерны психоэмоциональная устойчивость и устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации. Они способны в случае возникновения экстремальной ситуации сохранять оптимальный (фоновый)  уровень психоэмоционального состояния и точность психомоторики. Однако при этом у них слабо развита способность к саморегуляции психоэмоциональных состояний.

Руководителям низшего звена управления с высоким коммуникативным контролем свойственны  психоэмоциональная неустойчивость,  неустойчивость мышления и слаборазвитая способность саморегуляции психоэмоциональных состояний. Возможно, руководители низшего звена, в силу того, что многие из данной выборки недавно назначены на должность, основные усилия тратят на внешнюю составляющую деятельности руководителя. Коммуникативный контроль, контроль за своими эмоциями и поведением как руководителя, еще не вошли у них в привычку и требуют значительных усилий, для них важно «не потерять лицо». В случае возникновения экстремальной ситуации они теряются, не могут мыслить и действовать спокойно, не повышая напряженности. При недостаточной способности саморегуляции психических состояний они плохо владеют способами и приемами управления своими эмоциями.

В целом, проблема недостаточной эффективности саморегуляции психоэмоциональных состояний является общей для руководителей все уровней. Поэтому необходимо проведение с руководителями групповых психологических тренингов или индивидуальных занятий с целью овладения способами и техниками саморегуляции психических состояний.

При подборе и обучении руководителей начального звена следует учитывать, что  надежность в экстремальной ситуации выше у тех руководителей, которые в принятии управленческих решений полагаются в основном на свои силы, а не ждут указаний сверху. У таких руководителей  выше надежность психомоторной деятельности, стабильность в фоновой и экстремальной ситуациях.

Результаты данного исследования легли в основу психокоррекционной программы  для руководителей  различного уровня ОАО «КАМАЗинструментспецмаш» (г. Набережные Челны).

 

2.4. Зависимость успешности соревновательной деятельности

гимнасток от личностных свойств и психических состояний[2]      

В настоящее время в спорте высших достижений спортсмены по своей физической подготовленности примерно равны, поэтому решающим фактором победы в соревнованиях становится их психологическая готовность. Для успешности выступлений каждый вид спорта требует от спортсмена соответствующих личностных качеств, а также оптимального психического состояния. Важным условием отбора и профориентации спортсменов становится диагностика уровня развития необходимых психических качеств. В тренировочном процессе регулярная психодиагностика необходима для развития необходимых для победы качеств и умений, а также для формирования индивидуального стиля деятельности спортсмена. Этим и объясняется актуальность данного исследования.

Целью работы явилось исследование зависимости успешности соревновательной деятельности в художественной гимнастике от психологических свойств личности и психоэмоциональных состояний.

Предметом исследования явились психоэмоциональные состояния, психологические свойства личности и успешность соревновательной деятельности, а объектом – гимнастки в возрасте 10-14 лет.

В исследовании приняли участие 30 гимнасток, учащихся муниципального учреждении дополнительного образования детей специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва «Приволжанка» по художественной гимнастике г. Казани.

В исследовании использованы следующие методики:

1) аппаратурные методики Ю.А. Цагарелли, реализуемые на приборе «Активациометр АЦ-6» для диагностики: а) психоэмоциональных состояний, б) функциональной асимметрии полушарий мозга, в) ведущий руки;

2) многофакторный личностный опросник Р.Кеттела (сокращенный вариант);

3) метод экспертной оценки.

Отбор гимнасток является составной частью всей системы подготовки гимнасток. Он имеет место на всех этапах многолетней подготовки гимнасток. Наиболее важным является выявление психологических функций, качеств и свойств личности, необходимых для достижения высоких спортивных результатов в художественной гимнастике.

Эмпирическое исследование  проводилось в три этапа.

       На первом этапе в условиях тренировочного процесса была проведена  аппаратурная диагностика психоэмоционального состояния, функциональной асимметрии полушарий, ведущей руки, а также диагностика личностных свойств гимнасток с помощью многофакторного опросника Кеттела.

На втором этапе была проведена диагностика психоэмоционального состояния и функциональной асимметрии полушарий в условиях соревновательной деятельности (перед выступлением), на первенство СДЮСШОР «Приволжанка».

На этом же соревновании проведен и третий этап исследования - диагностика психического состояния и функциональной асимметрии полушарий  мозга в условиях постсоревновательной деятельности (после выступления).

 

Результаты исследования.

1. В условиях тренировочного процесса психоэмоциональное состояние  (ПС) занимает у гимнасток центральное положение (рис.1). При этом напряженность психического состояния в условиях тренировки имеет значимые обратнопропорциональные связи с такими психологическими свойствами личности как эмоциональная устойчивость (фактор С) (r = - 0,41; p< 0,05) и высокий самоконтроль (фактор Q3) (r = - 0,39; p< 0,05). Если гимнастка отличается эмоциональной устойчивостью, эмоциональной зрелостью, развитым самоконтролем, организованностью, то напряженность и интенсивность ее психоэмоционального состояния во время тренировочного процесса находится в пределах нормы, характерной для данного возраста, т.е.имеет оптимальный уровень.


 

Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.1. Корреляционная структура взаимосвязей свойств личности с психическим состоянием гимнасток в условиях тренировочного процесса.

 

         Выявлена также значимая прямопропорциональная  связь между ПС в условиях тренировки и экспрессивностью (фактор F) (r = 0,41; p< 0,05). Учитывая, что экспрессивность выражается в жизнерадостности, подвижности, импульсивности, это свидетельствует о том, что во время тренировочного процесса эти свойства личности обусловливают у девочек данного возраста повышение интенсивности психического состояния.

2. В условиях соревновательной деятельности ведущая роль психоэмоционального состояния у гимнасток еще более усиливается. Об этом свидетельствует корреляционная структура, отражающая  взаимосвязи психологических свойств личности с психическим состоянием гимнасток перед выступлением на соревнованиях (рис.2). Здесь ПС, не только сохраняет центральное положение, но и увеличивает количество корреляций со свойствами личности.


 Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.2. Корреляционная структура взаимосвязей психологических свойств личности с психическим состоянием гимнасток перед выступлением на соревнованиях.

 

Напряженность психического состояния гимнасток перед выступлением имеет значимые прямопропорциональные связи с такими психологическими свойствами личности как подозрительность (фактор L) (r = 0,35; p< 0,05),  нонконформизм (фактор Q2) (r = 0,38: p< 0,05),  чувствительность (фактор I) (r = 0,40; p< 0,05).

Это означает, что в условиях соревнования психоэмоциональная напряженность усиливается у гимнасток отличающихся мнительностью, подозрительностью, ревнивостью, настороженностью, завидующих успехам других, считающих, что их недооценивают (фактор L), так как  часто неадекватное, нездоровое отношение к соревновательной борьбе обусловливает излишнюю нервозность.

Вместе с тем, более высокую психоэмоциональную напряженность перед выступлением в соревнованиях имеют и гимнастки, отличающиеся чувствительностью, мягкостью, утонченностью (фактор I).  Причиной тому является склонность к эмоциональным  переживаниям, интенсивность которых перед выступлением, естественно, усиливается.

Повышению напряженности психического состояния перед выступлением способствуют и такие личностные свойства гимнасток как независимость от группового мнения, самостоятельность в принятии и исполнении решения (фактор Q2). В этом случае причиной повышения напряженности является переживание личной ответственности за проявляемую самостоятельность.

Понижению же психоэмоциональной напряженности перед выступлением на соревнованиях способствует развитый самоконтроль, целенаправленность, организованность (фактор Q3). Об этом свидетельствует обратнопропорциональная  корреляция  между ПС перед выступлением и фактором Q3 (r = - 0,36; p< 0,05).

3. В условиях постсоревновательной деятельности, т.е.  непосредственно после выступления на соревнованиях ПС сохраняет центральной положение в корреляционной структуре взаимосвязей психологических свойств личности с психическим состоянием (рис.3).  Однако количество достоверных взаимосвязей уменьшается до уровня  корреляционной структуры тренировочной деятельности (рис.1).

 

Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.3. Корреляционная структура взаимосвязей психологических свойств личности с психическим состоянием гимнасток в условиях постсоревновательной деятельности.

На рис. 3 отражены значимые прямопропорциональные связи психического состояния гимнастки после выступления на соревнованиях с такими свойствами личности как непрактичность, капризность (фактор М) (r = 0,41; p< 0,05),  радикализм (фактор Q1) (r = 0,40;  p< 0,05),  нонконформизм (фактор Q2) (r = 0,35;  p< 0,05).  Это означает, что напряженность психического состояния непосредственно после выступления сохраняет высокий уровень у гимнасток, которые характеризуются непрактичностью, капризностью, мечтательностью (фактор М), склонностью к экспериментированию, радикализмом (фактор Q1), а также независимостью от группы, самостоятельностью принятия и исполнения решения (фактор Q2).

 

Результаты исследования взаимосвязи психологических свойств личности гимнасток с функциональной асимметрией полушарий головного мозга.

       В условиях тренировочного  процесса функциональная асимметрия полушарий (ФАП) головного мозга имеет прямопропорциональную  связь с показателем интеллекта (фактор В) (r = 0,35; p< 0,05) (рис.4).  Если гимнастка отличается хорошим уровнем мышления и интеллектуального развития, сообразительностью, высоким уровнем обучаемости, то в условиях тренировки у нее происходит значительное смещение функциональной асимметрии полушарий в сторону эмоционально-образного мышления. Это позволяет ей создать целостный образ своего выступления. Как показано Ю.А.Цагарелли (2008),  целостный симультанный образ  имеет зрительно-пространственный характер и связан с деятельностью полушария, отвечающего за образно-пространственное мышление.


Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.4. Корреляционная структура взаимосвязей психологических свойств личности с функциональной ассиметрией  полушарий головного мозга гимнасток в условиях тренировочного процесса.

 

Обнаружена также значимая обратнопропорциональная связь ФАП с нормативностью поведения (фактор G) (r= -0,36; p< 0,05). У гимнастки, отличающейся осознанностью и нормативностью поведения, настойчивостью в достижении цели, ответственностью, добросовестностью и обязательностью в условиях тренировки происходит значительное смещение функциональной асимметрии полушарий в сторону абстрактно-логического мышления. Это  способствует тому, что гимнастка программу своего выступления видит отдельными элементам, частями, следуя алгоритму, разработанному тренером.

Таким образом, выявлено два полярных типа гимнасток. К представителям первого типа относятся гимнастки со смещением ФАП в сторону эмоционально-образного мышления и высоким уровнем эмоционально-образного интеллекта. На тренировках им следует опираться на симультанный образ, имеющий зрительно-пространственный характер. Второй тип гимнасток характеризуется смещением ФАП в сторону логического мышления и высоким уровнем нормативности поведения. Им следует опираться на структурный образ. На тренировках эта структура представлена отдельными элементам, частями и воплощается по заранее разработанному алгоритму.

В условиях соревновательной деятельности (непосредственно перед выступлением на соревнованиях) ФАП имеет прямопропорциональные связи с такими психологическими свойствами как общительность (фактор А) (r= 0,58; p< 0,01),  интеллект (фактор В) (rэмп= 0,53, при  p< 0,01), тревожность (фактор О) (r= 0,45, p< 0,01) и экспансивность (фактор F) (r= 0,45, p< 0,01) (рис.5). Это показывает, что если для гимнастки характерно значимое смещение функциональной асимметрии полушарий головного мозга в сторону эмоционально-образного мышления, то она способна представить целостный образ своего выступления. Она опирается на совокупность музыки и движений, эстетику исполнения и в процессе выступления учитывает впечатления, которое производит на зрителей и судей. Такой гимнастке присущи естественность и непринужденность общения, богатство и яркость эмоциональных проявлений, отзывчивость, активность и искренность в установлении социальных контактов, жизнерадостность, вера в удачу, сообразительность, хорошая обучаемость, тревожность и ранимость, то у нее происходит

Эти факты существенно дополняют вышеописанную характеристику первого типа гимнасток и хорошо согласуются с научными данными. Так, по данным Ю.А.Цагарелли (2008), музыканты с эмоционально-образным типом мышления отличаются повышенной экспрессивностью и предпочитают взаимосвязь с публикой (общение) во время исполнения.     

Выявлены значимые обратнопропорциональные связи функциональной асимметрии полушарий с такими психологическими свойствами как  нонконформизм (фактор Q2) (r= - 0,68, p< 0,001), радикализм (фактор Q1) (r= - 0,57, p< 0,01), доминантность (фактор Е) (r= - 0,37, p< 0,05). На соревнованиях у гимнасток, отличающихся самостоятельностью, независимостью  в суждениях и поведении, критичностью мышления, склонностью к экспериментированию, происходит значимое смещение функциональной асимметрии полушарий в сторону абстрактно-логического мышления. Перед выходом на гимнастический помост такая гимнастка шаг за шагом предварительно анализирует программу своего выступления по элементам. Она, как правило, исполняя упражнения,  руководствуется четко прописанным алгоритмом движений.

Эти факты дополняют вышеописанную характеристику второго типа гимнасток и тоже хорошо согласуются с литературными данными.

Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.5. Корреляционная структура взаимосвязей психологических свойств личности с функциональной ассиметрией  полушарий головного мозга гимнасток в условиях соревновательной деятельности.

 

Рассмотрим взаимосвязи психологических свойств личности с функциональной асимметрией полушарий головного мозга гимнасток в условиях постсоревновательной деятельности (непосредственно после выступления на соревнованиях) (рис.6).

Значимая обратнопропорциональная связь функциональной асимметрией полушарий с таким психологическим свойством как  доминантность (фактор Е) (r= - 0,40, p< 0,05) показывает, что у гимнастки, отличающейся властностью, независимостью, самоуверенностью, независимостью  в суждениях и поведении после выступления происходит значимое смещение функциональной асимметрии полушарий в сторону абстрактно-логического мышления. После выступления она анализирует его, математически просчитывая (в баллах судейских оценок) ошибки и достоинства на каждом этапе выполнения упражнения.

       Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.6. Корреляционная структура взаимосвязей психологических свойств личности с функциональной ассиметрией  полушарий головного мозга гимнасток в условиях постсоревновательной деятельности.

 

Прямопропорциональная значимая связь функциональной асимметрии полушарий с мечтательностью,  развитым воображением (фактор М) (r= 0,35, p< 0,05) показывает, что у гимнастки, отличающейся богатым, творческим воображением, мечтательностью после выступления происходит значимое смещение функциональной асимметрии полушарий в сторону эмоционально-образного мышления. После выступления гимнастка все еще находится в образе, видит целостную картину выполненной программы, оценивает образ, который она сумела  создать и впечатление, которое произвела на зрителей и судей.

 

Результаты исследования взаимосвязи психологических свойств личности с успешностью соревновательной деятельности гимнасток.

Значимые прямопропорциональные связи успешности соревновательной деятельности гимнасток с такими психологическими свойствами как общительность (фактор А) (r = 0,35, p< 0,05), экспансивность (фактор F) (r = 0,35, p< 0,05), высокая нормативность поведения (фактор G) (r = 0,39, p< 0,05) и развитое воображение (фактор М) (r = 0,36, p< 0,05) показывают, что естественность и непринужденность поведения, богатство и яркость эмоциональных проявлений, жизнерадостность, подвижность, богатое, творческое воображение, осознанность и нормативность поведения, настойчивость, ответственность гимнастки способствует повышению успешности ее выступления на соревнованиях (рис. 7).

              Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.7. Корреляционная структура взаимосвязей психологических свойств личности с успешностью соревновательной деятельности гимнасток.

Обратнопропорциональная значимая связь успешности соревновательной деятельности гимнасток с фактором тревожностью (фактор О) (r= - 0,37, p< 0,05) показывает негативное влияние тревожности, ранимости, депрессивности, склонности к  самоупрекам и недооцениванию своих возможностей гимнастки на успешность ее выступления на соревнованиях, значительно снижая результативность.

 

Результаты исследования взаимосвязи успешности выступления гимнасток от психоэмоциональной напряженности

на разных этапах соревновательной деятельности.

Значимые прямопропорциональные связи успешности выступления гимнасток на соревнованиях с фоновым (на тренировке) психическим состоянием (r= 0,35, p< 0,05) и психическим состоянием непосредственно перед выступлением (r= 0,35, p< 0,05) показывают, что более высокий  уровень напряжения психического состояния во время тренировок и перед выступлением обуславливает успешность соревновательной деятельности. Происходит мобилизация как психических, так и физических резервов гимнастки, она становится более собрана и  сосредоточена на выступлении. Если же уровень напряжения психического состояния снижен, то гимнастка излишне расслаблена, не сконцентрирована на выступлении, что в итоге может привести к низкой результативности выступления.

Это объясняется интегративной и адаптационной функциями психических состояний, позволяющими оптимизировать взаимодействие психики и сомы. Благодаря этому функциональное состояние человека организуется таким образом, чтобы оно было наиболее оптимальным и эффективным для данных условий (рис. 8).


              Обозначения:  ____  -   прямая связь,     _  _  _   -  обратная связь

Рис.8. Корреляционная структура взаимосвязей успешности выступления гимнасток с напряженностью их психических состояний на разных этапах соревновательной деятельности.

 

Выводы

       1. Сохранению оптимального уровня психического состояния во время тренировочного процесса способствует наличие у гимнасток таких личностных свойств как эмоциональная устойчивость и высокий самоконтроль, который позволяет сохранить оптимальный уровень психического состояния и непосредственно в соревнованиях. Поэтому наряду с общеизвестными методами оптимизации психических состояний целесообразно использовать методы формирования эмоциональной устойчивости и самоконтроля.

2. Излишнее повышение психоэмоциональной напряженности гимнасток в соревнованиях обусловлено такими личностными качествами как подозрительность, нонконформизм, импульсивность, чувствительность, что следует учитывать при подготовке  гимнасток к соревнованиям.

3. Выявлено два полярных типа гимнасток. К представителям первого типа относятся гимнастки со смещением ФАП в сторону эмоционально-образного мышления. Им присущ высокий уровень эмоционально-образного интеллекта, естественность и непринужденность общения, богатство и яркость эмоциональных проявлений, отзывчивость, активность и искренность в установлении социальных контактов, жизнерадостность, вера в удачу, сообразительность, хорошая обучаемость, тревожность и ранимость. Такая гимнастка способна представить целостный образ своего выступления, совокупность музыки и движения, управлять впечатлением, которое она производит на зрителей и судей. После выступления такая гимнастка все еще находится в образе, видит целостную картину выполненной программы, оценивает образ, который она сумела  создать и произведенное впечатление.

В работе с такой гимнасткой следует обратить особое внимание на формирование у нее целостного образа выступления, имеющего характер зрительной пространственной картины. При выполнении упражнений этот образ разворачивается во времени, детализируется и обогащается.

4. Второй тип гимнасток характеризуется смещением ФАП в сторону логического мышления. Им присущ высокий уровень нормативности поведения, властность, независимость, самоуверенность, независимость  в суждениях и поведении. Перед выходом на гимнастический помост такая гимнастка шаг за шагом предварительно анализирует программу своего выступления по элементам. Она, как правило, исполняя упражнения,  руководствуется счетом, согласно четко прописанного алгоритма движений. После выступления она анализирует свое выступление, математически просчитывая в баллах ошибки и достоинства на каждом этапе выполнения упражнения.

Таким спортсменкам следует опираться на структурный образ.  На тренировках эта структура представлена отдельными элементам, частями и воплощается по заранее разработанному алгоритму

5. Высокую результативность и успешность соревновательной деятельности обусловливают такие свойства личности гимнастки как общительность, экспрессивность, ответственность, обязательность и развитое воображение.  Выраженная личностная тревожность, наоборот, снижает эту успешность.         

6. Успешности соревновательной деятельности способствует более высокий, чем на тренировках уровень напряженности психического состояния. Происходит мобилизация психических резервов гимнастки, которая становится более собранной и  сосредоточенной на выступлении. Если же уровень психического состояния ниже, чем на тренировках, это приводит к излишней расслабленности, недостаточной сконцентрированности на выступлении, что в итоге приводит к понижению результативности выступления. Это объясняется интегративной и адаптационной функциями психических состояний, позволяющими оптимизировать взаимодействие психики и сомы и  организовать функциональное состояние человека таким образом, чтобы  она было наиболее оптимально и эффективно в данных условиях.

 

Практические рекомендации

 Результаты представленного эмпирического исследования и методика его проведения могут быть использованы тренерами, преподавателями и психологами в детско-юношеских спортивных школах, других  учебных заведениях физической культуры и спорта, в спортивных клубах:

-  для психологического отбора в учебно - тренировочные группы,
-  для коррекции психических состояний спортсменов в соревновательной деятельности,
-  для подбора индивидуальных программ формирования спортивного мастерства и повышения успешности соревновательной деятельности гимнасток,
-  для разработки индивидуальных программ тренингов по обучению приемам и техникам саморегуляции психических состояний.

 

2.5. Личностная обусловленность надежности в экстремальной ситуации

у представителей опасных профессий[3]

Научные исследования опасной профессии (Лебедев В. И., 1989; Бодров В.А., 2001; Захарова Л.Н., 1990; Ломов Б.Ф., 1988 и др.) охватывают широкий круг специальностей, связанных с работой в экстремальных условиях (летчики, моряки, водолазы, милиция, охранники, пожарные, космонавты, машинисты, крановщики, водители). Психологическая суть опасности состоит не только в самой экстремальной ситуации, но и в недостаточной готовности профессионала к работе в экстремальных условиях из-за присущих ему индивидуально-психологических особенностей и просчетах в подготовке. Принципиальная особенность опасной профессии — преодоление опасности в противоположность инстинктивной реакции ее избегания, присущей всему живому.

Многочисленными исследованиями показано, что в большинстве случаев причиной неадекватных действий людей является психологическая неготовность к экстремальным условиям деятельности. Пребывание в сложной ситуации, опасной для здоровья и жизни нередко приводит к явлениям психической дезадаптации. Однако психологические механизмы этих явлений остаются малоизученными.

Экстремальными условиями В.И. Лебедев считает такие, в которых психофизиологические и социально-психологические механизмы, исчерпав резервы возможности, более не могут обеспечивать адекватное отражение и регуляторную деятельность человека. По его мнению, фактор экстремальности предъявляет высокие требования к отдельным профессионально значимым характеристикам персонала. Во-первых, подчеркивается значение личностной психологической готовности к работе в экстремальных условиях (мотивы, целевые установки, характер, воля). Во-вторых, наличие достаточно выраженных врожденных задатков и, в-третьих, - свойств нервной системы, которые обеспечивают выживание в экстремальной ситуации.

Таким образом, важнейшим условием  успешности деятельности у представителя опасной профессии является надежность в экстремальной ситуации,  ее личностные детерминанты, а также психологическая готовность человека к преодолению опасности при действии экстремальных факторов,

Данное исследование имеет важный диагностический и прогностический аспекты – необходимо знать, каковы потенциалы и особенности каждой отдельной профессии в экстремальных ситуациях, и насколько они реализуются применительно к данной ситуации, от каких внешних и внутренних факторов зависит деятельность и ее параметры, как свойства личности влияют на поведение человека в экстремальной ситуации. Изучение психологических механизмов надежности человека дает возможность лучше понять индивидуальные феномены, раскрыть индивидуальные потенциалы и создать научные рекомендации по оптимизации деятельности в напряженных и экстремальных ситуациях.

Целью данной работы явилось эмпирическое исследование личностной обусловленности надежности в экстремальной ситуации у представителей опасных профессий.

На основе теоретического анализа научной литературы по рассматриваемой проблеме нами была выдвинута гипотеза о существовании специфики взаимосвязи психологических свойств личности с компонентами надежности в экстремальной ситуации у представителей опасных профессий.

Согласно результатам опроса 1200 человек, проведенного аналитическим центром Юрия Левады, первое место в рейтинге наиболее опасных профессий занимают пожарный и спасатель (40%). В то же время каждый третий (29%) считает крайне опасной работу сотрудников милиции, 16% респондентов назвали военную службу, 15% - работу шахтера, 14% - водителя. Таким образом, самыми опасными считаются профессии пожарного, спасателя и милиционера.

Эти данные учитывались нами при выборе испытуемых, которыми явились пожарные, спасатели и милиционеры. В нашем эмпирическом исследовании в качестве испытуемых приняли участие 60 представителей опасных профессий. В их числе 30 сотрудников пожарной части № 60 МЧС РТ (г. Казань) - мужчины в возрасте от 23 до 48 лет и 30 сотрудников отдела вневедомственной охраны УВД Приволжского района г. Казани – мужчины в возрасте от 20 до 44 лет.  

Контрольную группу составили представители профессий, не связанных с опасностью для жизни и здоровья. Это продавцы-консультанты и менеджеры по продажам магазинов г. Казани - мужчины от 23 до 45 лет в количестве  60 человек.

В качестве психодиагностических методов были использованы: методика диагностики надежности в экстремальной ситуации» Ю.А. Цагарелли с помощью прибора «Активациометр АЦ – 6» и Личностный опросник 16 PF Р. Кеттелла. Для математической обработки эмпирических данных использовались  корреляция Пирсона и t-критерий Стьюдента.

 

Результаты 

У представителей опасных профессий корреляционный анализ взаимосвязей психологических свойств личности с компонентами надежности в экстремальной ситуации выявил следующее.

личностный фактор B («интеллектуальные способности») имеет значимую прямопропорциональную связь с коэффициентом саморегуляции функциональной асимметрии полушарий (r = 0,33, р ≤ 0,01). Это свидетельствует о том, что чем лучше у представителей опасных профессий развиты интеллектуальные способности и обучаемость, тем в большей степени, в случае возникновения опасности, у них сохраняется характерный для них тип мышления. Сохранение привычного типа мышления, в свою очередь,  позволяет им адекватно оценить ситуацию и среагировать на нее, приняв наиболее правильное и эффективное решение. Таким образом, развитый интеллект у представителей опасных профессий способствует адекватности реакции и правильности принятия решений в экстремальной ситуации.

Личностный фактор С («эмоциональная зрелость») имеет значимую прямопропорциональную связь с таким компонентом надежности в экстремальной ситуации как устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (r = 0,25, р ≤  0,05). Этому можно дать следующую интерпретацию. Если представители опасных профессий отличаются эмоциональной зрелостью, спокойствием, уверенностью в себе, реалистичностью, если они не поддаются случайным колебаниям настроения, то в экстремальной ситуации они, как правило, действуют более четко, безошибочно, хорошо управляют своими эмоциями и настроением. Экстремальная ситуация не только не понижает результативность их деятельности, но часто повышает ее, мобилизуя резервы человека.

Личностный фактор F («сургенция, экспансивность») также имеет значимую прямопропорциональную связь с устойчивостью психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (r = 0,27, р ≤ 0,05). Если представители опасных профессий отличаются энергичностью, жизнерадостностью, общительностью, некоторой раскрепощенностью, то в экстремальной ситуации для них характерна точность, безошибочность движений, т.к. психологическая раскрепощенность способствует психомоторной раскрепощенности.

Личностный фактор I («чувствительность») имеет значимые прямопропорциональные корреляции с такими двумя компонентами надежности в экстремальной ситуации как устойчивость мышления (УФАП) (r = 0,33, р ≤  0,01)  и  способность ее саморегуляции (КСФАП) (r = 0,27, р ≤ 0,05). Если представитель опасной профессии отличается чувствительностью, интуитивностью поведения, то в экстремальной ситуации для него характерна большая устойчивость мышления, сохранение типичного способа принятия решения, что способствует более продуманным, адекватным действиям. Это объясняется тем, что интуитивность мышления не предполагает повышения интеллектуальной напряженности, что способствует сохранению типичного способа принятия решений.

Более того, наличие значимой связи личностного фактора I со способностью саморегуляции функциональной ассиметрии полушарий показывает, что у таких людей в случае возникновения экстремальной ситуации интуитивно срабатывают наиболее оптимальные механизмы саморегуляции мыслительной деятельности. 

Личностный фактор Q4 («фрустрированность, напряженность») имеет две значимые прямопропорциональные связи с такими компонентами надежности в экстремальной ситуации как способность саморегуляции психических состояний (КСПС) (r = 0,28, р ≤  0,05) и саморегуляции функциональной ассиметрии полушарий (КСФАП) (r = 0,25, р ≤ 0,05). Представители опасных профессий в обычных условиях деятельности часто сталкиваются с нештатными ситуациями, что приводит к повышению их фрустрированности, напряженности, у них вырабатываются свои собственные, индивидуальные способы регуляции психических состояний, с помощью которых они способны понижать уровень их напряженности. В случае возникновения экстремальной ситуации у таких людей быстро и часто неосознанно включаются внутренние, выработанные годами, механизмы саморегуляции как психического состояния (КСПС), так и устойчивости мышлений (КСФАП).

Рассмотрим корреляционные связи психологических свойств личности с компонентами надежности в экстремальной ситуации у представителей неопасных профессий (в контрольной группе).

Выявлена прямопропорциональная значимая связь (r = 0,26, р ≤ 0,05) личностного фактора С («эмоциональная зрелость») с таким компонентом надежности как устойчивость мышления (УФАП). В экстремальной ситуации у представителей неопасных профессий, отличающихся эмоциональной уравновешенностью, спокойствием, уверенностью в себе сохраняется типичный способ мыслительной деятельности, способствующий адекватности и своевременности принятия решений. 

Личностный фактор О («неуверенность, тревожность») показал две значимые корреляции с компонентами надежности в экстремальной ситуации: прямопропорциональную (r = 0,33, р ≤ 0,01) с саморегуляцией функциональной ассиметрии полушарий (КСФАП) и обратнопропорциональную с устойчивостью мышления УФАП (r = -0,26, р ≤   0,05). Чем выше у человека неуверенность в себе, тем ниже у него устойчивость  мышления в экстремальной ситуации, но этот недостаток компенсируется его хорошей способностью самостоятельно регулировать мыслительную деятельность, настраивая ее на наиболее устойчивый, оптимальный уровень.  Это объясняется тем, что неуверенность в себе, в правильности своих действий порождает потребность в  изменении способа решения соответствующих задач, что и приводит к неустойчивости мышления. В свою очередь, неустойчивость мышления требует включения компенсаторных механизмов, без которых невозможна успешность профессиональной деятельности. Таким механизмом является саморегуляция мышления, взаимосвязанная с саморегуляцией функциональной ассиметрии полушарий головного мозга.

Если у представителей неопасных профессий выявлено только 3 значимые корреляции личностных факторов с компонентами надежности в экстремальной ситуации, то у представителей опасных профессий таких связей 7. Это свидетельствует о гораздо большей личностной обусловленности надежности в экстремальной ситуации у представителей опасных профессий, что, в свою очередь, говорит о необходимости диагностики и коррекции соответствующих свойств  личности при проведении профотбора и профподбора кадров.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:

1. Личностными свойствами, обусловливающими надежность в экстремальной ситуации у  представителей опасных профессий являются:   интеллектуальные способности, эмоциональная зрелость, экспансивность, чувствительность и фрустрированность.

Высокие интеллектуальные способности, обучаемость  повышают способность саморегуляции мышления в экстремальной ситуации, способствуют быстрой и адекватной оценке ситуации и принятию наиболее эффективного решения.

Эмоциональная зрелость, а также  энергичность, экспансивность обусловливают точность и безошибочность психомоторных действий в экстремальной ситуации.

Интуитивность принятия решений способствует устойчивости мышления в экстремальной ситуации, а также актуализации эффективных механизмов саморегуляции мышления для  сохранения типичного, более оптимального способа мыслительной деятельности.

Фрустрированность, как личностное качество способствует выработке индивидуальных способов саморегуляции как психических состояний, так и мышления, которые в экстремальной ситуации способствуют повышению адекватности принятия решений и действий.

2. Личностным свойством, повышающим надежность в экстремальной ситуации у  представителей неопасных профессий является эмоциональная зрелость, а понижающим надежность - неуверенность в себе.

Эмоциональная зрелость повышает устойчивость мышления, что позволяет сохранить типичный способ мыслительной деятельности, способствующей адекватности и своевременности принятия решений. 

Неуверенность в себе, в правильности своих действий порождает потребность в  изменении способа решения соответствующих задач, что и приводит к неустойчивости мышления. Этот недостаток может быть компенсирован способностью самостоятельно регулировать мыслительную деятельность, настраивая ее на наиболее устойчивый, оптимальный уровень. 

3. У  представителей опасных профессий основные компоненты надежности в экстремальной ситуации имеют большую выраженность и специфические особенности личностной обусловленности, что подтверждает выдвинутую нами гипотезу. Причем, у них эта обусловленность значительно выше, чем у представителей неопасных профессий. Если в группе представителей неопасных профессий выявлено только 3 значимые корреляции личностных факторов с компонентами надежности в экстремальной ситуации, то в группе представителей опасных профессий таких связей 7.

Наряду с количеством корреляций специфика проявляется и в том, что, у представителей опасных профессий, по сравнению с представителями неопасных, компоненты надежности в экстремальной ситуации обусловлены различными личностными свойствами.

4. Поскольку надежность в экстремальной ситуации является профессионально важным качеством для представителей целого ряда профессий (органов внутренних дел, армии, службы спасения, пожарных и др.), диагностика надежности в экстремальной ситуации и обусловливающих ее свойств личности необходима при профотборе и профподборе.

5. Результаты исследования могут быть использованы в деятельности отделов по работе с личным составом органов внутренних дел и пожарной охраны для проведения профессионального отбора, а также для индивидуализации психокоррекционных программ по развитию как надежности в экстремальной ситуации в целом, так и ее отдельных компонентов.

Также результаты исследования могут использоваться в учебно-воспитательном процессе профильных средне-профессиональных и высших учебных заведений с целью развития у будущих сотрудников правопорядка, пожарных профессионально важных качеств.

В дальнейшем, на основе полученных результатов можно разработать рекомендации по совершенствованию профессиональной деятельности, осуществляемой в сложных и опасных условиях, оптимальной расстановке кадров, формированию команд, оптимизации режима работы, профессиональному обучению, психологическому сопровождению начальных этапов профессионализации.

 

2.6. Психологические особенности  пешеходов младшего школьного

возраста, попадавших в дорожно-транспортные происшествия. 

Современное общество немыслимо без автомобилей. Их число неуклонно растет с каждым годом, свидетельствуя о научно-техническом прогрессе общества. Однако именно автомобильный транспорт является наиболее опасным,  значительно обгоняя железнодорожный, авиационный и водный виды транспорта по числу погибших и пострадавших в транспортных авариях.

     Ежегодно в нашей стране на дорогах погибает примерно тридцать тысяч человек. В дорожно-транспортных происшествиях получают ранения и увечья более двухсот тысяч человек. По оценкам экспертов прямой ущерб от аварийности на дорогах составляет около 40 млрд. рублей в год (Обзорная информация НИЦ ГИБДД МВД России, 2000).

     Специалисты считают, что до 80% дорожно-транспортных происшествий происходит по вине человека, водителя или пешехода; 10-15 % - из-за дорожных и других внешних причин; 5-10% - из-за дефектов конструкции или неудовлетворительного технического состояния машины (Обзорная информация НИЦ ГИБДД МВД России, 2000).

В последние годы в России удельный вес дорожно-транспортных происшествий по вине водителей автомобилей снижается,  а по вине пешеходов - неуклонно растет. Наезд на пешехода как вид дорожно-транспортных происшествий, характеризуется высокой тяжестью последствий. При наезде на пешехода из 100 пострадавших 16 получают смертельные травмы. При этом наезд на пешехода в нашей стране был и остается самым распространенным видом дорожно-транспортных происшествий.

Как показывают исследования (Е.Н. Иванова, 2001), значительная часть дорожно-транспортных происшествий совершается в результате неадекватного поведения самой жертвы происшествия, что обусловливает необходимость изучения личностных особенностей потерпевшего, мотивов и механизмов его поведения, специфических причин и условий совершения ДТП.

Несмотря на то, что с каждым годом количество пешеходов, попавших в дорожно-транспортные происшествия неуклонно растет, исследований факторов, влияющих на безопасность пешеходов, особенно детей, крайне мало. Это обусловливает актуальность данного исследования. 

Поведение многих пешеходов является опасным. Это особенно характерно для  дорожного поведения ребенка, который может неожи­данно рвануться вперед. Пожилые люди при переходе через до­рогу могут в кратчайшее время изменить направление своего движения на противоположное. Порою пешеход, обходя лужу, совершает неожиданный прыжок в сторону. Эти особенности делают пове­дение пешеходов непредсказуемыми для водителей автомобилей. При этом автомобиль, в сравнении с пешеходом, имеет гораздо большую инерцион­ность и меньшую мобильность при необходимости резкого изменения направления и скорости движения. Поэтому непредсказуемое появление пешехода перед движущимся автомобилем чрезвычайно опасно повышенной сложностью предотвращения ДТП, что, однако, явно недостаточно осознается пешеходами.

     Вместе с тем дорожное поведение пешеходов недостаточно регламентировано в обязательной для соблюдения форме. Пешеходы по сравнению с другими участниками дорожного движения имеют гораздо меньшее количество ограничений и предписаний, указанных в действующих Правилах дорожного движения. Меры административного порядка, применяемые к пешеходам-нарушителям, настолько несущест­венны по суммам штрафов и степени охвата, что практически не сни­жают степени их безответственности.

В имеющейся литературе при­водятся примеры ДТП с участием пешеходов, описываются условия наез­да на них, но почти не описываются факторы безопасного поведения пешеходов.

 Изучение поведения пешеходов в условиях риска позволило определить «допустимый интервал времени» между пересекающим дорогу пе­шеходом и транспортным средством, который оказался равен 3 секундам. Так­же было установлено, что приближающиеся водители тем раньше снижа­ют скорость, чем меньше ее величина и чем больше расстояние между транспортным средством и пешеходом, а также перед пешеходным переходом типа «зебра», когда группы пешеходов находятся в ожидании и когда водитель видит, что пешеход не смотрит на управляемый им автомобиль, угрожающий пешеходу (Е.Н. Иванова, 2001).

Определенный интерес вызывают результаты, полученные австрий­скими транспортными психологами при исследовании роли внешних ус­ловий и их влияния на поведение пешеходов, которое проводилось на 400 перекрестках Вены в течение 5 лет. На каждом перекрестке имелось по одному обозначенному и одному необозначенному переходу. Хотя обозначенные переходы использовались гораздо чаще, чем не обо­значенные, относительная частота дорожно-транспортной аварийности (по отношению к соответствующей частоте их использования) была на обозначенных перекрестках существенно выше, чем на необозначенных. Авторы объясняют этот факт переоценкой своей безопасности из-за нанесенной разметки типа «зебра» (Тарту, 1981 и 1986).

     Среди различных социально-психологических исследований поведе­ния пешеходов наибольший интерес представляют опыты с использова­нием провоцируемых поступков. Они полностью подтверждают влияние провоцирующего на действия пешеходов. Установлено, что провоцируе­мому некорректному поведению следуют чаще, чем призывам к коррект­ному поведению. При изучении психологических установок и поведения также был проанализирован вопрос о том, сознают ли взрослые влияние своего поведения при переходе улицы в качестве образца поведения в гла­зах детей и ведут ли они себя при этом подобающим образом. Согласно полученным результатам, положительный ответ на этот вопрос был дан лишь в устных ответах (собеседованиях), а при наблюдении за поведени­ем взрослых на улице результат был отрицательным. Наличие детей возле перехода не останавливает взрослых следовать спровоцированному не­корректному поведению экспериментатора (Тарту, 1981 и 1986).

Некоторые исследования посвящены изучению зависимости пешеход­ного поведения на переходах различных типов. При наблюдении за пове­дением взрослых пешеходов было зарегистрировано больше нарушений на переходах регулируемых перекрестков, чем на переходах без свето­фора. Пересечение улицы по переходу типа «зебра» на нерегулируемом перекрестке оказалось по статистике дорожно-транспортной аварийности таким же рискованным, как и пересечение дороги за пределами перекре­стков (Е.Н. Иванова, 2001). Вместе с тем, транспортные психологи считают преждевременными рекомендации об отмене пешеходных переходов типа «зебра» и призывают к бдительности при продвижении по пешеходному переходу на регулируемом перекрестке.

Исследований поведения пешеходов гораздо меньше, чем исследований поведения водителей в условиях дорожного движения. Д.Клебельсберг (1989) указывает на фак­торы, которые способствовали и в дальнейшем будут способствовать то­му, что аспект безопасности пешеходов почти не представлен в научно-исследовательских программах и в планах разработки мер безопасности (по сравнению с долей участия пешеходов в общей дорожно-транспортной аварийности): 

      - общественное мнение все еще фаталистически оценивает долю ДТП по вине пешеходов как «естественную» составную часть аварийности по сравнению с долей ДТП по вине других участников дорожного движения;

     - почти отсутствуют хоздоговорные исследования, что, вероятно, свя­зано с тем, что меры по повышению безопасности пешеходов чаще всего по экономическим соображениям бывает трудно оценить по сравнению с мерами в других областях безопасности движения;

     - относительно ограничена и затруднена коммуникация между груп­пами участников движения, особенно при максимальных последствиях для пешеходов при ДТП;

     - все другие участвующие в транспортном движении группы имеют более однородный состав и легче поддаются изучению;

     - возможность обобщения результатов исследования пешеходного по­ведения чаще всего очень ограничена по сравнению с другими областями изучения безопасности движения.

В большинстве стран мира дети как участники дорожного движения относительно чаще попадают в ДТП, чем взрослые. Из всех аварий по вине пешеходов почти третья часть падает на детей. Возрастной пик попадающих в ДТП детей приходится на 7 - 9 лет (И.В. Моисеев, 1996).  Основными видами нарушения ПДД детьми являются: неожиданный выход на проезжую часть из-за технических средств, сооружений, деревьев и т.п.; переход проезжей части в неустановленном месте; появление ребенка на проезжей части без взрослого и игра на дороге.

 К причинам попадания в ДТП детей  А.И. Катаев (1991) относит их подвижность,  невнимательность, отсутствие бдительности и настороженности, неумение осматриваться, неспособность оценить опасность в конкретных условиях. Л.С. Галанин (1999)  считает, что большинство несчастных случаев с детьми возникает на дорогах в типичных, повторяющихся ситуациях, которые необходимо учитывать в обучении детей правилам поведения на улице. Он приводит следующие причины попадания детей в ДТП: дети, в силу своих возрастных особенностей, не представляют той опасности, которая подстерегает их на улице, и очень часто выбегают на дорогу перед близко идущим транспортом. Эта причина является главной при наезде транспортных средств на детей — 60 % от общего числа пострадавших детей; дети не умеют наблюдать и замечать, предвидеть скрытое, они не могут правильно оценить расстояние до приближающейся машины, её скорость. Считают себя ловкими и быстрыми, но, тем не менее, часто беспечны, не научились управлять своим поведением.

По мнению Л.С. Галанина, ответственность за предотвращение ДТП во всех случаях несет водитель транспортного средства, который в отличие от пешехода является профессионалом дорожного движения и должен постоянно помнить об этом. Именно он в первую очередь должен предусмотреть и компенсировать ошибку ребенка своими грамотными и своевременными действиями, предвидя ее заранее, избежать тяжелых последствий при наезде. Водителю следует соблюдать особую осторожность при появлении детей в поле зрения. Если дети уже находятся на проезжей части, он обязан остановиться и пропустить их в нужном направлении. Иногда невнимательного и беспечного следует заранее  предупредить звуковым сигналом, а если он не реагирует, снизить скорость движения и увеличить боковой интервал между автомобилем и ребенком (любым пешеходом), чтобы избежать наезда, даже при неправильных его действиях.

Соглашаясь с Л.С. Галаниным в оценке причин попадания детей в ДТП, мы, однако, не можем согласиться с правомерностью возложения всей ответственности за предотвращение ДТП только на водителя. Ибо, во-первых, это противоречит положению Правил дорожного движения, согласно которому водитель рассчитывает на выполнение Правил всеми участниками дорожного движения. Во-вторых, нельзя потакать безответственному дорожному поведению ребенка, т.к. это – прямая угроза жизни и здоровья как самого ребенка, так и других участников дорожного движения.

С учетом особенностей развития детской психики И.В. Моисеев (1996) выделяет следующие особенности  поведения детей на дороге:

1) наличие детской импульсивности и спонтанности при отсутствии достаточного опыта и способности предвидения последствий поведения в ситуации, когда действия ребенка - часть мгновенно меняющейся дорожной обстановки;

2) внимание ребенка преимущественно направлено на единичные объекты,  а его ориентация в сложной обстановке недостаточна; господствует слуховое восприятие; зрительное поле обусловлено ростом (3 года – на высоте около 90 см; 6 лет - около 110 см); оценка движущихся транспортных средств ошибочна и подвержена влиянию контрастов в светоцветовых ощущениях и восприятии звуков;

3) внимание у ребенка плохо распределяется (эффект "туннельного зрения"); возможно непроизвольное изменение движения ребенка вследствие целостных манер поведения и чувств в рассеянном состоянии;

4) недостаточная ловкость движений; многие дети могут сначала ездить на велосипеде, отпуская только одну руку (левую или правую), так что они могут показывать поворот лишь в одном направлении. Надежная ориентация налево - направо приобретается после 7-ми лет;

5) знание дорожного движения даже у 10-летних детей еще весьма не полноценно, имеется большое расхождение между осознанным правильным поведением и фактическим поведением. Часто технические знания о видах движения транспортных средств подменяются представлениями из мира игрушек (например, представление о том, что автомобили могут останавливаться сразу же, как и игрушечные);

6) разделение игрушечных и реальных условий происходит лишь постепенно. Безопасность собственного поведения в условиях движения, особенно на пешеходных переходах, детьми переоценивается.

     Важно отметить, что дорожное происшествие  происходит в условиях экстремальной ситуации, для благополучного выхода из которой необходима высокая надежность в экстремальной ситуации. Лица с низкой надежностью относятся к группе риска, что следует учитывать при анализе и профилактике ДТП. Надежность в экстремальной ситуации - это свойство человека безошибочно, устойчиво и с необходимой точностью выполнять поставленную задачу в условиях экстремальной ситуации. Ее структуру составляют: устойчивость  психомоторной деятельности, психоэмоциональная устойчивость, устойчивость мышления, саморегуляция психических состояний, саморегуляция ФАП и мышления, стабильность, подготовленность.

Результаты анализа литературных источников позволили сформулировать следующую гипотезу: существуют различия в психологических особенностях младших школьников попадавших в дорожно-транспортные происшествия и не попадавших в них. Это, прежде всего, относится к различиям в надежности в экстремальной ситуации, а также склонности к риску и реакции на движущийся объект.

Для проверки гипотезы и выявления психологических особенностей  пешеходов младшего школьного возраста попадавших в дорожно-транспортные происшествия, нами проведено экспериментальное исследование.

Испытуемыми явились 30  младших школьников попадавших в дорожно-транспортные происшествия и 30 младших школьников не попадавших в них.

Методы исследования. Для определения отношения к дорожному поведению младших школьников  нами использована анкета Е.С.Унтилы. Диагностика надежности в экстремальной ситуации и ее компонентов, а также РДО и склонности к риску осуществлялась с помощью прибора «Активациометр» по методикам Ю.А.Цагарелли. 

Результаты анкетирования  младших школьников показало следующее:

1. Независимо от того попадали ли респонденты в дорожно-транспортные происшествия или нет,  никто из них не ответил, что плохо знает правила дорожного движения.  По ответам респондентов обеих групп 70%  знают правила дорожного движения на среднем уровне и 30% - хорошо. Это свидетельствует о наличии у младших школьников представлений о правилах дорожного движения, хотя и не полных.

2. Сведения о правилах дорожного движения младшие школьники обеих групп получают из семьи и  на школьных занятиях. Никаких других источников названо не было. Причем, 70% респондентов называют в качестве источника информации о правилах дорожного поведения занятия в школе. Видимо, в школе информация о правилах поведения на дороге носит более детальный и систематический характер.

3. Несмотря на знание правил дорожного движения, младшие школьники систематически их нарушают. В группе младших школьников, попадавших в ДТП, иногда нарушают правила дорожного движения 40% респондентов, а в группе не попадавших в ДТП - 50%. Остальные респонденты утверждают, что всегда соблюдают правила дорожного движения. Это вызывает большие сомнения т.к. 100% младших школьников, не попадавших в ДТП, допускают возможность нарушения ими правил дорожного движения, если они опаздывают или если поблизости нет машин. Из группы попадавших в ДТП такую возможность допускают 80% респондентов.

4. Все младшие школьники стараются переходить проезжую часть по пешеходному переходу и на зеленый сигнал светофора.  Однако 20% младших школьников, не попадавших в ДТП, иногда переходят проезжую часть на красный сигнал светофора, если поблизости нет машин. Видимо,  переход улицы в таком случае кажется им безопасным т.к. они считают, что имеют некоторый запас времени для перехода при появлении автомобиля. На данный результат, могло повлиять и то, что большинство взрослых практически постоянно переходят улицу на красный свет светофора, когда поблизости нет машин.

5. Наиболее безопасными способами перехода проезжей части младшие школьники, попадавшие в дорожно-транспортные происшествия считают по убывающей: а) переход по «зебре» на зеленый сигнал светофора; б) переход по «зебре» при отсутствии светофора в) переход дороги, посмотрев налево и направо.

6. На вопрос о причинах попадания в ДТП, 70% пострадавших респондентов ответили, что они не заметили идущую машину и не успели среагировать, 10% - перебегали дорогу в неположенном месте, близко от идущих машин.10% респондентов отрицают свою вину в произошедшем (толкнули на проезжую часть, сбил пьяный водитель).  100%  младших школьников, не попадавших в ДТП считают причиной попадания в ДТП детей – несоблюдение ими правил дорожного движения.

7. 100% младших школьников обеих выборок считают необходимым обязательное изучение правил дорожного движения в школе. Причем отмечают, что нужно не только знать правила дорожного движения, но и уметь ими пользоваться.

8. Младшие школьники высоко оценивают роль взрослых в соблюдении детьми ПДД. Так, 100% детей, попадавших в ДТП, и  70% не попадавших в ДТП, утверждают, что никогда бы не нарушали правила дорожного движения, если бы их не нарушали взрослые.

9. Высоко оценивают младшие школьники и роль ГИБДД в соблюдении правил дорожного движения детьми. Практически все испытуемые считают, что работники ГИБДД должны проводить различные занятия со школьниками, в том числе и практические.

10. 80% попадавших и 70% не попадавших в ДТП младших школьников предлагают повышать дорожную грамотность на занятиях по изучению правил дорожного движения, но сделать их более интересными и практически направленными. Остальные 20% и 30% респондентов соответственно предлагают сурово наказывать нарушителей правил дорожного движения.

11.  На вопрос о том, что нужно делать, чтобы дети не попадали в ДТП, в выборке младших школьников попадавших в ДТП ответы распределились следующим образом: 80% респондентов считают, что нужно соблюдать правила дорожного движения, 10% считают, что необходимо сокращение количества машин. Остальные мнения были единичны (понаставить светофоры; чтобы машины пропускали детей; переходить дорогу только со взрослыми).  90% младших школьников, не попадавших в дорожно-транспортные происшествия считают, что для того чтобы не попадать в ДТП, нужно знать и соблюдать правила дорожного движения.

Результаты исследования реакции на движущийся объект показали, что это качество является значимым для безопасности дорожного поведения младших школьников.

Выявлено, что у младших школьников, не попадавших в дорожно-траспортные происшествия, точность реакции на движущийся объект (РДО) равна  13,3 баллам, что соответствует разряду «средняя». У школьников попадавших в ДТП, точность РДО ниже (10,4 балла), что соответствует разряду «ниже среднего». Это представляется естественным, т.к. от точности реакции на движущийся объект зависит адекватность поведения пешехода в динамичной дорожной ситуации. Межгрупповые различия по данному показателю могут интерпретироваться как тенденция, т.к. не достигают уровня статистической значимости (t=1,86).

Интересны возрастные особенности РДО. Младшим школьникам сложно точно оценить расстояние до движущегося транспортного средства и, тем более, время его приближения. Им сложно быстро осуществлять и координировать психомоторные действия в соответствии с возникающей ситуацией. Отметим также, что младшие школьники обеих выборок имеют высокую тенденцию РДО к запаздыванию: для выборки младших школьников не попадавших в ДТП она составляет 14,4 балла, для выборки младших школьников попадавших в ДТП – 18,7 балла. Как видим, в выборке младших школьников попадавших в ДТП тенденция к запаздыванию существеннее. С этим хорошо согласуется то, что причиной попадания в ДТП они называют факт запоздалой реакции (не заметили движущийся автомобиль и не успели среагировать).

Выявлено, что младшие школьники обеих выборок имеют высокую склонность к риску: 19,7 балла в выборке младших школьников, не попадавших в ДТП и 20,5 в выборке младших школьников попадавших в ДТП.  Это хорошо согласуется с вышеуказанными результатами анкетирования, согласно которым младшие школьники  считают для себя возможным нарушать правила дорожного движения, особенно когда опаздывают. В сочетании с невысокой точностью реакции на движущийся объект, причем реакции с запозданием, это создает весьма опасную картину неоправданно высокого риска, не подкрепленного реальными возможностями.

 

Результаты диагностики надежности в экстремальной ситуации

и ее компонентов.

1. Выявлены различия по выраженности компонентов надежности в экстремальной ситуации между младшими школьниками, попадавшими и не попадавшими в ДТП. Так, у младших школьников, попадавших в ДТП, устойчивость мышления в экстремальной ситуации (измерявшаяся методом регистрации устойчивости функциональной асимметрии полушарий головного мозга) достоверно ниже, чем у школьников, не попадавших в ДТП (t=2,38, p=0,05). Это говорит о том, что устойчивость мышления в экстремальной ситуации является важным фактором безопасности дорожного поведения младших школьников.

Вместе с тем, этот факт является тревожным сигналом недостаточности (или отсутствия) алгоритмов дорожного поведения у младших школьников. Дело в том, что зависимость адекватности поведения от мышления актуально лишь при необходимости принятия новых поведенческих решений. Если поведение осуществляется по заранее сформированному алгоритму, то процессы мышления уступают место автоматизированным навыкам.

Поэтому факт наличия значимой зависимости попадания в ДТП от недостаточной устойчивости мышления в экстремальной ситуации свидетельствует о существенных недоработках по формированию у детей навыков безопасного дорожного поведения. Речь идет о настоятельной необходимости формирования алгоритмов дорожного поведения, доведенных до уровня автоматизированных навыков.

Категорически недопустимо полагаться лишь на устойчивость мышления в экстремальной ситуации у младших школьников. Во-первых, потому, что само мышление, а тем более, его устойчивость в ЭС находится у детей в процессе становления. Во-вторых, потому, что решение мыслительной задачи требует гораздо большего времени, чем выполнение автоматизированного действия, особенно у представителей абстрактно-логического (поэтапного) мышления. Поэтому отсутствие автоматизированных алгоритмов дорожного поведения обусловливает дефицит времени, отпущенного дорожной ситуацией на адекватную безопасную реакцию ребенка-пешехода.

2. В обеих выборках младших школьников выявлена высокая психоэмоциональная устойчивость. Следовательно, можно говорить о том, что младшие школьники в большинстве своем способны не впадать в панику  в экстремальной ситуации. Думается, что ДТП в большинстве случаев обусловлены не наличием паники как проявления эмоциональной неустойчивости, а отсутствием автоматизированных алгоритмов дорожного поведения.

3. Выявлено, что эффективность саморегуляции психоэмоциональных состояний младших школьников находиться на уровне «ниже среднего» и составляет 5,1 балла в выборке младших школьников не попадавших в ДТП и 9,4 балла в выборке младших школьников попадавших в ДТП. Это обусловлено тем, что младшие школьники практически не владеют методами и техникой саморегуляции психоэмоциональных состояний.

4. У младших школьников обеих выборок выявлена существенно развитая способность к саморегуляции мышления, как способность упорядочить и дисциплинировать умственную деятельность в экстремальной ситуации. Поэтому младшие школьники могут заставить себя мыслить в экстремальной ситуации достаточно логично. Однако дорожные экстремальные ситуации требуют повышенной быстроты реакции. Само по себе правильное решение не спасает от ДТП, если ребенок не успел его осуществить. Вместе с тем, факт наличия существенно развитой способности к саморегуляции мышления вселяет надежду на успешное овладение младшими школьниками алгоритмов дорожного поведения в ходе соответствующих занятий.

5. Выявлено также, что стабильность (воспроизводимость результатов) психомоторной деятельности у младших школьников обеих выборок под влиянием экстремальной ситуации существенно уменьшается. Со «среднего» уровня  в фоновой ситуации до уровня «ниже среднего» в экстремальной ситуации. Это значит, что навык полученный в обычной жизненной ситуации, не всегда будет воспроизведен в экстремальной ситуации и свидетельствует о необходимости моделирования экстремальной ситуации в процессе обучения безопасному поведению.

6. Исследуя младших школьников на надежность в экстремальной ситуации мы попутно выяснили еще один факт: глазомер детей в обеих изучаемых выборках имеет тенденцию снижаться от фоновой ситуации к экстремальной. Т.е. в  экстремальных условиях происходит существенное ухудшение точности оценки расстояния до движущегося транспорта.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

1. Младшие школьники осведомлены о правилах дорожного движения, однако не всегда уверены в полноте этих знаний.

2. Они не имеют четко выработанных алгоритмов дорожного поведения и автоматизированных навыков применения ПДД, что является существенной недоработкой в деле формирования у детей безопасного дорожного поведения. Ибо отсутствие автоматизированных алгоритмов дорожного поведения обусловливает дефицит времени, отпущенного дорожной ситуацией на адекватную безопасную реакцию ребенка-пешехода и приводит ко многим ДТП.

Категорически недопустимо полагаться лишь на устойчивость мышления в экстремальной ситуации у младших школьников. Во-первых, потому, что само мышление, а тем более, его устойчивость в ЭС находится у детей в процессе становления. Во-вторых, потому, что решение мыслительной задачи требует гораздо большего времени, чем выполнение автоматизированного действия, особенно у представителей поэтапного абстрактно-логического мышления.

3. Младшие школьники понимают необходимость специального изучения правил дорожного движения и отмечают заслугу школы в приобретении подобных знаний. Однако занятия по обучению правилам дорожного движения следует делать более интересными и более практикоориентированными. Особое внимание следует обратить на недопустимость нарушений правил дорожного движения взрослыми в присутствии детей, ибо это, как правило, провоцирует нарушения ПДД со стороны детей.

 4. Факт перенесенного ранее ДТП не формирует у младших школьников потребности строгого соблюдения правил дорожного движения и не является фактором безопасности дорожного поведения. Необходима целенаправленная работа по формированию у детей системы знаний, умений и навыков безопасного дорожного поведения.

5. Реакция на движущийся объект значима для безопасности дорожного поведения младших школьников на уровне тенденции, что объясняется возрастными особенностями РДО.

6. Присущая младшим школьникам высокая склонность к риску в сочетании с невысокой точностью реакции на движущийся объект, причем реакции с запозданием, создает весьма опасную картину неоправданно высокого риска, не подкрепленного реальными возможностями.

7. Многие младшие школьники способны не впадать в панику  в экстремальной ситуации, а также  могут заставить себя мыслить в экстремальной ситуации достаточно логично. Однако дорожные экстремальные ситуации требуют повышенной быстроты реакции. Само по себе правильное решение не спасает от ДТП, если ребенок не успел его осуществить. Вместе с тем, факт наличия существенно развитой способности к саморегуляции мышления вселяет надежду на успешное овладение младшими школьниками алгоритмов дорожного поведения.

8. Навык, полученный в обычной жизненной ситуации, не всегда будет воспроизведен в экстремальной ситуации. Поэтому формировать навыки дорожного поведения детей следует и в условиях модели экстремальной ситуации.

9.  Формируя навыки дорожного поведения детей, следует учитывать, что в  экстремальных условиях происходит существенное ухудшение точности оценки расстояния до движущегося транспорта.

 

2.7. Исследование надежности в экстремальной ситуации

водителей грузового автотранспорта 

Профессия водителя автомобиля — одна из самых массовых. Труд водителя оценивается по целой совокупности различных показателей. Среди них наиболее важным является показатель безопасности дорожного движения – связано это с тем, что несмотря на усилия конструкторов автомобилей, усовершенствование дорог число дорожно-транспортных происшествий (ДТП) продолжает оставаться  очень высоким и с каждым годом все увеличивается. ДТП влекут за собой человеческие жертвы, огромный материальный ущерб. Так, в 2006 году в нашей стране произошло 229140 ДТП, число погибших и раненых составило 32742. Ознакомление с причинами ДТП, принятыми в статистике, показывает, что большая часть этих причин является следствием комплекса  особенностей, носящих психологический характер. По данным отечественных и зарубежных исследователей  из общего числа причин дорожно-транспортных происшествий на долю ошибок водителей приходится до 95%, и на первом плане оказываются психологические аспекты его деятельности (Амбарцумян С.В., 1975; Бушов Ю.В., 1992; Котик М.А., 1974).

До недавнего времени любая причастность к возникновению происшествий (предпосылок, аварий и катастроф) «человеческого фактора», то есть особенностей, возможностей, ограничений различных функций человека, однозначно определяла в ка­честве их причин «ошибки человека». Теперь стало очевидным, что этот термин употребляется слишком расширительно и охватывает широкий круг отклоняющихся от нормы типов поведения, где каждый тип включает разные психологические механизмы, является характерной особенностью в разных компонентах системы и требует различных мер восстановления нормального состояния (В.А.Бодров,1974).

Внутри психологического фактора важнейшее место занимает проблема надежности человека-оператора. В настоящее время эта проблема особенно актуальна в связи с тем, что в ряде операторских профессий (в том числе и профессии водителя) деятельность характеризуется экстремальными условиями, которые могут не только обусловливать снижение ее надежности, но также оказывать вредное и опасное воздействие на соматическое и психическое здоровье человека. Это положение определяет тесную связь проблем надежности в экстремальной ситуации и безопасности труда.

Роль водителя в обеспечении надежности системы «водитель – автомобиль – дорога» сложна. Если учесть, что автомобильный транспорт занимает в мире первое место и по абсолютным потерям (свыше 250 тыс. убитых и 7 млн. раненых ежегодно), и по относительным (число погибших в автомобильных катастрофах в 10 раз больше, чем в железнодорожных, и в 3,3 раза больше, чем в авиационных), проблема повышения надежности водителя так или иначе затрагивает непосредственно каждого человека. Надежность водителя – одна из важнейших составляющих проблемы безопасности дорожного движения.

Однако проблеме надежности водителя в экстремальной ситуации как одной из основных причин ДТП внимания уделяется незаслуженно мало. Поэтому исследование надежности водителя грузового автотранспорта в экстремальной ситуации как профессионально важного качества представляется актуальным.

Методологической основой исследования явился системный подход, обусловливающий необходимость изучения надежности человека-оператора как системного свойства, которое проявляется в соответствующей деятельности в процессе выполнения функций организации, контроля, планирования, корректирования, достижения заданного результата деятельности. Теоретической основой экспериментального исследования явилась теория системной психологической диагностики Ю.А. Цагарелли (см.гл.1 данной книги).

В качестве испытуемых в исследовании приняли участие водители грузового автотранспорта ООО ТМФ «КАМАТрансСервис» (г. Набережные Челны) - всего 48 человек. Стаж профессиональной деятельности водителей – от 1,5 до 38 лет. На основе статистики ДТП мы выделили в первоначальной выборке водителей грузовых автомобилей две группы. В первую группу вошли «более успешные» водители, не совершавшие ДТП. Во вторую группу – «менее успешные» водители, совершавшие ДТП. Стаж деятельности в каждой из групп варьирует от 2-х до 38 лет. Количество ДТП у каждого водителя второй группы – от 1-го до 4-х, причем, учитывались только те случаи, когда водитель был признан виновным в ДТП.

В экспериментальном исследовании использовались методики системной психологической диагностики Ю.А. Цагарелли, реализуемые на приборе «Активациометр АЦ – 9К».

 

Специфика деятельности водителя грузового автотранспорта

в экстремальных ситуациях.

Интерес к психологическому исследованию деятельности водителя связан с быстрым развитием автомобильного транспорта. Психологическое изучение труда водителя автомобиля представлено в работах Е.А. Милеряна, В.Н. Пушкина, Л.С. Нерсесяна, И.И. Ильясова, Н.А. Игнатова и др. авторов. Исходным пунктом своего анализа авторы берут систему водитель – автомобиль – среда движения, в которой протекает деятельность водителя автомобиля. Наиболее сложными и ответственными в деятельности водителя являются моменты возникновения опасной или аварийной ситуации, когда в наибольшей степени выявляются его личностные качества и уровень профессионального мастерства (Психофизиология труда и подготовка водителей автомобилей, 1969).

Водитель несет ответственность за дорогостоящее транспортное средство и за груз, принятый к перевозке. Надо учитывать, что грузовые автомобили, особенно большегрузные, оказывают заметное влияние на скоростные характеристики транспортного потока и пропускную способность автомобильных дорог. Это налагает на водителя грузового автомобиля повышенную ответственность за безопасность дорожного движения. Требования к качеству принимаемых водителем решений повышаются при перевозке дорогостоящих и срочных грузов, а также в особых условиях, например, при транспортировке опасных, крупногабаритных и тяжеловесных грузов.

Рассматривая психологические особенности деятельности водителей грузовиков, М.М. Шуева-Филатова (1975) отмечает, что их деятельность сочетает в себе монотонные текущие действия и экстренные ответные действия на неожиданно возникшие аварийные ситуации. Она характеризует особенности деятельности водителя автомобиля с точки зрения готовности к экстренному действию и отмечает решающее значение профотбора водителей автомобилей для дальних перевозок. В деятельности водителя в дальних рейсах она отмечает появление нового очень существенного компонента, обусловленного монотонным характером текущих действий.

В автомобильном движении четкого деления происшествий и предпосылок к ним нет. Д. Клебельсберг (1989) делит их на категории: конфликтная ситуация, аварийная обстановка и дорожно-транспортное происшествие. В  его трактовке конфликтная ситуация охватывает широкий диапазон степеней опасности, возникающих в результате неблагоприятного стечения обстоятельств. Аварийная же обстановка уже непосредственно связывается с высокой вероятностью ее перехода в дорожное происшествие. Однако при этом не указываются конкретные ситуации, позволяющие разграничить одну категорию опасной ситуации (обстановки) от другой, ясно только их отличие от дорожного происшествия, которое, тоже точно не определяется.

Экстремальный режим может возникнуть у водителя при попадании в сложную дорожную ситуацию (по собственной вине или по вине других участников движения, по каким-то внешним, не зависящим от него причинам), он может возникнуть и по внутренним причинам – в результате сильного утомления, плохого самочувствия и т. п. Как отмечают В.С. Сердюк и Л.Г. Стименко (2000), при экстремальном режиме чаще приходится иметь дело с ошибками, обусловленными нехваткой ресурсов.

Ряд исследователей, изучавших надежность человека при различных стрессогенных воздействиях, показали, что надежность человека как профессионально важное качество включает в себя помимо высокого профессионализма, соответствующей мотивации, определенных  индивидуально-психологических и личностных особенностей такие качества, как стрессоустойчивость и адаптивность, которые, в свою очередь, являются системными свойствами и обеспечиваются психологическими механизмами различного уровня регуляции (Бодров В.А., Орлов В.Я, 1998; Котик М.А., 1974; Никифоров Г.С. 1996).

Несмотря на различные интерпретации понятия надежности водителя, не вызывает сомнения, что в его основе находится способность водителя к безошибочному управлению транспортным средством. Нельзя считать надежность водителя постоянной величиной. Она неизбежно меняется из-за изменений условий деятельности (дорожная обстановка, характер производственного задания) и из-за изменения состояния водителя (его здоровья, эмоциональных переживаний, профессионального совершенствования и т. д.).

 

Компоненты структуры надежности в экстремальной ситуации

водителя грузового автотранспорта

Ю.А. Цагарелли (2002) предложено следующее определение: надежность в экстремальной ситуации – это свойство человека безошибочно, устойчиво и с необходимой точностью выполнять поставленную задачу в условиях экстремальной ситуации. Структуру надежности в экстремальной ситуации составляют: надежность психомоторной деятельности, психоэмоциональная устойчивость, устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга, подготовленность, саморегуляция психоэмоционального состояния, саморегуляция мышления, стабильность.

Надежность психомоторной деятельности. Управление движением автомобиля характеризуется как операторский труд с преобладанием психомоторных актов (Буцык А.Л., Лахно Ю.А., Сердюков Г.Я, 1980). Поэтому важным показателем надежности водителя в экстремальной ситуации является безотказность и безошибочность его психомоторики, т.е. устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (УПДЭС). Английский ученый Г. Майлс экспериментально показал, что водители, у которых были низкие показатели по тестам моторной координации (25% обследованных), в два раза чаще попадали в несчастные случаи, чем остальные 75%. Он отметил, что подверженность несчастным случаям связана не столько с замедленной реакцией, сколько со стабильностью этого показателя (цит. по Котик М.А., 1989).

Психоэмоциональная устойчивость. Профессия водителя предъявляет повышенные требования к его психоэмоциональной устойчивости, особенно в экстремальных условиях. Ибо недостаточная психоэмоциональная устойчивость обуславливает низкую психологическую надежность, приводящую, в свою очередь, к аварийным ситуациям, сбоям и отказам в деятельности. Так, в литературе отмечается, что эмоционально неустойчивые водители допускают большее количество происшествий, чем эмоционально устойчивые (Психофизиология труда и подготовка водителей автомобилей, 1969). Кроме того, низкая психоэмоциональная устойчивость в условиях напряженной и опасной работы водителя нередко является причиной психических срывов, психических расстройств и психосоматических заболеваний, т.е. негативно влияет на здоровье.

По мнению В.М. Писаренко (1986), эмоциональная устойчивость, дополненная высоким качеством управления эмоциями, является важнейшим условием обеспечения здоровья, надежности деятельности, сохранения высокой психической работоспособности в стрессовых условиях. По мнению автора, эмоциональная устойчивость – не врожденное свойство личности, а вырабатывающееся в ходе жизни качество, которое можно развить и повысить с помощью сознательной тренировки. Ю.В. Бушов (1992) считает, что эмоциональная устойчивость является важным личностным качеством, существенным образом определяющим толерантность индивида к эмоциогенным стрессирующим воздействиям. По мнению М.А. Котика и А.М. Емельянова (1993), эмоциональная устойчивость – один из общепринятых показателей способности человека к безошибочной и безаварийной работе.

Под эмоциональной устойчивостью обычно понимается способность субъекта сохранять достаточное самообладание и требуемую работоспособность при воздействиях на него различных эмоциогенных факторов высокой значимости, связан­ных с его жизнью, деятельностью, ее условиями. Она проявляется, с одной стороны, в сдержанных эмоциональных реакциях на дестабилизирующие факторы с сохранением управления и контроля за своим поведением, а с другой – в способности адаптироваться, приспосабливаться к подобным воздействиям. Такое понимание психоэмоциональной устойчивости, однако, слишком расширительно и фактически тождественно пониманию надежности в экстремальной ситуации. Австралийский исследователь В. Кроуфорд по результатам исследований несчастных случаев у шоферов, показал, что предрасположенность к травматизму существенно увеличивается при эмоциональной неуравновешенности (цит. по Котик М.А., 1989).

В нашем исследовании мы опираемся на определение психоэмоциональной устойчивости, данное Ю.А. Цагарелли: «психоэмоциональная устойчивость – это способность не повышать психоэмоциональную напряженность в экстремальной ситуации» (2002, с. 111).

Устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга (УФАП) как способность не изменять асимметрию активации полушарий под влиянием экстремальной ситуации зарекомендовала себя очень существенным компонентом надежности в экстремальной ситуации. Данный показатель дает представление об устойчивости мышления в экстремальной ситуации, поэтому его целесообразно использовать для прогнозирования адекватности принятия решений в экстремальной ситуации. Так, левополушарное смещение показателя УФАП у правшей свидетельствует о том, что экстремальная ситуация перестраивает мышление в аналитическую сторону. В крайних проявлениях это чревато чрезмерным удлинением времени принятия решения, а в сочетании с чрезмерной психоэмоциональной напряженностью может привести к особенно опасной для водителя реакции на экстремальную ситуацию – «реакции кролика». Правополушарное смещение показателя УФАП у правшей свидетельствует о том, что экстремальная ситуация перестраивает мышление в эмоционально-образную сторону. В крайних проявлениях это чревато для водителя принятием поспешных, необдуманных и неправильных решений, а в сочетании с чрезмерной психоэмоциональной напряженностью может привести к так называемой «реакции льва».

Саморегуляция психоэмоционального состояния и мышления. М.А. Котик (1974) определяет саморегуляцию как воздействие на систему, осуществляемое с целью выдерживания показателей ее работы, но реализуемое посредством внутренних изменений, порождаемых самой системой, в соответствии с законами ее организации. Человеку присуща способность к саморегуляции, движимая его целенаправленной деятельностью, подкрепленная соответствующими мотивами стимулами, изменяющаяся как в зависимости от этих факторов, так и от его типологических и личностных особенностей. Саморегуляция протекает в виде тесно связанных и взаимообусловленных энергетических и информационных процессов. Выявление закономерностей саморегуляции возможно только на основе психофизиологического анализа деятельности человека-оператора, производимого с учетом решаемой задачи, с учетом прошлого опыта и его прогнозов, устремлений на будущее. Следовательно, процесс саморегуляции и определяемая им надежность человека является функцией не только его индивидуальных показателей, но и характеристик решаемой задачи, управляемой системы и окружающей среды (М.А. Котик, 1974). 

Как отмечают М.А. Котик, А.М. Емельянов (1993), в самом человеке – операторе как звене человеко-машинной системы, действуют механизмы саморегуляции, способствующие надежности его управляющей деятельности. В организме человека как в сложной социально-биологической системе протекают разнообразные процессы саморегуляции: на биологическом, психофизиологическом и психическом (неосознанном и осознанном) уровнях. Эти процессы направлены, с одной стороны, на поддержание нормального функционирования организма человека, с другой – на обеспечение его целенаправленной деятельности.

Показатель коэффициента эффективности саморегуляции психоэмоциональных состояний (КСПС) следует использовать для уточнения представлений об индивидуальной надежности испытуемого. Систематическое исследование эффективности саморегуляции психоэмоциональных состояний необходимо при обучении людей методам психической саморегуляции как средство обратной связи. Поскольку лица с низкой психоэмоциональной устойчивостью относятся к группе риска по психосоматическим заболеваниям, повышенное внимание при работе с ними следует уделять саморегуляции психоэмоциональных состояний и КСПС как индикатору этой саморегуляции.

В литературе отмечается, что внедрение психологической регуляции, которая осуществляется в специальных кабинетах, расположенных на автопредприятиях, является эффективным направлением борьбы с аварийностью.

Стабильность как компонент надежности. В рассматриваемой нами структуре надежности водителя в экстремальной ситуации стабильность является одним из ее компонентов, но в литературе довольно часто данные понятия рассматриваются как тождественные. Так, М.А. Котик и А.М. Емельянов надежность оператора характеризуют как «степень стабильности, с которой выдерживаются показатели своевременности и точности работы оператора» (1993, с. 56). Стабильность проявляется как в экстремальной ситуации, так и в обычных условиях. Показателем стабильности является повторяемость результатов. Показателем фоновой стабильности является повторяемость результатов тестовой деятельности при многократном повторении в обычных условиях [24].

 

Результаты эмпирического исследования и их обсуждение

В табл. 3.1.1 представлены среднеарифметические показатели компонентов надежности в экстремальной ситуации, РДО и склонности к риску в группах «более успешных» и «менее успешных» водителей. Все исходные результаты были предварительно переведены в баллы единой 25-балльной шкалы.

 

Таблица 3.1.1

Результаты исследования водителей грузового автотранспорта 


Среднеарифметические показатели (в баллах)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Более успешные 19,5 13,5 6,7 11,2 12,5 11,2 8,0 18,8 7,1 10,0 18,2 4,6 9,9
Менее успешные 16,6 14,3 6,3 10,2 10,3 13,3 9,6 16,8 9,2 10,1 19,5 5,6 7,4

         Обозначения: 1 - психоэмоциональная устойчивость (ПУ); 2 - устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (УПДЭС); 3 - саморегуляция психоэмоционального состояния (ПС); 4 - устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга (УФАП); 5 - саморегуляция функциональной асимметрии полушарий (СФАП) и мышления; 6 - стабильность в фоновых условиях; 7 - стабильность в экстремальных условиях; 8 - точность реакции на движущийся объект (РДО); 9 - тенденция РДО к запаздыванию; 10 - тенденция РДО к упреждению; 11 - индивидуальная тенденция РДО; 12 - вариационный размах РДО; 13 - склонность к риску. 

Сравнивая средние показатели компонентов надежности, склонности к риску и РДО, мы можем отметить следующее.

Водителей обеих групп (как «более успешных», так и «менее успешных»), характеризуют следующие общие особенности: высокая психоэмоциональная устойчивость (ПУ), средняя устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (НПДЭС), низкая саморегуляция психоэмоционального состояния (СПС), средняя стабильность в фоновых условиях и ниже среднего стабильность в экстремальных условиях. Полученные результаты свидетельствуют о необходимости повышения у всех водителей наиболее слабых компонентов надежности: стабильности в экстремальных условиях и способности к саморегуляции ПС.

Также у водителей обеих групп выявлена высокая точность реакции на движущийся объект (РДО). Тенденции РДО к запаздыванию и к упреждению проявляются на уровне ниже среднего. Общим свойством для «более успешных» и «менее успешных» водителей является и склонность к риску на уровне ниже среднего.

Сопоставление показателей «более успешных» и «менее успешных» водителей позволило выявить различия в показателях психоэмоциональной устойчивости, устойчивости функциональной асимметрии полушарий головного мозга (УФАП), саморегуляции функциональной асимметрии полушарий (СФАП) и вариационного размаха РДО. Так, у «более успешных» водителей показатель психоэмоциональной устойчивости (19,5 баллов) выше, чем у «менее успешных» водителей (16,6 баллов). У «более успешных» водителей устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга (УФАП) проявляется на среднем уровне (11,2 балла), в то время как у «менее успешных» водителей – на уровне ниже среднего (10,2 балла). То есть, у «более успешных» водителей выше устойчивость мышления в экстремальной ситуации. У «более успешных» водителей выявлена существенная саморегуляция мышления (12,5 балла), в то время как у «менее успешных» водителей – саморегуляция небольшая (10,3 балла).

У «более успешных» водителей показатель точности РДО (18,8 балла) выше, а вариационный размах РДО ниже (4,6 балла), чем у «менее успешных» (соответственно 16,8 и 5,6 баллов).

Для того чтобы оценить степень статистической достоверности различий между всеми указанными показателями мы применили t - критерий Стьюдента. Результаты расчетов показали, однако что вышеуказанные различия между компонентами надежности в экстремальной ситуации в группах «более успешных» и «менее успешных» водителей немного «недотягивают» до 5% уровня значимости и могут интерпретироваться как тенденции. Эти тенденции свидетельствуют о преимуществе «более успешных» водителей над «менее успешными» по таким компонентам надежности в экстремальной ситуации как психоэмоциональная устойчивость, устойчивость мышления, саморегуляции мышления.

Одновременно это свидетельствует о том, что именно данные компоненты надежности играют решающую роль в безаварийности. Следует отметить, что важная роль психоэмоциональной устойчивости отмечалась многими авторами и общеизвестна. Роли же устойчивости и саморегуляции мышления в литературе обычно даже не рассматриваются. Эти компоненты надежности и методы их диагностики впервые описаны Ю.А.Цагарелли (2002). Характерно, что именно они оказались по результатам нашего экспериментального исследования наиболее важными.

Весьма логичен и факт превосходства «более успешных» водителей в сравнении с «менее успешными» по показателю реакции на движущийся объект. Ибо основная профессиональная деятельность водителя осуществляется в условиях взаимодействия движущихся объектов: как управляемого автомобиля, так и других участников дорожного движения.

         Более неожиданным явилось отсутствие различий между «более успешными» и «менее успешными» водителями по показателям устойчивости психомоторной деятельности в экстремальной ситуации и саморегуляции психоэмоционального состояния. Однако дополнительный анализ показал, что психомоторная деятельность водителей-дальнобойщиков имеет огромную степень автоматизации. Она достигается за 1-2 года профессиональной работы и фактически имеется у всех испытуемых. Отсутствие различий между «более успешными» и «менее успешными» водителями по показателю УПДС, видимо, объясняется прекращением существенного роста автоматизации психомоторной деятельности водителей-дальнобойщиков после 1,5 лет работы.

         Отсутствие различий между «более успешными» и «менее успешными» водителями по показателю саморегуляции психоэмоционального состояния объясняется феноменом компенсаторного механизма: чем выше устойчивость ПС, тем меньше необходимость в саморегуляции психоэмоционального состояния (Е.Б.Цагарелли, 2007).

Выявлена отрицательная взаимосвязь между стажем и точностью реакции на движущийся объект (РДО) (r = -0,4; p ≤ 0,01). Это объясняется тем, что с увеличением возраста у водителя несколько снижается точность реакции на движущийся объект. В литературе отмечается, что психофизиологические возможности восприятия и реагирования у молодых водителей значительно выше, однако эти водители имеют, в среднем, более высокие показатели аварийности. Более частое попадание в ДТП объясняется недостаточными навыками прогноза поведения других участников дорожного движения, неумением выбрать оптимальное решение в возникшей ситуации, меньшей внимательностью и осмотрительностью. Развитие этих качеств во многом зависит от опыта, который приходит с возрастом и со стажем работы (Курганов В.М., 2003).

Выявлена значимая положительная взаимосвязь между склонностью к риску и психоэмоциональной устойчивостью (r = 0,309; p ≤ 0,05). Это можно объяснить тем, что склонность к излишнему риску имеют водители с более высокими показателями психоэмоциональной устойчивости. Ибо рискованные ситуации их меньше тревожат.

Выводы

1. Среднестатистического водителя грузового автомобиля характеризуют: высокая психоэмоциональная устойчивость (ПУ), средняя устойчивость психомоторной деятельности в экстремальной ситуации (УПДЭС), низкая саморегуляция психоэмоционального состояния (ПС); средняя стабильность в фоновых условиях и ниже среднего стабильность в экстремальных ситуациях. Это свидетельствует о необходимости повышения у всех водителей наиболее слабых компонентов надежности: стабильности в экстремальных условиях и способности к саморегуляции ПС.

2. У «более успешных» водителей в сравнении с «менее успешными» больше развита психоэмоциональноя устойчивость, устойчивость мышления в экстремальной ситуации. Они более имеют преимущество в саморегуляции мышления, а также более стабильны в реакциях на движущийся объект.

3. Склонность к излишнему риску имеют водители с более высокими показателями психоэмоциональной устойчивости, ибо рискованные ситуации их меньше тревожат. Также большее стремление к риску проявляют водители, которые плохо владеют методами и техникой саморегуляции психоэмоциональных состояний.

4. С увеличением возраста у водителя несколько снижается точность реакции на движущийся объект.

 

ГЛАВА 3. ИССЛЕДОВАНИЕ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

3.1. Исследование качественных особенностей учебного процесса

и педагогической деятельности путем диагностики функциональной асимметрии полушарий головного мозга и психоэмоционального

состояния у субъектов учебной деятельности

  Предлагаемый подход основывается на экспериментальном материале, полученном на большой выборке испытуемых разных возрастов: от детей дошкольного возраста до студентов ВУЗА. Особенность данного подхода заключается в том, что мы ориентируемся в оценке не на конкретные результаты (показатели формирования умений, навыков или показатели психического развития – характеристика памяти, мышления и др.), а на процессуальные характеристики. К ним относятся показатели функциональной асимметрии полушарий головного мозга (ФАП) и психоэмоциональных состояний (ПС) учащихся, учителей, студентов и преподавателей, диагностируемые на занятиях в течение учебного дня, недели, месяца и т.д.

  Диагностика процессуальных характеристик позволяет оперативно корректировать процесс учебной деятельности. Диагностика ФАП и ПС проводится с помощью прибора «Активациометр». Подробное описание и инструкция по применению даны в учебных пособиях Ю.А.Цагарелли (2002, 2009).

  Известно, что у правшей функцией левого полушария является абстрактно-логическое мышление, оперирование знаковой и словесной информацией, счет. Функцией же правого полушария – оперирование зрительными, обонятельными, тактильными (осязательными) и иными образами, эмоционально-образное и пространственное мышление. Диагностика психоэмоционального состояния определяет уровень возбуждения: пассивное бодрствование, активное бодрствование, чрезмерное возбуждение.

  Использование экспресс-диагностики позволяет в течении 3-4 минут получить данные о ФАП и ПС у группы учащихся и преподавателя. Исследование следует проводить в начале и в конце каждого занятия. Результаты, полученные на одном занятии (лекции, семинаре) говорят о ситуативных особенностях учебного процесса. Интегральные же показатели результатов диагностики, проводимой в течение учебного дня, недели, месяца  информируют о типичных особенностях учебного процесса. Таким образом, мы получаем информацию о качественных особенностях учебной деятельности отдельного учащегося, учебной группы, системы обучения в целом, а также об особенностях индивидуального стиля деятельности учащегося и преподавателя,

  Рассмотрим это подробнее.

Особенности учебной деятельности школьника, студента

  1. Мотивированность учения. Мы определяем отношение обучающегося к занятию: положительное или отрицательное, равнодушное (вопрос о сформированности учебно-познавательного интереса нами не рассматривается). Если психоэмоциональное состояние ученика, студента на занятии повысилось, значит, занятие было для него значимым, интенсивным, и наоборот. Наши исследования показали, что для слабого и для сильного учеников один и тот же урок может иметь диаметрально различный интерес. Различными могут быть и мотивы учения.

  Коррекционная работа начинается с выяснения причин низкого ПС. Например, для сильного ученика причиной низкого ПС может быть слишком легкий материал, а для слабого – слишком трудный. Первым учитель усложняет задания, вторым – помогает. Эксперименты показали, что за 5-8 уроков можно путем такого индивидуального подхода к ученикам  повысить усвоение учебного материала у 90% учащихся.

  2. Эмоциональная активность на уроке, занятии. По показателям изменения ПС на уроке можно судить об эмоциональной активности учащегося, что, в свою очередь, свидетельствует о его познавательных предпочтениях. Повышение ПС на занятии свидетельствует об активности учащегося, а понижение ПС – о пассивности. Ситуативный показатель ПС позволяет судить о том, насколько интересным был урок, достаточно ли было возможностей для проявления умственной работоспособности, достаточно ли преподаватель создал условия для активной мыслительной работы, достаточно ли плотным в плане информации был урок.

Интегральный показатель ПС, полученный по данным ряда уроков, характеризует умственную работоспособность обучаемых как личностное образование, отражает уровень умственной организации. Интерпретируя  интегральный показатель ПС, следует, однако, учитывать показатели успешности учебной деятельности. Например, высокий показатель ПС у слабого студента может объясняться его нервозностью из-за сложности учебных задач, цейтнота учебного времени, недовольства педагога и т.д.

  3. Качественные особенности учения. Определяются по тому, каким преимущественно полушарием головного мозга мыслит обучающийся: левым (обеспечивающим абстрактно-логическое мышление), или правым (обеспечивающим эмоционально-образное мышление), или работа сопровождается межполушарной симметрией. При этом необходимо учитывать, что вышеуказанные функции полушарий характерны для правшей. У левшей, наоборот, левое полушарие связано с эмоционально-образным мышлением, а правое – с абстрактно-логическим. На основе показателей активации полушарий можно судить о доминировании у учащегося в учебном процессе абстрактно-логического или эмоционально-образного мышления. Учитывая характер учебных задач, по ситуативному показателю активации полушарий можно судить об адекватности или неадекватности мыслительной деятельности учащегося на занятии.

Деятельностно-стереотипный показатель. По частоте и величине доминирования на занятиях преимущественно левого (лп) или правого (пп) полушарий можно говорить о степени выраженности типа мыслительной деятельности. Эксперименты показали, что лишь 13-15% учащихся имеют ярко выраженный тип мыслительной деятельности (абстрактно-логический или эмоционально-образный). Остальные учащиеся в равной мере используют оба вида мышления. У них  примерно одинаково работают» и левое, и правое полушария головного мозга.

  Сравнение двух классов: сильного (занимающегося по специальной авторской программе) и слабого (занимающегося по традиционной программе) показало, что в сильном классе на уроках значимо лидируют «левополушарные» учащиеся, их оказалось 50% от общего числа. В слабом классе тоже лидируют «левополушарные», но их оказалось лишь 13% от общего числа учащиеся. Одновременно наши данные подтверждают известный факт о том, что обучение в школе в основном связано с функционированием левого полушария головного мозга (с преимущественным задействованием абстрактно-логического мышления).

  4. Саморегуляция психического состояния. Определяется умением ученика, студента быстро включаться в учебный процесс на уроке и быстро переключаться на отдых в перемену. Показателями включения в учебный процесс обучающегося является кривая роста ПС, а переключения на отдых – кривая спада, характеризующая возможность ученика или студента расслабиться, отдохнуть перед следующим занятием. Эксперименты показывают: у «успешных» учащихся кривая изменений ПС в течение учебного дня выглядит более рельефно (резкий подъем на уроках и не менее резкий спад на переменах), у слабо успевающих учащихся изменения менее значительные как на уроках, так и на переменах многие слабо успевающие ученики однородно спокойны.

Особенности учебной деятельности класса, группы

  5. Мотивированность учебной группы по отношению к уроку, занятию, предмету. Об отношении учащихся к уроку, студентов к лекции, семинару можно судить по среднегрупповым показателям изменения ПС. Если тенденция к повышению ситуативного показателя ПС у большинства учащихся сохраняется на одних и тех же уроках, то это свидетельствует о личностной значимости изучаемого предмета, заинтересованности учащихся.  В этом случае можно говорить о положительном примере интересного, насыщенного урока, другими словами, о состоявшемся уроке, полезном для всех учащихся. При этом мотивы могут быть разными. Например, один учащийся старается изучать предмет потому, что ему необходимо будет сдавать приемный экзамен по этому предмету в ВУЗ. У другого может быть стойкий учебно-познавательный интерес и т.д.

  Если по отношению к одному субъекту учебной деятельности коррекция будет заключаться в выяснении и устранении причин индивидуальных затруднений, то по отношению к группе коррекция предполагает  применение более адекватных  методов и приемов обучения.

  6. Эмоциональная активность учебной группы школьников, студентов. Определяется по среднегрупповым показателям изменений ПС, произошедших у учащихся на уроке (ситуативный показатель), а также в течение учебного дня, недели, месяца (интегральный показатель). Сравнивая сильный (занимающийся по специальной программе) и слабый (традиционный) классы, можно отметить, что в сильном классе среднегрупповая активность ПС выше.

По интегральным показателям ПС можно судить о высокой, средней или низкой эмоциональной отдаче учащихся всего класса в целом. Так, сильный класс значительно превосходит слабый по интегральным показателям активности ПС, что говорит о значительно более высоком уровне умственной организации учащихся. Аналогичные процессы наблюдаются и у студентов. В частности, наши экспериментальные данные показывают, что к концу лекций практически по всем дисциплинам наблюдалось повышение психоэмоционального состояния студентов, что говорит об их эмоциональной активности на занятиях.

Инересны взаимосвязи ПС и предпочтительности изучаемых предметов. Выявлено, что на предпочитаемых предметах чаще наблюдается не повышение, а понижение психоэмоционального состояния. Об этом свидетельствует отрицательная корреляции между показателями уровня психоэмоционального состояния и предпочитаемыми предметами (r = - 0,214; р > 0,05). Видимо, более предпочитаемые предметы не вызывают у учащихся эмоциональное напряжение воспринимаются ими спокойно. Менее  же предпочитаемые предметы вызывают своеобразную защитную реакцию, связанную с повышением эмоционального напряжения. Поэтому для более точной интерпретации взаимосвязи показателей психоэмоционального состояния с качеством учебного процесса целесообразно учитывать фактор предпочтительности предметов.

Следует учитывать, что предпочтения предметов для нерадивых учащихся могут обуславливаться низкой требовательностью преподавателя, низкой плотностью информации, а для любознательных - высоким качеством преподавания. В последнем случае  интерес к предмету совпадает с повышением уровня ПС, как, например, это наблюдалось у студентов-психологов  на занятиях по общей психологии. Вместе с тем, результаты исследования показали отсутствие взаимосвязи между ПС и предпочтениями, по предмету «Высшая математика». Внимательное изучение этого факта позволило предположить, что высокий уровень ПС на занятиях связан с тем, что студентам приходится постоянно работать в напряженном ритме. А низкий уровень предпочтения связан с монотонной и напряженной работой, что не нравится многим студентам. В данном случае мы наблюдали неоптимальную учебную нагрузку, а вернее ее перегрузку.

Кроме этого, предпочтение какого-либо предмета студентами зависит от того, использует ли преподаватель на занятиях по отношению к ним индивидуальный подход.

7. Форма урока. Результаты экспериментов показали, что одна и та же форма урока в сильном и слабом классах по-разному отражается на ПС учащихся. Урок-лекцию лучше воспринимают «сильные» учащиеся (ПС на уроках растет), а урок-игру лучше воспринимают «слабые». Здесь проявляются индивидуальные особенности сильных и слабых классов, которые необходимо учитывать при обучении. 

8. Качественные особенности обучения. Обусловлены опорой процесса обучения либо на логико-вербальные методы, связаные с доминированием левого полушария головного мозга, либо на эмоционально-образные методы, когда доминирует правое полушарие. В целом, согласно нашим данным, в общеобразовательных школах доминирует обучение, основанное на логико-вербальных методах: у большинства учащихся к концу учебного дня доминирует левое полушарие головного мозга. Аналогичные данные получены и при исследовании студентов-психологов.

Интересны особенности обучения отдельным предметам. Например, оказалось, что на уроках музыки в некоторых общеобразовательных школах у большинства учащихся доминирует левое полушарие головного мозга. Анализ показал, что на занятии ученики в основном рассуждают о музыке. Учитель учит детей больше рассуждать о музыке, но не решает проблему развития эмоционально-образной сферы учащихся, не развивает способность чувствовать музыку, что связано с функционированием правого полушария. Данные результаты говорят о низкой эффективности избранного такими учителями метода развития детей, когда даже уроки музыки не развивают эмоционально-образную сферу. 

9. Индивидуальный стиль деятельности учителя, преподавателя. Мы различаем особенности стиля деятельности учителя, связанные с функционированием ЛП или ПП головного мозга. Отсюда выделяем такие типы, как эмоциональный, логико-абстрактный и универсальный, предполагающий владение и первым, и вторым стилем. О стиле деятельности учителя можно судить по тому, как учитель умеет «заражать» учащихся чувствами (эмоциональный стиль), логикой (абстрактно-логический стиль). Эксперименты показали, что один учитель, ведя в одном классе два предмета («Историю» и «Мой мир и я»), по-разному актуализировал мыслительные действия учащихся. На уроке истории учащиеся «работали» в основном левым полушарием (как и учитель), а на уроке «Мой мир и я» отмечалась тенденция к доминированию и у учащихся, и у учителя ПП головного мозга (разговор шел о счастье, любви).

  10. Качественные особенности системы обучения. Характеризуются тем, как преимущественно распределяется учебная нагрузка на полушария головного мозга учащихся: ЛП, ПП или МС. Сравнивая два сильных четвертых класса (один из них обучался по системе Занкова, а другой -  традиционными методами), мы не нашли значимых различий ни в развитии интеллектуальных способностей, ни в способности действовать «в уме», ни в оценках по предметам. Однако диагностика ФАП головного мозга показала, что учащиеся занковского класса и на уроках, и на переменах были в основном «левополушарными», то есть у них доминировало абстрактно-логическое мышление (у правшей). Однако этого не наблюдалось в классе с традиционным обучением. Система Занкова направленная на развитие левого полушария головного мозга, выработала у учащихся привычку постоянно мыслить, «работать» левым полушарием. Это со временем привело к тому, что у большинства учащихся выработался «левополушарный» тип мыслительной деятельности (абстрактно-логический). Сравнивая классы через три года, мы наблюдали, что учащиеся занковского класса лучше воспринимают теоретический материал, лучше логически рассуждают.

         Описанные возможности подхода через диагностику процессуальных характеристик (ФАП и ПС) не исчерпывают всего многообразия в изучении учебно-воспитательного процесса. Естественно, работу в этом направлении необходимо продолжить. Несомненно, интерес будут представлять изучение корреляций процессуальных характеристик с личностными чертами, что позволит более эффективно отслеживать, корректировать и прогнозировать качественные особенности воспитательно-образовательного процесса в общеобразовательных школах, училищах и ВУЗах. Существенную роль в этом призваны сыграть методы системной психологической диагностика на приборе «Активациометр», зарекомендовавшие себя как надежный инструмент научно-исследовательской работы.

 

3.2. О математической обработке результатов диагностики

активации, ФАП и психоэмоционального состояния у субъектов учебной деятельности с помощью прибора «Активациометр» 

Задачами нашего исследования явилось обоснование целесообразности использования нетрадиционных методов математической обработки результатов диагностики  активации полушарий (АП) головного мозга, функциональной асимметрии полушарий (ФАП) и психоэмоционального состояния (ПС)  у субъектов учебной деятельности с помощью прибора «Активациометр».

Для решения этих задач мы провели диагностику  АП, ФАП и ПС у студентов 1 курса психологического факультета ИЭУиП на занятии по «Общей психологии».

В таблице 1 представлены данные, полученные до начала занятия и после него. Первичные данные АП приведены в столбцах 3 и 4. В  столбце 5 представлены результаты ПС, вычисленные по формуле: ПС = АП лев + АП прав,

где:   ПС – психоэмоциональное состояние, АП лев – активация левого полушария, АП прав – активация правого полушария.

В  столбце 6 представлены показатели по ФАП, полученные по формуле:

       

где      ФАП – функциональная асимметрия полушарий,

            АПЛ – активация левого полушария,

            АПП – активация правого полушария.

В столбцах 7, 8, 9 и 10 представлены данные, полученные после занятия, а в столбцах 11, 12, 13, 14 – сдвиги показателей АП, ПС и ФАП.

По показателю ПС выявлено 17 положительных сдвигов и 8 отрицательных (сравнивали 5 и 9 столбцы; результаты представлены в столбце 13). Это означает, что у 17 студентов ПС к концу занятия повысилось, а у 8 студентов – понизилось.

Таблица 1 Показатели психоэмоционального состояния активации и функциональной асимметрии полушарий головного мозга у студентов-психологов 1 курса на лекции по «Общей психологии» (n = 25)

ФИО

До занятия

После занятия

∆ (ПОСЛЕ – ДО)

АПЛ

АПП

ПС

ФАП

АПЛ

АПП

ПС

ФАП

∆ АПЛ

∆ АПП

∆ ПС

∆ ФАП

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

1

2

3

4

5

А.Л

А.В.

Б.Т.

В.И.

Г.А.

81

6

42

63

66

63

12

48

78

54

144

18

90

141

120

12,5

-33,3

-6,7

-10,6

10

120

27

48

45

84

87

27

54

51

90

207

54

102

96

174

15,9

0

-5,9

-6,3

-3,4

+ 39

+ 21

+ 6

- 18

+ 18

+ 23

+ 15

+ 6

+ 18

+ 36

+ 63

+ 36

+ 12

- 45

+ 54

+ 3,4

+ 33,3

+ 0,8

+ 4,3

- 6,6

6

7

8

9

10

Г.Э.

Г.А.

Е.Н.

З.Р.

К.Е.

72

60

54

72

66

78

75

72

48

66

150

135

126

120

132

-4

-11,1

-14,3

20

0

105

63

78

57

99

90

66

72

45

84

195

129

150

102

183

7,7

-2,3

4

11,8

8,2

+ 33

+ 3

+ 24

- 15

+ 33

+ 12

- 9

0

- 3

+ 18

+ 45

- 6

+ 24

- 18

+ 51

+ 11,7

+ 8,8

+ 18,3

- 8,2

+ 8,2

11

12

13

14

15

К.Н.

К.О.

М.Л.

М.Р.

Н.В.

39

27

36

42

60

39

66

21

39

51

78

93

57

81

111

0

-41,9

26,3

3,7

8,1

42

42

36

60

57

54

42

39

54

36

96

84

75

114

93

-12,5

0

-4

5,3

22,6

+ 3

+ 15

0

+ 18

- 3

+ 15

+ 24

+ 18

+ 15

+ 15

+ 18

- 9

+ 18

+ 33

- 18

- 12,5

+ 41,9

- 30,3

+ 1,6

+ 14,5

16 17 18 19 20

С.И.

С.К.

Т.Т.

Т.Е.

Т.Л.

93

51

99

99

60

78

42

105

78

66

171

93

204

187

126

8,8

9,7

-2,9

11,2

-4,8

114

36

114

118

72

102

33

108

90

72

216

69

222

208

144

5,6

4,3

2,7

13,5

0

+ 21

+ 15

+ 15

+ 19

+ 12

+ 24

- 9

+ 3

+ 12

+ 6

+ 45

- 24

+ 18

+ 21

+ 18

- 3,2

- 5,4

+ 5,6

+ 2,3

+ 4,8

21 22 23 24 25

Ц.Л.

Ш.И.

Ш.Е.

Щ.А.

Я.О.

63

48

111

72

57

57

45

84

84

63

120

93

195

156

120

5

3,2

13,8

-7,7

-5

48

30

120

90

75

45

36

90

96

84

93

66

210

186

159

3,2

-9,1

14,3

-3,2

-5,7

+ 15

+ 18

+ 9 + 18

+ 18

+ 36

- 9

+ 6

+ 12

+ 21

- 27

- 27

+ 15

+ 30

+ 39

- 1,8

- 12,3

+ 0,5

+ 4,5

- 0,7

 

Средн. показ.

61,56

60,48

122,44

 

71,2

65,88

137,08

     

+17 -8

+16 -9

Примечание: АПЛ – активность полушария левого; АПП – активность полушария правого; ПС – психоэмоциональное состояние; ФАП – функциональная асимметрия полушарий головного мозга

  По показателю ФАП у 16 студентов наблюдается сдвиг в сторону левополушарности, а у 9 – сдвиг в сторону правополушарности (сравнивали 6 и 10 столбцы; результаты представлены в столбце 14). Сравнивая среднеарифметические показатели активности левого полушария до занятия (61,6) и в конце занятия (71,2), мы видим, что к концу занятия в целом в группе активность левого полушария увеличилась. Можем ли мы достоверно это утверждать? Допустим, что в группе из 25 человек у 5 наблюдается повышение ПС, у нескольких человек не произошло каких-либо изменений, а у остальных показатели понизились. При этом суммарные показатели в целом в группе выросли. Естественно, что в этом случае средние показатели не дают нам права говорить о значимых произошедших изменениях. В данном случае необходимо обратить внимание на количество студентов, у которых ПС повысилось, понизилось или осталось без изменения.          Посмотрим, сколько «левополушарных» (ЛП), «правополушарных» (ПП) и с межполушарной симметрией (МС) студентов было в начале и в конце занятий (см. табл. 2). Таблица 2 Количество студентов «левополушарных» (ЛП), «правополушарных» (ПП) и с межполушарной симметрией (МС) в начале и в конце занятия


В начале занятия (кол-во) В конце занятия (кол-во)
ЛП 12 12
ПП 10 8
МС 3 5


Для определения степени доминирования правого или левого полушарий головного мозга воспользуемся таблицей 3. Таблица 3 Критерии оценки функциональной асимметрии полушарий головного мозга (Ю.А.Цагарелли, 2002)

От - 3 до + 3% Межполушарная симметрия
От + 3,1 до + 8% Небольшое преобладание левого полушария
От - 3,1 до - 8% Небольшое преобладание правого полушария
От + 8,1 до + 14% Заметное (существенное) преобладание левого полушария
От - 8,1 до - 14% Заметное (существенное) преобладание правого полушария
От + 14,1 до + 22% Сильное преобладание левого полушария
От - 14,1 до - 22% Сильное преобладание правого полушария
От +22,1 %и выше Очень сильное преобладание левого полушария
От - 22,1 % и ниже Очень сильное преобладание правого полушария


Из таблицы 2 видно, что в начале занятия студентов с доминированием левого полушария головного мозга (ЛП) было 12, правого (ПП) – 10 и с межполушарной симметрией (МС) – 3, в конце занятия соответственно 12, 8 и 5. Анализ количественных показателей свидетельствует, что соотношение ЛП, ПП и МС осталось почти на прежнем уровне. Означает ли это, что двое студентов переместились в группу с МС, а с доминированием ЛП остались в своей группе?  Для ответа на этот вопрос рассмотрим таблицу 4. Таблица 4 Количество студентов, перешедших в течение занятия из одной группы в другую и оставшихся в своей группе по показателям ЛП, ПП и МС

Соотношение групп Количество студентов
1 ЛП - ЛП 9
2 ПП - ПП 4
3 МС - МС 1
4 ЛП - ПП 3
5 ПП - ЛП 2
6 ПП - МС 4
7 ЛП - МС 0
8 МС - ЛП 1
9 МС - ПП 1

Всего: 25

         Из таблицы 4 видно, что 9 студентов остались в группе с доминированием ЛП, 4 – ПП и 1 – МС. Остальные переместились в другие группы. Наибольшие изменения произошли в группе с доминированием ПП: 6 студентов переместились в другие группы (двое – в группу ЛП, четверо – в группу МС). Таким образом, видна общая тенденция произошедших изменений. Видимо, занятие в основном было рассчитано на «работу» левого полушария головного мозга.          Проанализируем произошедшие изменения при помощи иного статистического метода. Итак, мы отметили, что по ПС произошли следующие сдвиги: у 17 студентов наблюдалось повышение ПС и у 8 – понижение. Зададимся вопросом: является ли сдвиг в сторону повышения преобладающим. Для этого воспользуемся критерием знаков G (McCall R., 1970)          Для начала выберем, какой сдвиг будем считать «типичным», а какой – «нетипичным». В нашем примере показатель с наибольшим значением примем за «типичный» сдвиг (повышение ПС) и показатель с наименьшим значением – за «нетипичный». Суть критерия состоит в следующем: чем меньше «нетипичных сдвигов», тем более вероятно, что преобладание «типичного» сдвига является преобладающим. GЭМП – это количество «нетипичных» сдвигов. Чем меньше GЭМП, тем более вероятно, что сдвиг в «типичном» направлении статистически достоверен.          По специальной таблице определяем критические значения критерия знаков G. Это максимальные количества “нетипичных”, менее часто встречающихся знаков, при которых сдвиг в “типичную” сторону еще можно считать существенным.         
При  n = 25, положительных сдвигов – 17, отрицательных сдвигов – 8.                         

GЭМП < Gкр

H0 отклоняется. Принимается H1 (р £ 0,01). Таким образом, сдвиг в сторону повышения ПС у студентов на занятии по общей психологии является не случайным (р £ 0,01). Далее рассмотрим сдвиги показателя функциональной асимметрии полушарий головного мозга. Процедура определения «типичного» и «нетипичного» сдвигов аналогична процедуре определения сдвигов по показателю психоэмоционального состояния. «Типичными» будем считать сдвиги, произошедшие в сторону «левополушарности», так как их больше – 16. Процедура определения сдвига такова. Например, у испытуемого Г.А. (№ 7) перед занятиям показатель по ФАП равнялся -11,1; после занятия: -2,3. (значения со знаком «+» означают левополушарную зону, а со знаком «-» правополушарную; см рис 1). 

         Рис. 1. Ось значений показателей преобладания левого и правого полушарий головного мозга.
Сравнивая два показателя, мы видим, что сдвиг произошел в сторону левополушарности. У испытуемого С.И (№ 16) перед занятием показатель равнялся 8,8; после занятия − 5,6 (рис. 1). Видно, что сдвиг произошел в сторону правополушарности. В обоих случаях у испытуемых произошли сдвиги, но при этом они не покинули своих зон (зоны правополушарности и левополушарности). В данном случае мы определяем только величину сдвига.          По специальной таблице определяем критические значения критерия знаков G. Это максимальные количества “нетипичных”, менее часто встречающихся, знаков, при которых сдвиг в “типичную” сторону еще можно считать существенным.         

При n = 25, положительных сдвигов – 16, отрицательных сдвигов – 9.                         

GЭМП < Gкр 

H0 отклоняется. Принимается H1 (р £ 0,01)?

Таким образом, сдвиг в сторону левополушарности ФАП у студентов-психологов на занятии по общей психологии является не случайным (р £ 0,01). Интерпретируя полученные результаты, можно говорить о том, что занятие по общей психологии для большинства студентов было значимым, так как на занятии у них произошло повышение ПС. Но мы не можем сказать, по какой причине это произошло, какие факторы сыграли в этом случае решающую роль. Чтобы выяснить это, необходимо дополнительно провести наблюдение. При этом нужно найти ответы на следующие вопросы: какие методы обучения применял на занятии преподаватель; насколько активны были на занятии студенты. Затем следует проанализировать ответы выступающих, а также провести анкетирование на предмет мотивации обучения. Факт наличия тенденции сдвига ФАП в сторону «левополушарности» объясняется тем, что занятие было основано на логико-вербальных методах. В каждом конкретном случае при анализе полученных результатов будут видны индивидуальные особенности, характеризующие неповторимость занятия того или иного конкретно преподавателя.          Теперь вернемся к вопросу о том, каково было соотношение ЛП, ПП и МС у студентов вначале занятия и по окончании.          На начало занятия у нас было 12 студентов с доминированием ЛП, 10 – с доминированием ПП и 3 – с МС. По окончании занятия соответственно: 12, 8, 5.          Если общее количество студентов менее 30, мы не можем применить c2 критерий. В этом случае удобнее воспользоваться биномиальным критерием m, который позволяет оценить, насколько эмпирическая частота интересующего нас эффекта превышает теоретическую или среднестатистическую частоту.          У нас доминирующей группой в обоих случаях являются студенты с преобладанием ЛП. Это и будет эмпирической частотой интересующего нас эффекта. Он обозначается как m.          Если mэмп равен или превышает mэмп, то различия достоверны.          Если бы все группы были одинаковы, то вероятность доминирования каждой группы равнялась бы 1/3, т.е. Р = 0,33.          Определим теоретическую частоту попадания той или иной группы на первое место при равновероятном выборе:         

 

fтеор = n × Р = 25 × 0,33 = 8,25         

В данном случае соблюдаются требования, предусмотренные ограничением: Р = 0,33 < 0,33; fэмп > fтеор. Мы можем использовать биномиальный критерий при n < 50. В данном случае n = 25. По таблице IV Приложения 2 определяем критические значения m при n = 25, Р = 0,33; Q = 0,67:                         

 

mэмп = fэмп = 12         

mэмп < mкр            

H0 принимается.          Ответ: Количество «левополушарных» студентов не превышает количество, соответствующее вероятности Р = 0,33.          Если бы «левополушарных» было 13 человек, то в этом случае мы бы говорили о значимом доминировании студентов с преобладанием левого полушария, так как это число соответствует минимально критическому показателю (mкр).          Несмотря на то, что группа с МС (3) до занятия явно отличается от двух других групп ЛП (12) и ПП (10), мы не можем говорить о значимом отличии. В данном случае мы будем говорить о равномерном распределении. Аналогично и по окончанию занятия.          В целом, говоря о значимом сдвиге в сторону левополушарности, мы не можем подтвердить это количеством «левополушарных» студентов, хотя по показателям мы видим, что группа «левополушарных» больше других групп.          Таким образом, мы показали, как можно использовать статистические критерии для определения достоверности показателей, полученных с помощью прибора «Активациометр». С другой стороны, мы полагаем, что использование лишь традиционных математических методов недостаточно для более полной объективной интерпретации. Для этого возможно использование нетрадиционных методов.  

 

3.3. Два подхода к исследованию психических состояний: противостояние или взаимодействие?
         В настоящее время в диагностике психических состояний остро стоит вопрос о соотношении аппаратурных и бланковых методов. Приверженцы бланковых методов считают, что использование аппаратурных (физиологических) методов не дает возможности качественно интерпретировать психические состояния. Их довод сводится к тому, что при одних и тех же физиологических показателях психологическая характеристика состояний очень часто бывает разной, то есть одно и то же психическое состояние часто характеризуется разнонаправленными сдвигами со стороны физиологических показателей, а разные психические состояния могут иметь одинаковые физиологические изменения. К тому же они указывают на несовершенство процедур регистрации, затруднение в подборе адекватных средств обработки и анализа результатов, что усложняет применение физиологических показателей для анализа динамики состояний. При этом исследователи считают целесообразным использование последних лишь в качестве энергетических компонентов психических состояний (А.О.Прохоров, 1991).          Приверженцы аппаратурных методов считают несостоятельным, необъективным изучение психических состояний при помощи опросников, анкет, интервью. Их доводы сводятся к тому, что, во-первых, исследуется не само состояние, а представление о нем испытуемого. При этом представление испытуемого является субъективным. Например, дети младшего школьного возраста, а тем более дошкольники, не имея опыта, не могут дать достаточно объективную оценку своему состоянию. Во-вторых, при помощи опросников, анкет невозможно отследить изменения ситуативных состояний, которые происходят в достаточно короткие промежутки времени (Ю.А.Цагарелли, 2002).          Итак, есть две позиции, два подхода к исследованию психических состояний. Какой же из представленных подходов должен выбрать начинающий практический психолог. Его меньше всего волнуют теоретические споры, ему нужен надежный, объективный инструмент, который даст надежные, объективные результаты с наименьшими временными затратами. Попробуем разобраться в этом вопросе и рассмотрим эти позиции не с точки зрения теории, валидности, надежности тех и других методов (это прерогатива самих авторов), а по результатам, полученным при помощи этих методов. Для этого проанализируем схожие по предмету исследования, посвященные  учебной и педагогической деятельности. Ибо на эту тему имеется достаточное количестве опубликованных работ, где описаны результаты, полученные с помощью как аппаратурных, так и бланковых методик.          Вначале коротко рассмотрим процедуры исследования в первом и во втором подходах.          В качестве примера бланкового метода выберем исследование психических состояний пользователей ЭВМ в процессе компьютеризованного обучения (А.О.Прохоров, А.Е.Сережкина, 1995).          На первом этапе выявлялись наиболее часто встречающиеся (типичные) состояния пользователей ЭВМ. Для этих целей использовалась  анкета. Респонденты описывали наиболее часто встречающиеся у них состояния при работе на компьютере в различных ситуациях и этапах работы: в самом начале работы, по ее окончании.          На втором этапе исследовались взаимоотношения между типичными состояниями на разных этапах использования ЭВМ и в различных ситуациях работы пользователя (начало и окончание работы, нестандартная ситуация, смена кадра). Для этого на всех этапах деятельности пользователя ЭВМ использовался разработанный авторами опросник психических состояний. Испытуемые оценивали интенсивность (в баллах от 0 до 5) и длительность актуализированных состояний (в секундах, минутах, часах).          На третьем этапе исследовалось влияние психических состояний на различные характеристики продуктивности деятельности пользователя ЭВМ.          В аппаратурном подходе, исследование с помощью прибора осуществляется следующим образом (в качестве аппаратуры используется прибор «Активациометр» Ю.А.Цагарелли). Выбирается класс, который, например, обследуется целую неделю. Диагностика проводится в течение всего учебного процесса, включая как сами уроки, так и перемены. Аппаратурная методика позволяет в считанные секунды зафиксировать психоэмоциональное состояние обследуемого. Таким образом, в течение 3-4 минут возможно получение информации о психоэмоциональном состоянии всего класса как перед началом занятия, так и в конце занятия. Учитывая среднее количество учащихся в одном классе примерно 25 человек и количество занятий в день равное 5, получается в среднем за один день 10 измерений на одного ученика или 250 на весь класс. За неделю цифра составляет 1500 измерений. Диагностика позволяет получить информацию об изменении психоэмоционального состояния как одного ученика, так и всего класса в целом в течение одного урока, дня, недели. Кроме того, сравнивая показатели в конце и в начале следующего занятия, имеется возможность получить информацию об изменении психоэмоционального состояния учащихся в перемену (Р.Ф.Сулейманов, 2002).          Вот типичные процедуры оценивания состояний при помощи бланковых и аппаратурных методов. На первый взгляд кажется, что преимущество во времени за первым подходом. Однако не будем спешить с выводами.          Рассмотрим результаты, полученные в схожих по предмету исследованиях: бланковом и аппаратурном. В качестве таковых были выбраны исследования психических состояний учащихся и студентов в течение учебной недели.          Исследование при помощи опросников (анкет, интервью) показало следующее. В понедельник (после выходного дня) в 70 случаях из 100 наблюдались усталось и сонливость. Во вторник наблюдается незначительное доминирование таких состояний как сосредоточенность, бодрость, активность. В среду и четверг около 90 % опрошенных описывают свои состояния как радость, активность, сосредоточенность, т.е. преобладали положительно окрашенные состояния. Однако уже в пятницу преобладали такие состояния как усталось, сонливость, истощение, апатия и такие физиологические проявления как головная боль, резь в глазах и другие виды легкого недомагания. В субботу наблюдается значительное доминирование отрицательных состояний (А.О.Прохоров, 2005).          Исследование с помощью аппаратуры показало: психоэмоциональное состояние учащихся 10 класса средней школы (по среднегрупповым  интегральным показателям) в течение учебной недели изменяется следующим образом (данные представлены в условных единицах). В понедельник этот среднегрупповой  показатель равен 86,5. Во вторник психоэмоциональное состояние класса повысилось до 98,7. В среду увеличение составило 132,1 единиц. Однако в четверг наблюдается некоторое снижение до 110. В пятницу же произошел резкий подъем, пик активности психоэмоционального состояния (147,5). В субботу наблюдается резкий спад до уровня начала учебной недели (71,2) (Р.Ф.Сулейманов, 2002).          Итак, видно, что в первом и во втором случаях имеются совпадения. Начало недели вялое, результаты подтвердили известную истину, что понедельник день тяжелый и большой активности у учащихся и студентов не наблюдается. Зарегистрированное с помощью прибора постепенное повышение психоэмоционального состояния во вторник и среду совпадает с результатами бланкового исследования: доминирование бодрости, активности. Однако, начиная с четверга, имеются некоторые несовпадения: по результатам аппаратурного исследовании наблюдается некоторый спад активности психоэмоционального состояния, а по результатам бланкового исследования продолжает доминировать радость, активность, сосредоточенность. В пятницу, наоборот: по результатам бланкового исследования – снижение активности, а по результатам аппаратурного исследования – наивысший подъем. В субботу обоими методами выявлен спад активности.          Что касается некоторых несовпадений, то это может быть объяснено различиями в сложности занятий у разных групп испытуемых. Более принципиальным здесь является другое. Оба подхода – бланковый и аппаратурный показывают достаточно объективную картину. В бланковом исследовании мы видим качественные характеристики состояний (радость, сосредоточенность, бодрость и др.), а в аппаратурном – динамику активности психоэмоцинального состояния. Второй важный момент. В бланковом исследовании объективность обусловлена адекватностью самооценок своих состояний большинством испытуемых, а в аппаратурном – надежным измерением этих состояний.          Следующий момент, на который следует обратить внимание – интерпретация результатов. В качестве примера рассмотрим связь состояний с личностными особенностями испытуемых.          При бланковом исследовании рассматривались взаимосвязи (корреляции) различных состояний обследуемых с их личностными качествами. Обнаруженные значимые корреляции дают исследователю возможность говорить о влиянии личностных качеств на эмоциональные состояния. При этом тонкий, грамотный анализ дает интересный результат. Например: характер в большей степени влияет на состояния в трудных, напряженных ситуациях деятельности (А.О.Прохоров, Т.Н.Васильева, 2001). Вместе с тем, недопустимо прямолинейное понимание корреляции. Например, на одной из предзащит кандидатской диссертации, утверждалось, что если человеку присуща какая-либо личностная черта и она коррелирует с эмоцией радости, то человек с ярко выраженной данной чертой личности радостный. Это явно не выдерживает критики.          Далее рассмотрим вопрос о том, на самом ли деле аппаратурная методика дает представление лишь об энергетических компонентах психических состояний.          Дело в том, что информация, полученная с помощью прибора «Активациометр», в описанном примере использовалась всего лишь на 10-15 %. Конструктивные особенности прибора обуславливают измерение психоэмоционального состояния как суммарной активации левого и правого полушарий головного мозга. Это позволяет судить о качественных особенностях состояний, что существенно увеличивает информационную ценность метода. Имеется в виду увеличение интерпретационных возможностей использования зарегистрированных прибором данных. Можно получить информацию: 1) об умственной работоспособности учащихся в течение одного урока, целого дня; 2) о лево-правополушарном стиле мышления; 3) об обучении, основанном на логико-вербальных или эмоционально-образных методах; 4) об изменениях происходящих в перемену (логико-вербальное общение у старшеклассников (доминирование левого полушария головного мозга) и мимико-жестикуляционная речь у младших школьников (доминирование правого полушария) и др. (Р.Ф.Сулейманов, 2002). Кроме этого, опираясь на информацию о доминировании левого и правого полушарий головного мозга, можно судить о доминировании положительных или отрицательных эмоций: положительные эмоции сосредоточены в левом полушарии мозга, а отрицательные эмоции – в правом (объяснение этому можно найти у Ф.Н.Ильясова, 1987 и др. авторов).          А теперь рассмотрим, как психодиагностика с помощью прибора «Активациометр» позволяет интегрировать ситуативные показатели состояний в личностные.          Диагностика психоэмоциональных состояний как ситуативных показателей при многократных замерах дает обобщенную, интегрированную картину. Так определяется зона оптимального состояния, при котором возможна эффективная, плодотворная деятельность. Кроме этого, исследователь получает информацию о типичных состояниях в течение рабочего дня: периоды спада активности и подъема, которые следует учитывать для повышения эффективности деятельности субъекта.          При изучении психоэмоциональных состояний школьников в течение недели, обнаружилась следующая закономерность: с самого начала занятий (занятия начинались в 8 часов утра) и примерно до 10 часов учащиеся «спят», то есть большинство учащихся находилось в состоянии близком к дремотному или ниже оптимального. Для них была характерна вялость, сонливость. Вместе со школьниками часто «спят» и их учителя. Эти данные дали основание для разработки и внедрения в практику программы по активизации психоэмоционального состояния учащихся в утренние часы.          Показатели многократных замеров активности левого и правого полушарий дают представление об устойчивости-неустойчивости состояния функциональной асимметрии полушарий головного мозга, обусловливающего соответствующее психическое состояние. По нашим данным (Р.Ф.Сулейманов, 2000) лишь 15-16 % учащихся показали себя только «левополушарными» или «правополушарными». То есть, лишь 7-8 % учащихся постоянно «работают» только левым и 7-8 % только правым полушариием головного мозга. По другим данным (В.С.Ротенберг, С.М.Бондаренко, 1989) их в общей выборке 21 %.          Сравнение двух классов: гимназического («сильного») и класса, занимающегося по традиционной программе («слабого»), показало значимые различия. В сильном классе наблюдается резкий подъем психоэмоционального состояния от начала урока к концу, и не менее резкий спад в перемену. В данном случае рельефообразная кривая показывает, с одной стороны, умение учащихся гимназического класса быстро включаться в учебный процесс и переключаться в перемену, что говорит об их достаточно высоком уровне саморегуляции своего состояния. С другой стороны, результат показывает высокую умственную работоспособность учащихся: у них выше уровень умственной организации. Для учащихся гимназического класса больше характерен «левополушарный» тип мышления, им больше подходит форма урока – лекция. Кроме этого, их постоянно высокая психоэмоциональная активность на занятиях говорит о более высокой мотивированности к занятиям по сравнению с традиционным классом. У учащихся традиционного класса кривая их психоэмоционального состояния характеризуется слегка волнистой линией, когда и в перемену и на занятиях оно практически находится на одном уровне (Р.Ф.Сулейманов, 2002).          Таким образом, претензии сторонников бланковых и аппаратурных методов друг к другу недостаточно обоснованы: как относительно несовершенства процедуры регистрации, затруднений в подборе адекватных средств обработки и анализа результатов, получения информации лишь об энергетических компонентах психических состояний при исследовании с помощью прибора, так и относительно субъективности, неадекватности самооценки состояний, измеряемых с помощью бланковых методик. Большое значение приобретает в этом случае не то, какие методы использовать в исследовании, а умение грамотно и тонко интерпретировать результаты. Как было показано выше, неграмотная интерпретация может дискредитировать самые надежные и объективные методы.          Думается, что аппаратурный и бланковый методы диагностики психических состояний могут на практике дополнять друг друга. Аппаратурный метод имеет преимущества при изучении кратковременных состояний, например, как средство оперативной обратной связи при регуляции (саморегуляции) психоэмоциональных состояний; при формировании индивидуального стиля деятельности; в детекции лжи; в индивидуальных оперативных исследованиях функциональных состояний людей, их работоспособности. Бланковые же методы лучше применять при изучении долговременных психических состояний, а также при необходимости получения информации об их  качественных характеристиках.


3.4. Исследование взаимосвязей между психоэмоциональным состоянием студентов и предпочтением изучаемых предметов
         Исследование психоэмоциональных состояний студентов на занятиях в связи с предпочитаемыми предметами (нравится - не нравится) и выявление закономерностей взаимосвязей между изучаемыми параметрами дает возможность более эффективно влиять на процесс учения. Продиагностировав группу на занятии по тому или иному предмету и определив, например, низкий уровень психоэмоционального состояния (ПС), можно предусмотреть мероприятия по активизации мыслительной деятельности: решение творческих задач, проведение опытов, составление творческих исследовательских программ и др.          В исследовании принимали участие студенты 2 курса психологического факультета в количестве 23 человек. На первом этапе путем анкетирования изучили предпочтения студентов к тем или иным предметам. В качестве таковых были выбраны: физиология, общая психология, английский язык, общий психологический практикум, математика, социальная психология, политология, эстетика. Студенты должны были проранжировать предметы в порядке предпочтения: на первое место ставился предмет, который им нравится больше всех, а на последнее место – предмет, который нравится меньше других. На основании полученных данных нам необходимо было установить, существует ли связь между изменением ПС студентов с их предпочтением предметов?           На втором этапе в течение недели на занятиях диагностировалось психоэмоциональное состояние студентов и функциональная асимметрия полушарий головного мозга[4].          Результаты показали следующее.           К концу лекций практически по всем дисциплинам наблюдалось повышение психоэмоционального состояния студентов, что говорит об их


 
    
     

Рис. 1. Графики изменений ПС на занятиях у студентов-психологов

 

Примечание. По вертикали – показатели психоэмоционального состояния; по горизонтали – время, в течение которого производились замеры ПС.
активной умственной работе на занятиях (данные представлены на рис. 1).          На этой основе мы построили гистограмму, которая показывает среднеарифметические показатели психоэмоциональных состояний, зафиксированных в течение недели на определенных занятиях (рис. 2).


Рис. 2. Интегральные показатели психоэмоциональных состояний студентов-психологов в течение недели по предметам.
         На рис. 3 показано соотношение психоэмоциональных состояний студентов и предпочтений изучаемых ими предметов в течение недели.          Корреляции, проведенные между уровнем ПС и предпочитаемыми предметами, показало их отсутствие (r= - 0,214). Наблюдается тенденция обратной связи, что чем выше умственная активность, тем менее нравится предмет или не нравится совсем. Наиболее высокий показатель по ПС и предпочтениям наблюдался на занятиях по общей психологии (1-е место – по предпочтению, 2-е место – по ПС). В данном случае интерес к предмету совпал с повышением ПС.         

Примечание: 1-математика, 2-английский язык, 3-общая психология, 4-социальная психология, 5-эстетика, 6-политология, 7-общий психологический практикум, 8-физиология ВНД.      - ПС               - Предпочтения
Рис. 3. Соотношение психоэмоционального состояния и предпочитаемых предметов (в баллах) у студентов-психологов
         Вместе с тем, результаты показали отсутствие взаимосвязи между ПС и предпочтениями, в частности, по предмету “Высшая математика”. Внимательное изучение этого факта позволило предположить, что высокий уровень ПС на занятиях (1-е место) и низкий уровень предпочтения (7-е место) связан с тем, что студентам приходится постоянно работать в напряженном ритме, решать математические задачи, что и связано с высоким показателем ПС. А низкий уровень предпочтения связан скорее с тем, что психологи больше гуманитарии, чем математики. Поэтому трудная и напряженная работа часто не нравится многим студентам. В данном случае мы наблюдали неоптимальную учебную нагрузку, а вернее ее перегрузку. Резюмируя результаты исследования, отметим следующее. 1. Повышение психоэмоционального состояния студентов на разных занятиях обусловлены не только предпочтениями предметов, которые нравятся студентам, но и напряженностью из-за трудности предмета, например, математики.          2. Психоэмоциональные состояния студентов, проявляющиеся в течение недели обусловлены закономерностями: понижаться к середине недели и повышаться к концу недели. Возможно, это связано с накоплением некоторой усталости к середине недели.


3.5. Исследование психоэмоционального состояния студентов в утренние и вечерние часы учебной деятельности
         Целью работы явилось изучение психоэмоционального состояния (ПС) студентов-экономистов, обучающихся в утреннее время (1 смена) и студентов-психологов, начинающих обучение в послеобеденное время (2 смена) с позиции проявления активности ПС в утренние и в вечерние часы. В работе мы попытались ответить на вопрос о том, как обучение, проходящее в первую и вторую половину дня, влияет на ПС.          Известно, что человек в разное время суток находится в различных состояниях: дремотном, оптимальном, состоянии чрезмерного возбуждения и др. Обучение студентов в разные смены (первую, начинающуюся в 8,30 и во вторую – 15.00), дало нам возможность сравнить, как изменяется ПС в утренние часы и послеобеденное время. В связи с этим, важно выявить наиболее благоприятное и неблагоприятное время для учебной деятельности студентов. Выявление времени, в которое студенты-экономисты и студенты-психологи проявляют наибольшую умственную работоспособность необходимо для учета этого фактора в организации учебного процессе. В этом и заключалась актуальность исследования.          В эксперименте принимали участие студенты-экономисты 2 курса в количестве 24 человек и студенты-психологи 2 курса в количестве 20 человек. Общее количество исследуемых равно 44. Их возраст– 18-20 лет.          Для диагностики психоэмоционального состояния (ПС) использовался прибор «Активациометр»[5].

Рис. 1. Суммарные показатели психоэмоционального состояния студентов-психологов (1 ряд) и студентов-экономистов (2 ряд) по дням недели: 1 – понедельник, 2 – вторник, 3 – четверг, 4 – пятница, 5 – суббота
         Результаты показали, что во все дни недели у студентов-психологов психоэмоциональное состояние выше по сравнению со студентами-экономистами (см. рис.1). При этом отметим, что студенты-экономисты учились с утра, а психологи после обеда. Означает ли это, что учиться после обеда лучше, так как студенты лучше себя чувствуют, их психоэмоциональное состояние наиболее оптимально? Результаты показали, что психоэмоциональное состояние студентов-экономистов выше по всем дням недели по сравнению со студентами психологами, обучавшимися в послеобеденное время. Таким образом, можно утверждать, что обучение в утренние часы более благоприятно по сравнению с послеобеденным периодом. Хотя, нельзя столь категорично утверждать, что утром студенты лучше себя чувствуют, чем после обеда, опираясь только на ПС. Немаловажную роль здесь играет и отношение к предмету, а также насколько значимым предмет является для студента. Нельзя сбрасывать со счетов и то, насколько занятия проходили продуктивно. Данные представленные на рисунке показывают и другую закономерность. В частности, ярко выражена следующая тенденция: начиная с начала недели, ПС понижается к середине недели, а к концу недели опять поднимается до исходного уровня. У студентов-психологов этот показатель даже выше, а у студентов-экономистов несколько ниже.          А вот диагностика ПС у школьников показала несколько иную картину (рис. 2) (данные представлены в условных единицах). Так в понедельник показатель (средний по всем испытуемым) равен 86,5. Во вторник психоэмоциональное состояние класса повысилось до 98,7. В среду состояние повысилось до 132,1 единиц. Однако в четверг наблюдается некоторое снижение (110) и уже в пятницу резкий подъем, пик активности психоэмоционального состояния (147,5). В субботу резкий спад до уровня начала учебной недели (71,2) (Р.Ф.Сулейманов, 2002).
         Рис. 2. Интегральные показатели психоэмоциональных состояний учащихся 10 класса на занятиях в течение недели.
         Кривая ПС у школьников имеет выпуклую форму, а у студентов вогнутую. Вероятно, это связано с более развитой саморегуляцией студентов, которые активно включаются в учебный процесс в начале недели по сравнению со школьниками, которым нужно время на «раскачку». Аналогично и в конце недели: студенты после некоторой передышки сохраняют работоспособность, в то время как у школьников ПС понижается к концу недели.          Таким образом, видно, как изменяется «стратегия» психоэмоциональных состояний в течение недели у студентов и у школьников, что необходимо учитывать в процессе обучения.
 

 

3.5. Проявление стилей мыслительной деятельности в процессе чтения с листа музыкальных произведений музыкантами-инструменталистами
  Общеизвестно, что музыкальная деятельность связана с правым полушарием головного мозга, ответственным за эмоционально-образное мышление (у правшей). Однако, имеются данные (Ю.А.Цагарелли, 2008; Л.Л.Бочкарев, 1997), которые показывают, что успешная музыкальная деятельность может быть связана не только с деятельностью правого полушария, но и левого. И это зависит от стиля деятельности музыканта. Вместе с тем, как показано Ю.А.Цагарелли, неадекватный стиль мыслительной деятельности отрицательно сказывается на конечном результате, например, неадекватная замена логическим мышлением образного. При этом диагностика функциональной асимметрии полушарий (ФАП) головного мозга поможет адекватно оценить особенности мыслительной деятельности музыканта и при необходимости провести коррекцию мыслительной деятельности. Этим и обусловлена актуальность исследования. В качестве испытуемых в исследовании участвовали юные музыканты детской музыкальной школы г. Зеленодольска: пианисты, баянисты и аккордеонисты в количестве 30 человек.   Диагностика активации и функциональной асимметрии полушарий головного мозга (ФАП) проводилась с использованием прибора «Активациометр» в процессе просмотра пьес для исполнения и непосредственно при игре по нотам. Процедура была следующей: 1) измерение фонового состояния активации и ФАП, 2) измерение активации и ФАП после просмотра пьесы, 3) измерение активации и ФАП после игры с листа.   Анализ показателей функциональной асимметрии полушарий головного мозга (ФАП) показал его отсутствие у учащихся пианистов и наличие у баянистов-аккордеонистов как после просмотра пьес, так и после игры их с листа. В таблице 1 приведены средние показатели активности левого и правого полушарий головного мозга у учащихся (пианисты и баянисты-аккордеонисты) после просмотра пьес и после игры их с листа. Количество просмотренных и прочитанных с листа пьес равно 7. Таблица 1 Активность полушарий головного мозга после просмотра пьес и после игры с листа среди учащихся музыкальной школы (пианисты и баянисты-аккордеонисты, n=30)


Группы учащихся
Средние показатели активации и ФАП после просмотра пьес Средние показатели активации и ФАП после игры с листа
АП лев. АП прав. ФАП АП лев. АП прав. ФАП
Пианисты 36,9 39,1 –2,9% 31,1 32,1 -1,6%
Баян.-аккордеон. 20,1 23,8 – 8,4% 15 20,8 -16,2%


  Как видно из таблицы 1, у пианистов показатель ФАП после просмотра пьес равен – 2,9 %. Это означает, что активность правого полушария незначительно (на 2,9 %) превосходит активность левого. После игры с листа ФАП у пианистов еще меньше (1,6 % в пользу правого полушария). По диагностической шкале функциональной асимметрии полушарий головного мозга приведенные показатели означают межполушарную симметрию, уравновешенность (отсутствие ФАП).   У баянистов-аккордеонистов после просмотра пьес и после игры их с листа показатели ФАП равны соответственно: – 8,4 % и – 16,2 %, что означает по диагностической шкале заметное преобладание активности правого полушария. Ярче это проявилось после игры с листа. Проявление ФАП у баянистов-аккордеонистов и отсутствие ее у пианистов, видимо, заключается в различии нотного материала для чтения с листа у пианистов и баянистов-аккордеонистов, а также в конструктивных особенностях инструментов.   Учитывая, что большинство баянистов и все аккордеонисты не владеют выборной (левой) клавиатурой, нотный материал состоял из пьес гомофонно-гармонического склада (в партии левой руки – басы с готовыми аккордами). Как показали эксперименты и опрос учащихся, большинство из них (76,5 %) при чтении с листа обращают внимание в основном на партию правой руки, а партию левой руки подбирают на слух. Естественно, это облегчает им задачу, а учитывая, что среди них больше тех, кто подбирает на слух по сравнению с пианистами, становится понятным почему у баянистов-аккордеонистов имеется превышение активности правого полушария над левым. Сам процесс чтения с листа не являлся для большинства из них решением задачи перевода нотных знаков в исполнительские движения, но являлся процессом творческим, связанным с интуицией, антиципацией, что связано с деятельностью преимущественно правого полушария головного мозга. Не последнюю роль играли и тактильные ощущения.   В доказательство сказанному приведем пример изменения функциональной асимметрии полушарий мозга у преподавателя музыкальной школы И.С.(табл. 2).
Таблица 2 Результаты диагностики активации и функциональной асимметрии полушарий (ФАП) в процессе игры на готовом и готово-выборном баяне у преподавателя музыкальной школы И.С.

Измерения в процессе чтения с листа АП лев. АП прав. ФАП

До игры

После игры на выборном баяне

После игры первой пьесы на готовом баяне

После игры второй пьесы на готовом баяне

24

18

24

20

26

10

30

32

– 4%

+ 28,6%

– 11,1%

– 23,1%


  Приведенные данные показывают, как при чтении на выборном баяне активность полушарий головного мозга у преподавателя И.С. снизилась при достаточно сильном преобладание левого полушария (+ 28,6 %), и как общая активность полушарий повышается при чтении пьес на готовом баяне с преобладанием правого полушария: после исполнения первой пьесы заметно преобладает активность правого полушария, а после исполнения второй – существенное преобладание активности правого полушария. Чтение с листа на баяне с готовыми аккордами в левой клавиатуре для исполнителя было более знакомым и привычным по сравнению с выборной клавиатурой. Общеизвестно, что музыкальная деятельность связана преимущественно с правым полушарием головного мозга. Отсутствие значимых различий между активацией правого и левого полушарий головного мозга у учащихся (то есть в процессе чтения с листа были активны оба полушария в равном объеме) объясняется тем, что на начальном этапе обучения процесс чтения с листа музыкальных произведений в основном представляет собой перевод нотных знаков в исполнительские движения. К тому же, пьесы исполняемые учащимися с листа не вызывали у них глубоких эмоциональных переживаний, что также наложило отпечаток на отсутствие функциональной асимметрии полушарий головного мозга. Небольшое же преобладание активности правого полушария над левым у баянистов-аккордеонистов, как отмечалось выше, заключается в конструктивных особенностях баяна и аккордеона.

 

          ГЛАВА 4. ДИАГНОСТИКА ВОЗДЕЙСТВИЙ  

4.1. Диагностика эффективности психологической реабилитации лиц, пострадавших в чрезвычайной ситуации.

 Эффективность психологической реабилитации лиц, пострадавших в чрезвычайной ситуации (ЧС) существенно зависит от психологической диагностики, необходимой на всех этапах реабилитационной работы. При первичном поступлении пациента по результатам диагностики определяют содержание  реабилитации. В процессе реабилитации диагностика необходима как средство обратной связи для оперативной коррекции этого процесса. На заключительном этапе диагностика необходима для итоговой оценки результативности проведенной коррекции и рекомендаций по дальнейшей деятельности. Целью психологической реабилитации лица, пострадавшего в ЧС, является восстановление его психических функций, т.е. приведение их показателей к индивидуальной норме. Поэтому результаты диагностики, получаемые на каждом этапе реабилитации, весьма желательно сопоставлять с характеристиками психологического портрета, составленного по результатам диагностики до событий в ЧС. Для повышения качества и целенаправленности диагностики, используемой при психологической реабилитации лиц, пострадавших в ЧС, необходимо учитывать специфику реабилитационных мероприятий (воздействий). Все многообразие таких воздействий можно разделить на соматические и психологические. В свою очередь соматические воздействия подразделяются на 1) терапевтические (физиотерапевтические, массаж, иглоукалывание, лечебная физкультура и т.д.) и 2) связанные с применением  различных веществ органического и неорганического происхождения (лекарственных препаратов, материалов протезирования, продуктов питания,  т.д.). Психологические воздействия подразделяются на 1) воздействия сенсорно-эмоциогенного характера: (освещенность, цветовая гамма, запахи музыка,  произведения киноискусства, литературы, живописи и  т.д.);  2) связанные с речью (словесные, суггестивные, тренинговые); 3) саморегулирующие.  Процедура диагностики эффективности любых воздействий, предполагает исследование того или иного свойства до и после реабилитационного воздействия и сопоставление полученных результатов между собой. При этом необходимо знать, какие именно свойства подлежат диагностике и какими методами ее лучше осуществлять.  Сама чрезвычайная ситуация, являясь психотравмирующей, влечет за собой целый ряд психосоматических и психологических расстройств. Их количество и тяжесть существенно увеличиваются, если в результате ЧС, наряду с психическими, получены и соматические травмы, особенно – черепно-мозговые. Последствиями посттравматических расстройств (ПТР) являются нарушения билатеральной регуляции полушарий головного мозга, мышления и речи, эмоционально-волевой сферы, двигательных функций, памяти, ощущений и восприятия, внимания и др. При недостаточной реабилитации со временем могут появиться также нарушения личностных и морально-психологических качеств: эмпатии, обязательности, честности, внимательности, психоэмоциональной устойчивости, стабильности, доброжелательности, общительности и др. Поэтому диагностика, используемая для психологической реабилитации лиц, пострадавших в ЧС, должна включать в себя целый комплекс соответствующих методик и иметь достаточно широкий диагностический охват. Как показывает практика, важным условием решения названных проблем и повышения эффективности психологической реабилитации лиц, пострадавших в ЧС, является использование системной психологической диагностики, представляющей собой целостное исследование важнейших психологических свойств и функций многоуровневой структуры личности на основе системного подхода (Ю.А.Цагарелли 2002). Аппаратурой для системной психологической диагностики является прибор «Активациометр», позволяющий диагностировать важнейшие свойства основных уровней иерархической структуры человека: соматические, психофизиологические, психические состояния, психические процессы, психологические свойства личности. Рассмотрим возможности системной диагностики свойств этих уровней на приборе «Активациометр» применительно к задачам психологической реабилитации лиц, пострадавших в ЧС.

1. Соматические свойства  в психологическую структуру личности не входят. Однако целесообразность их диагностики при психологической реабилитации обусловлена, во-первых, определяющей ролью сомы для развития психики. Во-вторых, тем, что психологические проблемы у лиц, пострадавших в ЧС, часто связаны с последствиями соматических травм. Соматические свойства диагностируются тремя усовершенствованными нами устройствами: 1) устройством для акупунктурной диагностики, 2) устройством для тестирования по методу Р.Фолля (производного от метода акупунктурной диагностики) и 3) устройством для измерения температуры БАТ. Устройство для акупунктурной диагностики позволяет диагностировать состояние отдельных органов и организма в целом, особенностей их функционирования. Устройство для диагностики температуры биологически активных точек способствует существенному расширению и уточнению акупунктурной диагностики. Ибо активация  точки наряду с биоэнергетическим имеет и температурный показатель. Устройство для тестирования по методу Р.Фолля позволяет диагностировать индивидуальную совместимость организма или отдельных органов с различными веществами органического и неорганического происхождения (лекарствами, продуктами питания, протезами и др.) а также совместимость между людьми на соматическом уровне.

2. На психофизиологическом уровне эффективность реабилитационных воздействий измеряется с помощью устройства для регистрации активации и функциональной асимметрии полушарий (ФАП) головного мозга. Чем сильнее активизирующее воздействие, тем выше показатели активации полушарий. Снижение же показателей активации свидетельствует о наличии успокаивающего воздействия. Показатель изменения ФАП свидетельствует о преимущественной направленности  воздействия на эмоционально-образную или логико-когнитивную сферу пациента. Кроме того, показатель ФАП может служить индикатором нарушений билатеральной регуляции головного мозга. Так, пациент Р.М. обратился с жалобой на постоянные головные боли. Исследование ФАП с учетом ведущей руки выявило, что у Р.М. активация полушария, отвечающего за логико-когнитивную сферу, почти вдвое выше, чем  активация полушария, отвечающего за эмоционально-образную сферу. По результатам же прошлогоднего исследования, совпадающего с результатами психологического анализа индивидуального стиля деятельности, его эмоционально-образная сфера явно преобладала над логико-когнитивной. Причиной столь резкого изменения ФАП явилась черепно-мозговая травма (с сотрясением головного мозга), перенесенная Р.М. Целенаправленная реабилитация, возможно, могла бы восстановить у него генетически обусловленную билатеральную регуляцию. Но, к сожалению, эта задача лечащим врачом даже не ставилась. В сравнении с другими устройствами для диагностики активации и ФАП «Активациометр» отличается тем, что может использоваться и в полевых условиях, т.к. характеризуется автономностью и компактностью, а также простотой процедуры диагностики и однозначностью интерпретации результатов. Благодаря высокой чувствительности, прибор позволяет диагностировать изменения активации и ФАП под влиянием  даже минимальных воздействий. Поскольку у левшей показатель ФАП интерпретируется иначе, чем у правшей, прибор оснащен устройством для диагностики ведущей руки.

3. На уровне психоэмоциональных состояний (ПС) адекватность и сила реабилитационного воздействия измеряется путем  регистрации изменений ПС. Если воздействие повышает  психоэмоциональную активность пациента, то показатель ПС увеличивается, а если понижает – уменьшается. Чем сильнее воздействие, тем больше изменяется  показатель ПС. В отличие от традиционной аппаратуры для измерения психоэмоциональных состояний путем регистрации КГР, «Активациометр» дает возможность учитывать вклад каждого полушария в общее психоэмоциональное состояние. Благодаря повышенной чувствительности прибор позволяет регистрировать малейшие изменения психоэмоционального состояния под влиянием любых реабилитационных воздействий: суггестивных, терапевтических, музыкальных, медикаментозных, саморегулирующих и др. Имеется ряд производных методик для диагностики характеристик названных воздействий, а также индивидуальной чувствительности пациента к этим воздействиям.

4. На уровне психических процессов об эффективности реабилитации можно судить по результатам диагностики ощущений, восприятия, памяти, мышления, внимания, психомоторики. Результаты диагностики автоматически интерпретируются по стандартным 25-бальным диагностическим шкалам, что позволяет оперативно выявить индивидуальный уровень исследуемого психического процесса и обнаружить факт отклонения от нормы.  Это особенно важно для восстановления работоспособности лиц, пострадавших в ЧС. Ибо профессиональные способности представляют собой психические процессы, степень развития (выраженности) которых достаточна для успешного выполнения профессиональной деятельности. При этом разные профессии требуют развития разных способностей. Например, в деятельности сапера велика роль проприорецептивной чувствительности, в деятельности снайпера – глазомера, в деятельности водителя – внимания и т.д. 5. На уровне психологических свойств личности  особого внимания заслуживает диагностика на приборе «Активациометр» надежности в экстремальной ситуации и ее компонентов: надежности психомоторной деятельности, психоэмоциональной устойчивости, устойчивости мышления, саморегуляции психических состояний, саморегуляции мышления, стабильности. В первую очередь эта диагностика необходима для профилактики катастрофических последствий ЧС. От надежности в экстремальной ситуации часто зависит здоровье и жизнь спасателей, пожарных, сотрудников спецподразделений и многих других профессионалов при выполнении сложной и ответственной деятельности в условиях ЧС. Лица с низкой надежностью относятся к группе риска, как из-за вероятности невыполнения поставленной задачи, так и из-за вероятности негативных соматических последствий. Например, лица с низкой психоэмоциональной устойчивостью относятся к группе риска по психосоматическим заболеваниям, т.к. чаще подвержены стрессу. Ухудшение психического состояния, в свою очередь, приводит к ухудшению соматического состояния. Вследствие всего этого формируется так называемый психосоматический цикл, в котором психогенное и соматогенное поочередно выступает в форме то причины, то следствия. Лица с низкой надежностью психомоторной деятельности чаще рискуют получить в условиях ЧС физическую травму из-за понижения точности и своевременности психомоторных реакций на опасность. Лицам с низкой устойчивостью мышления грозит вероятность принятия в  условиях ЧС неадекватных решений, чреватых катастрофическими последствиями. Вместе с тем, диагностика надежности и ее компонентов необходима при их формировании. Аналогичный интерес представляет диагностика и других психологических свойств личности: тревожности, эмоциональной реактивности, склонности к риску и т.д. Являясь устойчивыми психологическими образованиями, они формируются в результате повторений соответствующих психических состояний и психических процессов. Так, частые состояния тревоги формируют тревожность как психологическое свойство личности и т.д. Поэтому личностные свойства являются своеобразными индикаторами индивидуально-типологических особенностей соответствующих психических состояний и процессов. В свою очередь, личностные свойства обуславливают соответствующие психические состояния. Например, у лиц с высокой эмоциональной реактивностью те или иные раздражители вызывают более сильные эмоциональные реакции, чем у лиц с низкой эмоциональной реактивностью и т.д. Это целесообразно учитывать при планировании реабилитационных и профилактических мероприятий. В заключение отметим, что методы системной диагностики человека, реализуемые на приборе «Активациометр», применимы не только для психологической реабилитации лиц, пострадавших в ЧС, но и для профессионального психологического отбора специалистов по чрезвычайным ситуациям, психологического сопровождения их деятельности, профилактики психологических и психосоматических расстройств.  

 

  4.2. Диагностика биоэнергетических воздействий и экстрасенсорных способностей на приборе «Активациометр»   Важнейшей причиной тормозящей развитие целительской практики является отсутствие у подавляющего большинства целителей надлежащей диагностической аппаратуры, отвечающей современным научно-техническим требованиям и учитывающей специфику деятельности целителя. Так, отсутствие аппаратуры для объективной регистрации биоэнергетического воздействия затрудняет доказательство его реальности. Это закономерно порождает определенный дефицит доверия к целителям со стороны государственных органов здравоохранения и достаточно большой части населения, что, в свою очередь, порождает организационные сложности, негативно влияет на статус целителя, ограничивает круг пациентов. Кроме того, это существенно затрудняет и удлиняет процесс официальной аттестации и лицензирования целителей. Еще более необходима такая аппаратура для повышения эффективности деятельности целителя. Во-первых, объективная информация о параметрах биоэнергетиче­ских воздействий необходима как средство обратной связи в процессе биоэнерготерапии (для самоконтроля и самокоррекции воздействий). Во-вторых, - для оптимизации процесса формирования и совершенствования мастерства целителя (в т.ч. самостоятельно). В-третьих, - для измерения биоэнергетических воздействий от пациента. От этого зависит эффективность решения проблемы самозащиты целителя от негативных воздействий, порою смертельно опасных для его здоровья. Кроме того, многие целители нуждаются в аппаратуре для постановки (уточнения) медицинского диагноза, а также для выявления психосоматических проблем и психологических особенностей пациентов. Необходима аппаратура и для выявления способностей и личностных особенностей целителя. Каковы же реальные возможности оснащения целителей необходимой диагностической аппаратурой? Еще 5октября 1991г. Всесоюзная Ассоциация медицинской парапсихологии и нетрадиционных методов лечения (ВАМПиНМЛ) по результатам экспертизы рекомендовала внедрить в целительскую практику диагностический прибор «Активациометр». В официальном заключении №10-90/А, подписанном Президентом Ассоциации  И.О. Вагиным, указано на соответствие прибора необходимым требованиям, что видно из следующих выдержек «…в исследованиях психофизиологических феноменов прибор может быть использован в качестве надежного объективного регистратора их наличия и последствий, проявляющихся на уровне изменений в энергообеспечивающих системах организма, а также в диагностике функциональных состояний как оператора, так и пациента…. Он может быть удобным и незаменимым средством аппаратурного контроля в исследовании психических состояний. …. Прибор надежно диагностирует факт наличия парапсихологических и экстрасенсорных способностей. …прибор может применяться в ранней диагностике и профилактике, в группах по обучению биоэнергетическим навыкам, в различных психокоррекционных тренингах». Созданный для системной диагностики человека, «Активациометр» дает возможность целостного исследования важнейших свойств и функций многоуровневой структуры человека на основе системного подхода. Использование системной диагностики в практике целителя особенно актуально, т.к. его деятельность носит системный характер. В одном лице он совмещает в себе не только врачей разных специальностей, но и психолога. В отличие от специалиста узкого профиля целитель работает со многими подсистемами человеческого организма и психики. Поэтому ему необходима аппаратура с широким системным диагностическим охватом значимых свойств, находящихся на всех основных уровнях иерархической структуры человека. На активациометре такой охват осуществляется с помощью обширного набора  методик для соматической (медицинской), психофизиологической и психологической диагностики. Рассмотрим для примера некоторые методы системной диагностики на приборе «Активациометр», используемые в целительской практике. Диагностика биоэнергетического воздействия  осуществляется с помощью прибора «Активациометр» на трех уровнях.

1. На соматическом (телесном) уровне параметры биоэнергетического воздействия  на тот или иной орган диагностируются с помощью устройства для акупунктурной диагностики путем регистрации изменения энергетики соответствующих биологически активных точек (БАТ). Активациометр в сравнении с другими приборами дает более точные результаты исследования за счет реализации следующих новых научно-технических решений: А) Устранено общепринятое воздействия на пациента электрическим током. Это повысило валидность метода (измеряется именно энергетика точки, а не ее реакция на воздействие электротоком) и сделало исследование абсолютно безопасным и безвредным для пациента и целителя. Б) Создана двухканальная диагностика, что расширило диагностические возможности метода и повысило надежность устройства. В) Созданы усилители выходного сигнала, что повысило чувствительность устройства и дало возможность выставлять индивидуальную акупунктурную норму для повышения точности диагностики. Г) Компьютерная программа обеспечивает поиск точек и постановку диагноза.  Воздействия целителя, направленные на изменения свойств воды, продуктов питания, украшений и иных предметов, измеряются с  помощью устройства для тестирования по методу Р.Фолля. Это устройство позволяет также диагностировать индивидуальную совместимость организма или отдельных органов с различными веществами органического и неорганического происхождения, а также совместимость между людьми на физиологическом (соматическом) уровне. Диагностика основана на регистрации изменений активности соответствующих БАТ под энергетическим воздействием тех или иных веществ. Чем больше энергетика вещества изменилась под воздействием целителя, тем большую разность между фоновым и контрольным показателем фиксирует прибор.

2. На психофизиологическом уровне сила и направленность биоэнергетического воздействия измеряется с помощью устройства для регистрации изменений активации и функциональной асимметрии полушарий (ФАП) головного мозга. Чем сильнее активизирующее воздействие целителя, тем показатели активации полушарий увеличиваются больше. Уменьшение же показателей активации свидетельствует о наличии успокаивающего воздействия. Показатель изменения ФАП свидетельствует о преимущественной направленности  воздействия целителя на эмоционально-образную или логико-когнитивную сферу пациента. В сравнении с другими устройствами для диагностики активации и ФАП активациометр отличается: отсутствием «наводок», связанных с пропусканием через испытуемого электротока; компактностью и простотой процедуры диагностики; однозначностью интерпретации результатов. Благодаря высокой чувствительности, прибор позволяет диагностировать изменения активации и ФАП под влиянием  даже минимальных воздействий. 3. На уровне психоэмоциональных состояний (ПС) сила и направленность биоэнергетического воздействия измеряется путем  регистрации изменений ПС. Если целитель повышает  психоэмоциональную активность пациента, то показатель ПС увеличивается, а если понижает – уменьшается.  Чем сильнее воздействие тем больше изменяется  показатель ПС. В сравнении с традиционной аппаратурой для измерения психоэмоциональных состояний путем регистрации кожно-гальванической реакции, активациометр а) дает возможность учитывать вклад активации каждого полушария в общее психоэмоциональное состояние, б) обладает повышенной точностью и чувствительностью. Благодаря этому активациометр позволяет регистрировать малейшие изменения психоэмоционального  состояния под влиянием как биоэнергетических, так и других воздействий: суггестивных, терапевтических, музыкальных, медикаментозных, а также саморегулирующих. В этой связи имеется ряд производных методик для диагностики характеристик названных воздействий, а также индивидуальной чувствительности пациента к этим воздействиям. Диагностика биоэнергетического воздействия на целителя от пациента используется для определения необходимости и особенностей самозащиты целителя от негативных воздействий. Осуществляется по аналогии с вышеописанной схемой воздействия целителя на пациента. Разница лишь в том, что в первом случае в роли исследуемого выступает пациент, а во  втором – целитель.

ДИАГНОСТИКА СПОСОБНОСТЕЙ ЦЕЛИТЕЛЯ. Необходима для профессионального отбора, оптимизации процесса обучения и формирования индивидуального стиля деятельности. Способности целителя разделяются на специальные и общие. Диагностика специальных способностей целителя. К специальным следует отнести, во-первых, способность к специфическому биоэнергетическому воздействию. Во-вторых,  - блок экстрасенсорных способностей, обеспечивающих восприятие и переработку энергетической информации. Диагностика способности к биоэнергетическому воздействию осуществляется описанным выше методом регистрации биоэнергетических воздействий. Диагностика экстрасенсорных способностей. Экстрасенсорные способности (от экстра – сверх и сенсорика – чувствительность) -  это способности к созданию чувственного образа объекта на основе восприятия его энергетики. Процесс создания целителем такого образа начинается со специфических, энергетических по своей сути (экстрасенсорных) ощущений. Далее энергетические ощущения переводятся в зрительные, осязательные, обонятельные, слуховые, либо полимодальные (смешанные) образы экстрасенсорного восприятия. В основе этого процесса лежит явление синестезии. В результате целитель, обладающий  экстрасенсорными способностями (экстрасенс), «видит» тот или иной внутренний орган невооруженным  глазом. Поэтому диагностика экстрасенсорного восприятия предполагает сопоставление этого «видения» (образа) с объективными показателями состояния органа. На активациометре объективные показатели могут быть получены с помощью акупунктурной диагностики, а также с помощью диагностики температурных точек. На следующем этапе – этапе постановки диагноза целитель сопоставляет образ восприятия с хранящимся в его памяти эталонным представлением (образом) здорового органа. Как правило, и представление восприятия и представление памяти носят пространственно-образный характер. Поэтому процесс их сопоставления основан на  пространственно-образном мышлении. Диагностика экстрасенсорного мышления. В вышеупомянутом заключении ВАМПиНМЛ указано, что «парапсихологические и экстрасенсорные способности могут надежно диагностироваться на активациометре путем выявления правополушарного доминирования (у праворуких)». Такое доминирование  правого полушария головного мозга (у праворуких) свидетельствует о характерном для экстрасенсов преобладании эмоционально-образного и пространственного мышления. Диагностика такого доминирования основана на сопоставлении активации правого и левого полушарий. Измерение же активации осуществляется на активациометре методом снятия энергетических показателей с ладоней испытуемого. Следует, однако, учитывать, что у левшей доминирование правого полушария свидетельствует о преобладании абстрактно-логического и словесного мышления. Ибо, тип мышления зависит не только от функциональной асимметрии полушарий головного мозга, но и от ведущей руки. Поэтому на приборе «Активациометр» диагностика особенностей мышления включает в себя не только диагностику функциональной асимметрии полушарий, но и диагностику ведущей руки, основанную на сопоставлении показателей точности движений правой и левой рук при выполнении задания. Диагностика общих способностей целителя. К общим способностям относятся свойства, являющиеся основой специальных способностей. Так, основой экстрасенсорики являются различные виды чувствительности, особенно, соматическая и эмоциональная. Важную роль играют память, мышление, внимание, психомоторика. Поскольку болезнь является стрессором как для больного, так и для целителя, эффективность деятельности целителя зависит и от факторов надежности в экстремальной ситуации: психоэмоциональной устойчивости, стабильности, устойчивости мышления, саморегуляции. Порою целитель вынужден принимать рискованные решения, что требует оптимальной склонности к риску (слишком высокая рискованность порождает авантюризмом, а слишком низкая – опасное бездействие). Большую роль играют социально-психологические и моральные качества целителя. Отметим, что «Активациометр»  дает возможности   диагностики  названных способностей и качеств. Проиллюстрируем это на некоторых примерах. Диагностика соматической чувствительности как чувствительности сомы человека к разнообразным воздействиям: физическим, химическим, физиологическим, биоэнергетическим и т.д. осуществляется на активациометре с помощью устройства для акупунктурной диагностики следующим методом. Вначале делают фоновый замер БАТ, сигнализирующих об общем состоянии организма (например, точки Хе-Гу) или об органе, отличающемся у данного целителя наибольшей чувствительностью. Далее осуществляют воздействие (например, суггестивное или биоэнергетическое), после чего делают контрольный замер тех же БАТ. Коэффициент соматической чувствительности вычисляется автоматически на основе сопоставления контрольного и фонового показателей БАТ. Диагностика эмоциональной чувствительности осуществляется по аналогичной схеме. Вначале делают фоновый замер психоэмоционального состояния (ПС) и активации полушарий головного мозга (АП). Далее осуществляют воздействие (например, суггестивное, биоэнергетическое, музыкальное, художественно-образное), после чего делают контрольный замер тех же показателей. Коэффициент эмоциональной чувствительности вычисляется автоматически на основе сопоставления контрольного и фонового показателей ПС. Одновременно автоматически вычисляется коэффициент эмоциональной  чувствительности к образам (на основании сопоставления контрольного и фоновый показателей активации полушария,  отвечающего за эмоции, обусловленные образами), а также коэффициент эмоциональной чувствительности к символам, словам, схемам, умозаключениям (на основании сопоставления показателей активации полушария,  отвечающего за когнитивные эмоции). Из других видов чувствительности наиболее значимыми для общих экстрасенсорных способностей является чувствительность в зрительном и двигательном анализаторах. Ибо эти виды чувствительности являются ведущими и центральным в сенсорной организации любого человека (Б.Г.Ананьев,  1980), а тем более – целителя. Диагностика чувствительности в двигательном анализаторе. На активациометре диагностируется как абсолютная двигательная чувствительность (с помощью методики Е.П.Ильина,1981), так и дифференциальная чувствительность (с помощью методики Ю.А.Цагарелли, 2002). Обе методики основаны на измерении точности воспроизведения испытуемым заданных движений. Диагностика чувствительности в зрительном анализаторе. Методика разработана нами на положениях К.В.Бардина (1978). Она основана на сопоставлении визуальных оценок пространственных отрезков. Социально-психологические и моральные качества целителя диагностируются с помощью компьютеризированных опросников Кеттелла, Айзенка и др. Если у тех, кто проводит обучение и аттестацию целителей возникли сомнения относительно искренности ответов на заданные вопросы, в т.ч. относительно мотивов деятельности и поведения, личностных и моральных качеств целителя, то можно воспользоваться методом детекции лжи. Метод позволяет выявить правдивость-лживость ответов путем сопоставления ряда психофизиологических и эмоциональных реакций обследуемого на значимые и индифферентные вопросы. В заключение отметим, что все методы системной диагностики человека, реализуемые на приборе «Активациометр», применимы для диагностики как целителей, так и пациентов. Практика показывает, что методы системной диагностики на приборе «Активациометр»,  применяемые в целительской практике, способствуют повышению мастерства целителей, их статуса, большей эффективности целительства.


4.3. Исследование взаимосвязей между восприятием музыки разных жанров и стилями мыслительной деятельности
         Известно, что различные жанры по-разному влияют на психоэмоциональное состояние (ПС) человека и функциональную асимметрию полушарий головного мозга (ФАП). Наша задача заключалась в том, чтобы экспериментально выявить степень влияния того или иного жанра музыки на ПС и ФАП. В качестве метода диагностики ПС и ФАП мы использовали прибор «Активациометр». Для прослушивания были выбраны следующие музыкальные жанры (даны в порядке предъявления): классика, диско-музыка, поп-музыка, народная песня, тяжелый рок, джаз, авторская песня.          В эксперименте принимали участие студенты-психологи 2 курса в возрасте 19-21 года. Из них 12 девушек и 2 юношей.          Процедура эксперимента выглядела следующим образом: 1) измерение ПС и ФАП у всех студентов, 2) прослушивание музыкального произведения, 3) повторное измерение ПС и ФАП. В один день предъявлялось только одно произведение. Это было сделано для того, чтобы впечатления от одного произведения не накладывались на впечатления от другого. В данном случае соблюдалась чистота эксперимента. Сравнивая показатели ПС и ФАП до начала прослушивания музыки и после прослушивания, мы видели изменения этих показателей в результате восприятия музыки. Сравнение показателей ПС выявило следующее. Прослушивание двух жанров музыки (классик и джаза) способствовало повышению среднегрупповых показателей ПС студентов. Прослушивание поп-музыки не изменило ПС. Оно осталось примерно на том же уровне. А прослушивание музыки таких жанров как диско, народная песня, тяжелый рок, авторская песня приводит к понижению ПС.          При прослушивании классической музыки повышение ПС у студентов сопровождалось изменениями ФАП. Здесь была обнаружена следующая тенденция: примерно у 50% студентов наблюдался сдвиг по ФАП в сторону «левополушарности», у другой половины – в сторону «правополушарности». При этом количество студентов, с доминированием левого полушария головного мозга, значимо превосходило количество «правополушарных» (ПП) и с межполушарной симметрией (МС) как до прослушивания музыки, так и после (р £ 0,01).          При прослушивании диско-музыки подобная тенденция сохранилась: наблюдался сдвиг активации как левого, так и правого полушария. У одной группы студентов стало доминировать левое полушарие, связанное с абстрактно-логическим мышлением, а у другой – правое, связанное с эмоционально-образным мышлением. При этом группа «левополушарных» по количеству значимо превосходила остальные группы: «правополушарных» и с межполушарной симметрией (р£ 0,05).          При прослушивании поп-музыки, наблюдался значимый сдвиг (р £0,05) в сторону «левополушарности». Если до начала прослушивания группы с ЛП, ПП и МС были примерно равны, то после прослушивания группа с доминированием ЛП значимо (р £ 0,05) превосходила другие группы. Можно сказать, что поп-музыка активизировала ЛП, связанное с логическим мышлением.          При прослушивании народной песни наблюдался сдвиг в сторону «правополушарности». При этом перед началом прослушивания группа с доминированием ЛП значимо (р £ 0,05) превосходила остальные, а по окончании примерно равны были группы с ЛП и МС.          При прослушивании тяжелого рока ярко выраженных тенденций в изменении ФАП обнаружено не было. При этом перед прослушиванием доминировала, хотя и не значимо, группа «правополушарных», а по окончанию – группа с МС.          При восприятии джаза обнаружены сдвиги ФАП как в сторону «левополушарности», так и в сторону «правополушарности». Перед началом прослушивания доминировала группа с преобладанием ЛП (р £ 0,05), а по окончанию группы были распределены равномерно. При этом наблюдалась некоторая тенденция сдвига в сторону правополушарности, хотя и не значимо.          И, наконец, при восприятии авторской песни наблюдался значимый сдвиг (р £ 0,05) в сторону «левополушарности». Перед прослушиванием значимо (р £ 0,05) доминировала группа с преобладанием ПП, по окончании – группы были распределены равномерно.          Заключая вышеизложенное, отметим следующее.

  1. Разные жанры музыки по-разному влияют на ПС и ФАП студентов.
  2. Восприятие поп-музыки и авторской песни больше связано с логическим мышлением (обнаружены сдвиги в сторону «левополушарности»). Возможно, это связано с текстами, которые необходимо осмысливать, а в случае с авторской песней осмысливать и философию содержания.
  3. При восприятии классической музыки и джаза повышение ПС, видимо, связано со значимостью этих произведений для слушателей, их большим смысловым значением для студентов.
  4. Прибор Активациометр зарекомендовал себя как адекватное и надежное средство диагностики музыкального воздействия на ПС и ФАП студентов.


4.4. Влияние функциональной музыки, массажа и ароматов на психоэмоциональное состояние человека.    Основным условием эффективного психоэмоционального развития являются оптимальные психоэмоциональные состояния. Однако, беспокойная и полная забот жизнь в современном индустриальном и деловом обществе постоянно держит человека в состоянии повышенной напряженности, которая влияет на его поведение, эмоции и жизненную позицию. Люди становятся импульсивными и нервными. Под воздействием социальной и психической напряженности нервная система, внутренние органы и внешние системы организма человека не могут функционировать должным образом, что в итоге ведет к дезорганизации личности и поведения.  Для решения этой проблемы важно знать, какими методами лучше воздействовать на психоэмоциональные состояния человека. Последние годы стали в нашей стране временем бурного развития методов психологического воздействия. Описанию этих методов посвящены работы: В.Н.Никитина (1998), В.С.Лобзина (1986), В.И.Васичкина (2002), М.М.Погосяна (2001), Е.И.Торговцева (2004), В.И.Петрушина (1997), Ю.А.Цагарелли (2002) и др. Большой интерес специалистов вызывают методы воздействия функциональной музыки, ароматов, танцев, арт-терапия, тактильное воздействие и др. Однако эффективность влияния этих методов на психоэмоциональное состояние человека изучена недостаточно, отсутствует сравнительный анализ воздействия разных методов. Поэтому существует актуальная потребность как в экспериментальном исследовании влияния этих методов на психоэмоциональное состояние человека. В современных условиях человек находится под постоянным прессом техногенных воздействий, ведущих к психическому напряжению, и не успевает адаптироваться к их усиливающемуся давлению. Это неизбежно приводит к снижению стрессоустойчивости, накоплению психоэмоционального напряжения, что, в свою очередь, приводит к агрессии, депрессиям, психосоматическим нарушениям. Отрицательное воздействие нарушения экологического равновесия на состояние здоровья населения проявляется, прежде всего, в увеличении заболеваемости. Поиск новых методов, доступных для широких слоев населения и способных бороться с отрицательным воздействием неблагоприятных экологических факторов, привел к созданию целого ряда методик психологического воздействия на психоэмоциональное состояние человека. Используются методы гештальтерапии и группы встреч, биоэнергетики, танцевальной терапии, ландшафтотерапии, ароматерапии, библиотерапии, песочной терапии, воздействия функциональной музыкой, тактильного воздействия и др. Авторы  исследуют разные методы психотерапии: групповую психотерапию, психодраму, семейную психотерапию, рассматривает методы психической релаксации, медитацию, аутогенную тренировку, классический гипноз, эриксоновский гипноз, холотропную терапию, методы телесно-ориентрованной терапии, методы тренинг групп и групп танцевальной терапии, метод психологии коммуникации и др. (И.А. Классен, 2002).  В результате теоретического анализа методов воздействия на психоэмоциональное состояние человека выявлено, что все методы в той или иной степени благотворно влияют на человека. Но для реализаций методов требуются определенные условия, которые иногда бывает трудно создать. Для широкого практического использования более приемлемы доступные методы. К ним относятся: ароматерапия, тактильное воздействие и воздействие функциональной музыкой. Эти методы наиболее просты в применении, не требуют особых условий проведения. Их можно использовать без предварительной подготовки клиента. Важно, что они наиболее сильно влияют на психоэмоциональное состояние человека. Это самые древние методы воздействия на человека.  Предметом нашего эмпирического исследования явилось влияние функциональной музыки, массажа и ароматов на психоэмоциональное состояние человека. Метод воздействия музыкой описан Ю.А.Цагарелли (2002), массажем - В.И. Васечкиным (2002) и ароматами -  Е.И. Торговцевым (2004). Исследование проводилось в кабинете психоэмоциональной разгрузки  казанского гостиничного комплекса «Mon Plaizir». В исследование принимало участие 55 человек. Все они медики, с высшим и средне-специальным медицинским образованием. Все испытуемые работают в ночные часы по скользящему графику. Работа связана со стрессами, нервными перенапряжениями, переутомляемостью. На 1 этапе исследования были произведены измерения: индивидуально-типологических характеристик психоэмоционального состояния, активации и функциональной асимметрии полушарий головного мозга.  Было произведено по 10-12 ситуативных замеров и по их результатам подсчитаны индивидуально-типологические показатели. На 2 этапе на каждого испытуемого было произведено по 8 воздействий: четыре тонизирующих воздействия и четыре релаксирующих воздействия, по 1 воздействию в день. Воздействовали поочередно музыкой, ароматами, массажем, а также комплексом этих воздействий. Длительность каждого воздействия 7-10 минут. Исследование проводилось с помощью прибора «Активациометр АЦ-6». Использовались методики Ю.А. Цагарелли (2002): диагностики воздействий, диагностики психоэмоционального состояния, диагностики активации и функциональной асимметрии полушарий головного мозга, диагностики психоэмоциональной устойчивости, диагностики ведущей руки (как вспомогательный метод для интерпретации типа эмоционального реагирования). Для статистической обработки результатов использовался t-тест Стьюдента, метод корреляций Пирсона, метод вычисления среднеарифметических показателей, а также методы статистической обработки результатов системной диагностики Ю.А.Цагарелли (2002).          Результаты исследования и их интерпретация. 1. Выявлено, что на воздействие релаксирующей музыкой в большей степени реагирует полушарие, отвечающее за образное мышление. Средний уровень воздействия является существенным (14 баллов из 25 возможных), а в ряде случаев – еще сильнее.  Так, у испытуемого Ч.Л.И. показатель активации полушария, отвечающего за образное мышление под влиянием Andante из четвертой симфонии Моцарта, понизился более, чем в два раза (от 36 делений шкалы до 16). При воздействии тонизирующей музыкой в большей степени активизируется полушарие, отвечающее за логическое мышление. Средний уровень воздействия Брандербургского концерта И.С.Баха является небольшим (8 баллов). Это хорошо согласуется с данными исследованиями Ю.А.Цагарелли [1986], где выявлено, что Брандербургский концерт И.С.Баха активизирует когнитивную деятельность. Таким образом, седативное (релаксирующее) музыкальное воздействие оказалось гораздо сильнее, чем тонизирующее. При сопоставлении коэффициентов воздействия выявлено статистически достоверное различие (р£0,001).   Возможно это связано с тем, что тонизирующий эффект обуславливается прежде всего влиянием на парасимпатическую систему, которая изначально находится в более высоком тонусе, чем симпатическая. Поэтому расслабление наступает легче и быстрее, чем тонизация. По результатам t-теста Стьюдента различия между фоновыми показателями и показателями после воздействия релаксирующей и тонизирующей музыкой выше (р£0,001), чем различия, полученные при сопоставлении типологических показателей с показателями после воздействия релаксирующей и тонизирующей музыкой (р£0,001). Из этого следует, что нам удалось скорректировать психоэмоциональное состояние и активацию полушарий таким образом, чтобы приблизить человека к его типологическому психоэмоциональному состоянию. Это хорошо соответствует закону начальных значений  Н.М.Пейсахова (1984), согласно которому завышенные показатели снижаются, а заниженные –  повышаются, т.е. показатели стремятся к оптимальному уровню. Таким образом, функциональная музыка способна скорректировать психоэмоциональное состояние человека, приближая его к оптимуму. При этом, релаксирующая музыка больше воздействует на полушарие, отвечающее за образное мышление, а тонизирующая - на полушарие, отвечающее за логическое мышление. 2. В результате исследования было установлено, что массаж - эффективный метод воздействия на психоэмоциональное состояние человека. Об этом свидетельствуют среднеарифметические коэффициенты воздействия как релаксирующего, так и тонизирующего массажа (соответственно 14 и 8 баллов). При этом релаксирующий массаж действует значимо сильнее тонизирующего (р£0,001). Рассмотрим воздействие массажа на примере испытуемого Ф.Ф.Р.  В результате воздействия тонизирующим массажем его психоэмоциональное состояние повысилось от 36 до 45 делений, т.е. на 9 делений. После воздействия релаксирующим массажем психоэмоциональное состояние понизилось от 96 до 26 делений, т.е. на 70 делений (в 3,7 раза). Таким образом, релаксирующий массаж действует сильнее тонизирующего в 7,8 раза. Во-первых, это можно объяснить тем, что как после тонизирующего, так и после релаксирующего массажа происходит выделение организмом естественных болеутоляющих веществ – эндорфинов, которые, в свою очередь, стимулируют естественную эйфорию. Поэтому, даже после тонизирующего массажа человек сначала расслабляется. Массаж снимает мышечное напряжение, улучшая циркуляцию крови. Возросший кровоток обеспечивает доставку большого количества кислорода и питательных веществ. Это повышает общий уровень энергии организма. Поэтому с помощью массажа можно быстрее достичь релаксации, чем тонизации. Во-вторых, здесь, видимо проявляется феномен, аналогичный вышеописанному феномену значимо более сильного воздействия релаксирующей музыки в сравнении с тонизирующей. При воздействии, как тонизирующим, так и релаксирующим массажем у большинства испытуемых активизировалось левое полушарие, более чувствительное к положительной эмоциональной стимуляции. Можно предположить, что это происходит из-за включения процессов выделения головным мозгом химического вещества бета-эндорфина, способного вызывать эйфорию и настраивать на положительные эмоции. При воздействии релаксирующим массажем в большей степени активизируется полушарие, отвечающее за логическое мышление (р£0,01), а при воздействии тонизирующим массажем - полушарие, отвечающее за эмоционально образное мышление. Это объясняется тем, что массаж действует через тактильную чувствительность и явно больше вызывает эмоциональных переживаний, чем логического осмысления. Отметим также, что массаж оказался эффективным средством оптимизации  как психоэмоционального состояния, так и уровня активации полушарий.  Под влиянием массажа параметры этих  показателей значимо приблизились к типологическим (р£0,01). 3. Выявлено, что ароматы, как релаксирующие, так и тонизирующие, способствуют возвращению психоэмоционального состояния в оптимальную зону. Это видно на примере испытуемого Р.Ю.П.. В результате воздействия релаксирующими ароматами показатель его психоэмоционального состояния от напряженного (58 делений) вернулся к типологическому (35 делений). На психоэмоциональное состояние один и тот же аромат может оказывать различный эффект. Эфирное масло, проникая в организм человека как бы «напоминает» ему, как нужно работать правильно, в результате включаются собственные механизмы восстановления.  Таким образом, ароматы способны корректировать психоэмоциональное состояние человека, приближая его к оптимуму. Интересно отметить, что после воздействия как тонизирующими, так и релаксирующими ароматами активизируется полушарие, отвечающее за логическое мышление.   Возможно, это обусловлено апперцепцией. Поскольку исследуемые являются медицинскими работниками, они специфически воспринимают ароматы, анализируя их исходя из своего опыта. 4. Выявлено, что комплексное релаксирующее воздействие музыкой, массажем и ароматами является наиболее сильным по сравнению с другими  исследуемыми воздействиями. Коэффициент воздействия равен 15 баллам. Это объясняется тем, что воздействие релаксирующей музыки наслаивается на воздействие релаксирующего массажа и релаксирующего аромата. Поэтому релаксирующий эффект увеличивается. Массаж улучшает проникновение эфирных масел в подкожное депо и кровеносное русло, которое оказывает рефлекторное действие через нервные окончания кожи и обонятельного аппарата, а музыка еще больше увеличивает релаксирующее воздействие, настраивая эмоции человека. Однако, в сравнении с релаксирующим, комплексное тонизирующее воздействие музыкой, тонизирующим массажем и ароматом  гораздо слабее. Коэффициент воздействия равен 9 баллам. Возможно, это связано с тем, что тонизирующий эффект обуславливается прежде всего влиянием на парасимпатическую систему, которая изначально находится в более высоком тонусе, чем симпатическая. Поэтому тонизация меньше по уровню и наступает медленнее. Таким образом, воздействие релаксирующей музыки, массажа и ароматов увеличивается при их объединении. Комплексное же релаксирующее воздействие сильнее комплексного тонизирующего воздействия.   5. Выявлено, что комплексное релаксирующее воздействие музыкой, массажем и ароматами в большей степени активизирует полушарие, отвечающее за образное мышление. При комплексном же тонизирующем воздействии музыкой, массажем и ароматами в большей степени активизируется полушарие, отвечающее за логическое мышление. 6. Из отдельных видов исследуемых релаксирующих воздействий на первом по эффективности месте оказалась релаксирующая музыка (15 баллов). На втором месте - релаксирующий массаж (14 баллов) и на третьем месте релаксирующие ароматы (11 баллов). При этом релаксирующие воздействия музыки и массажа, будучи почти равными между собой, существенно превосходят  воздействие ароматов. Столь существенное отставание воздействия ароматами, возможно, связано с тем, что эфирным маслам не свойственно узко специфическое действие. Кроме того структуры «обонятельного мозга» эволюционно гораздо древнее многих других структур головного мозга и реакция организма человека на запахи зачастую не осознается. Поэтому эффект от восприятия запаха оказался менее заметен. 7. Из отдельных видов исследуемых тонизирующих воздействий музыка по эффективности оказалась на последнем (третьем) месте оказалась музыка (6 баллов). Второе место заняли тонизирующие ароматы (8 баллов), а  первое - тонизирующий массаж (9 баллов). Превосходство эффективности тонизирующего массажа можно объяснить тем, что, являясь контактным методом воздействия, он улучшает циркуляцию крови. Это повышает доставку кислорода и питательных веществ кровотоком, что, в свою очередь, повышает общий уровень энергии организма. 8. Несмотря на то, что музыка воздействует через слуховой анализатор, а ароматы – через обонятельный, психологические механизмы этих воздействий имеют определенное сходство. Об этом свидетельствует корреляция между коэффициентами воздействия тонизирующей музыкой и релаксирующего аромата (r= 0,34; р£0,01). Резюмируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы: 1. Выявлена высокая эффективность воздействия функциональной музыкой. При этом релаксирующая музыка больше влияет на полушарие, отвечающее за образное мышление, а тонизирующая музыка на полушарие, отвечающее за логическое мышление. Поскольку образное мышление гораздо быстрее логического релаксирующая музыка воздействует быстрее, чем тонизирующая. 2. Воздействие релаксирующим массажем сильнее, чем тонизирующим массажем, т.к. после любого массажа человек сначала расслабляется за счет выделения в кровь эндорфинов и только после расслабления тонизируется за счет увеличения кровотока и повышения уровня энергии организма. Релаксирующий массаж, действуя через тактильную чувствительность, вызывает эмоциональные переживания. Поэтому при воздействии релаксирующего массажа активируется полушарие, отвечающее за образное мышление, а при тонизирующем массаже – полушарие, отвечающее за логическое мышление. 3. Выявлено, что ароматы, как тонизирующие, так и релаксирующие приближают психоэмоциональное состояние к оптимуму. Воздействие ароматов как релаксирующих, так и тонизирующих активируют полушарие, отвечающее за образное мышление. 4. Сочетание релаксирующей музыки, массажа и ароматов усиливает воздействие на психоэмоциональное состояние человека. Комплексное релаксирующее воздействие музыкой, массажем и ароматами эффективно для проведения психокоррекции и имеет выраженный седативный эффект. 5. Комплексное тонизирующее воздействие слабее, по сравнению с комплексным релаксирующим воздействием. Возможно, это связано с тем, что тонизирующий эффект обуславливается прежде всего влиянием на парасимпатическую систему, которая изначально находится в более высоком тонусе, чем симпатическая. Поэтому тонизация наступает медленнее. 6. Несмотря на то, что музыка воздействует через слуховой анализатор, а ароматы – через обонятельный, психологические механизмы этих воздействий имеют определенное сходство. 7. Практика использования результатов исследования в работе кабинета психоэмоциональной разгрузки водолечебницы казанского гостиничного комплекса «Mon Plaizir», а так же медицинским персоналом фирмы «Wellnesstower» г.Вены, показала, что  данные результаты можно использовать в кабинетах психоэмоциональной разгрузки различных организаций            8. Прибор Активациометр зарекомендовал себя как надежное средство диагностики эффективности воздействий музыкой, массажем и ароматами на психоэмоциональную и когнитивную сферы человека.



ГЛАВА 5. СИСТЕМНАЯ ДЕТЕКЦИЯ ЛЖИ на приборе «Активациометр»

По общепринятым среди специалистов детекции лжи представлениям ошибки в прогнозах, полученных по результатам  полиграфных проверок, составляют от 5 до 10 процентов. Наличие ошибок обычно объясняют тем, что получаемые показа­тели физиологических реакций при тестировании иногда не "укладыва­ются" в общефизиологические стандарты. Вопреки логике, они выхо­дят за рамки установившихся критериев и обуславливают возможность ошибочного заключения, не соответствующего реаль­ному отношению обследуемого человека к расследуемому событию или преступлению. Думается, однако, что это мнение не раскрывает основных причин ошибок в детекции лжи. Каждый человек индивидуально неповторим даже по отпечаткам пальцев, а уж тем более по «отпечаткам психики». Поэтому общефизиологические и общепсихологические стандарты не носят абсолютного характера. Для того чтобы выявить истинные причины ошибок в детекции лжи и определить пути их преодоления, ниже проанализированы наиболее значимые теории детекции лжи. История детекции лжи на­считывает более 100 лет. Однако научное осмысление этого метода, пришедшего из практики борьбы с правонарушениями,  началось лишь в начале 50-х годов прошлого века. На сегодняшний день существует целый ряд различных теорий детекции лжи. Эти теории отражают точки зрения авторов различных стран и отдельных научных направлений: физиологии, психофизиологии, социальной психологии, психологии психических состояний, психологии психических процессов. При создании тео­рии тот или иной автор, как правило, основывался на одном из направлений  и подводил под него на­учную базу. Однако, человек – это целостная и очень сложная система, исследование которой должно осуществляться системно (Ю.А.Цагарелли, 2002, 2009) что,  несомненно, актуально и для  исследований на детекторе лжи. Тем более что сама идея детектора лжи (полиграфа) предполагает многоканальную и многоуровневую диагностику. Вместе с тем, эти локальные теории имеют большой интерес, ибо являются фундаментальными блоками общей теории  системной детекции лжи.

 

5.1.Теоретические основы системной детекции лжи   Теории детекции лжи   

1. Теория угрозы наказания. В основе этой теории лежит допущение, что состояние, связанное с переживанием за свою судьбу, за свое будущее, находит свое отраже­ние в психофизиологических процессах. Человек, совершивший проти­воправное действие, прекрасно понимает, что в случае его разоблаче­ния, он будет наказан. Угроза возможности наказания вызыва­ет эмоциональное напряжение. Попытка обмануть следствие, отрицая свою причастность к расследуе­мому преступлению - это стремление избежать наказания за содеян­ное преступление. Даже, если вероятность спасения практически равна нулю, надежда умирает последней. Таким образом, угроза наказания за совершенное преступ­ление является, согласно теории угрозы наказания основным фактором, активизирую­щим ответные психофизиологические реакции организма человека при детекции лжи. Соглашаясь с основными положениями этой теории, сделаем, однако два замечания. Во-первых, эта психофизиологическая по своей сущности теория опирается только на психофизиологических свойства и психические состояния и не учитывает наличия в структуре человека свойств, находящихся на других иерархических уровнях (см. Ю.А.Цагарелли, 2002). Поэтому данная теория страдает неполнотой. Во-вторых, следует учитывать,  что величина эмоционального напряжения отнюдь не является всеобщей константой. Она зависит от двух основных факторов: а) от строгости предполагаемого наказания (у психически нормального человека величина напряжения прямо пропорциональна строгости предполагаемого наказания). В этой связи не следует использовать полиграф для раскрытия незначительных проступков не предусматривающих наказания;  б) от индивидуальной психоэмоциональной устойчивости.  Описание индивидуальной психоэмоциональной устойчивости и ее диагностики см. в работе Ю.А.Цагарелли (2002).

2. Теория активации. В основе этой теории (Borlana, 1998) лежит утверждение, что каж­дый из задаваемых вопросов или предъявляемых стимулов, имеет свою величину активации нервных процессов в организме и, соответственно, будет вызывать определенный уровень ответных реакций. Предполага­ется, что социально значимый вопрос, связанный с преступлением, зна­чительно сильнее возбуждает нервную систему по сравнению с нейт­ральными вопросами, не касающимися темы проверки. Например, при расследовании убийства, совершенного ударом ножа в область сердца, на вопросы, выстроенные по классической схеме: "Как Вы считаете, чем был убит художник "X": (выстрелом из гранатомета, ударом бутылки, выстрелом из пистолета, ножом, удавкой и т.д.), человек, не владеющий этой информацией, будет практически одинаково реагировать на все вопросы. Человек, которому известен способ убийства гражданина "X" дает повышенную реакцию на слово "ножом". Грань значимого и нейт­рального вопросов определяется осведомленностью подозреваемого о деталях преступления. Чем ближе по содержанию вопрос к сути рассле­дуемого преступления, тем сильней реакция организма, фиксируемая полиграфом. Эта теория несомненно заслуживает внимания, ибо истинность ее основного постулата не вызывает сомнения. Дело, однако, в том, что в практике полиграфических исследований традиционно используют активацию лишь ограниченного круга реакций физиологического уровня, занимающего низкое иерархическое положение (пульс, тремор, КГР). Из показателей, занимающих более высокое иерархическое положение, в частности - активации головного мозга, на некоторых моделях полиграфа используют лишь регистрацию отдельных биоритмов головного мозга (альфа-, бета-, тета- ). Это связано, однако, с большой сложностью процедуры диагностики и, особенно, интерпретации результатов. Вместе с тем особый интерес имеет регистрация активации каждого полушария головного мозга в целом. Во-первых, такая активация занимает еще более высокое иерархическое положение, ибо включает в себя активацию отдельных зон и сумму биоритмов. Поэтому она очень информативна. Во-вторых, диагностика активации отдельно каждого полушария с учетом его специфики дает возможность качественного и количественного анализа эмоциональных и когнитивных реакций человека на задаваемые вопросы.

3. Условно-рефлекторная теория. Согласно этой теории человек появляется на свет с рядом врожденных механизмов акти­вации эмоций (Я. Дембовский, 1959). Эмоции взаимосвязаны с безусловными (врожденными) и условными (приобретенными) рефлексами. В основе условных рефлексов лежит жизненный опыт человека, его знания. Субъективное отношение человека к отдельным событиям, предметам не появляется с рождением, а приобретается за счет собственного или чужого опыта. Поэтому, в субъективной оценке возможных явлений, событий, большое значение имеет приобретенный опыт, который влияет на выраженность эмоционального напряжения. Человеку не обязательно иметь свой личный опыт, связанный с со­вершением убийства, изнасилования, чтобы демонстрировать опреде­ленную психофизиологическую реакцию на вопросы, связанные с этими преступлениями. Достаточно понимать, что это зло и оно наказуемо, осуж­дается обществом, церковью, преследуется по закону и, самое главное, несет негативные последствия лично для него. Если у подозреваемого отсутствует критичность сознания и он не по­нимает противоправности своих действий, то это может привести к серьезным затруднениям при прове­дении полиграфной проверки. Это хорошо иллюстрируется рассказом одного из американских операторов полиграфа. Он проводил расследо­вание изнасилования. Проведя тщательную полиграфную проверку подо­зреваемого и не получив каких-либо подтверждений его причастности к преступлению, он был готов написать отрицательное заключение. Одна­ко, во время послетестовой беседы, рассматривая повторно фабулу дела, он, к своему ужасу и удивлению выяснил, что накануне подозреваемый поссорился со своей жертвой, после чего решил ее напугать. Придя к ней, домой, он силой раздел ее, уложил на диван, вступил с ней в половой контакт, сделал несколько движений, встал и заявил: "Если ты будешь и впредь относиться ко мне так, как сейчас, я тебя изнасилую!". Как оказа­лось, подозреваемый был убежден, что он не насиловал, а просто пугал жертву. Техасский ковбой был уверен, что под изнасилованием подразу­мевается процесс, завершаемый семяизвержением во влагалище. Он же этого не сделал, а просто "попугал" жертву. Таким образом, примитивность в оценке своих действий, непонимание социальных последствий поступ­ка, привело к отсутствию осознания виновности и, как следствие, - к отсут­ствию соответствующих реакций на значимые вопросы. Практический вывод, который можно сделать на основе положений условно-рефлекторной теории, заключается в том, что при проведении полиграфных проверок следует учитывать индивидуально-психологические и личностные особенности исследуемого. Кроме того, не следует ограничиваться учетом только объективной тяжести преступления. Не менее важно учитывать субъективную оценку подозреваемым тяжести преступления. Это хорошо согласуется с известной формулой С.Л. Рубинштейна, согласно которой внешние воздействия влияют на человека через внутренние условия.

4. Информационная теория эмоций. Согласно информационной теории эмо­ций, созданной П.В. Симоновым (1975), величина эмоционального напряжения, в основном, зависит от трех факторов: 1) от потребности в совершении какого-нибудь действия, поступка, изменении социального положения. Например, желания подо­зреваемого уйти от уголовной ответственности; 2) от информации, необходимой для того, чтобы избежать ответствен­ности за содеянное преступление; 3) от имеющегося в наличии объема информации о реальном собы­тии. Эта зависимость выражается формулой:
Э = П (Ин-Ис),
где:  Э - степень эмоционального напряжения, П - потребность в устранении негативных последствий, Ин - информация необходимая, Ис - информация существующая.
При проведении полиграфных проверок положения этой теории целесообразно учитывать для лучшего понимания причин психоэмоциональной напряженности подозреваемого. Поскольку величина психоэмоциональной напряженности прямо пропорциональна потребности в устранении негативных последствий умноженной на дефицит необходимой информации, следует учитывать общие и индивидуальные детерминанты формирования этих факторов. Общей детерминантой формирования потребности в устранении негативных последствий является величина этих последствий, обусловленная тяжестью преступления (правонарушения). Чем тяжелее преступление и больше величина последствий, тем сильнее потребность в устранении негативных последствий. Индивидуальные же детерминанты потребности в устранении негативных последствий связаны с индивидуальным опытом и индивидуально-психологическими особенностями испытуемого. Так, известны случаи, когда люди, проведшие многие годы в местах лишения свободы, после освобождения вновь совершали преступление только для того, чтобы снова вернуться в колонию. В «Золотом теленке» И.Ильфа и Е.Петрова описан персонаж, который постоянно сидел в тюрьмах за вознаграждение вместо настоящих преступников. Потребность избежать наказания, связанного с лишением свободы, для таких правонарушителей отсутствует. Поэтому при проведении полиграфных проверок следует учитывать «тюремный стаж» испытуемого и его отношение к лишению свободы. Индивидуальными детерминантами,  влияющими на уровень потребности избежать наказания, являются такие индивидуально-психологические особенности человека как эмоциональная чувствительность, тревожность. Чем выше уровень проявления этих качеств у подозреваемого, тем больше потребность избежать наказания. Человеку, совершившему правонарушение, для избежания наказания необходимо обладать информацией (Ин), отвечающей на вопрос: действительно, следователю что-то известно о совершенном им пре­ступлении или же он попал под подозрение случайно. При этом информа­ция существующая (Ис), т.е. та, которой реально обладает по этому вопросу правонарушитель, как правило, меньше информации необходимой (Ин). Из формулы вытекает, что чем сильней потребность избежать наказа­ния, тем больше надо иметь информации правонарушителю по расследуемому делу. Чем он меньше ею владеет, тем сильней эмоциональное напряже­ние. Эта теория достаточно полно характеризует информационные меха­низмы, определяющие величину эмоциональных реакций при проведе­нии полиграфных проверок. Однако данная теория не учитывает состо­яние функционального уровня человека, на фоне которого протекают информационные процессы. Известны случаи, когда многосуточными беспрерывными допросами человека доводили до такого состояния, что резко изменялись его жизненные потребности, восприятие окружающей действительности, оценка значимости ситуации. Если на первом этапе доминировало желание уйти от ответственности, остаться живым, то впоследствии, даже смерть, становилась желанной.

5. Мотивационная теория. Мотивационная теория описана В.А. Варламовым и Г.В. Варламовым (2000). В этой теории предпринята попытка объединить на основе понятия «мотивация» теорию угрозы наказания, теорию активности, условно-рефлекторную теорию и информационную теорию П.В. Симонова. Все они, по мнению авторов, определяют уровень мотивации как сложный социально-биологичес­кий процесс, накладывающийся, в свою очередь, на функциональное состояние индивидуума. Согласно этой теории психофизиологические реакции организма в процессе проведения полиграфной проверки представляют собой комплексную систему и выч­ленение из нее каких-либо составляющих не дает исчерпывающего от­вета на наличие реального стресса на те или иные вопросы тестов и сведений о механизмах, лежащих в его основе. Авторами предложена следующая формула:
ЭН = УМ + ФСО + ИО,    
где: ЭН - эмоциональное напряжение, УМ - уровень мотивации, ФСО - функциональное состояние организма обследуемого, ИО - индивидуальные особенности нервной системы.
Эта формула, по мнению авторов, позволяет объединить практически все существующие теории полиграфных проверок, где реакции человека, связанные с эмо­циональным напряжением, выступают как единая, неделимая комплек­сная система. Авторы считают, что специалист полиграфа должен рассматривать че­ловека как сложную адаптационную систему, имеющую различные мотивационные уровни и индивидуальные особенности динамики активно­сти различных физиологических подсистем и уметь анализировать не только типологические особенности, но и индивидуальный характер вне­шних и внутренних реакций. В сравнении с другими теориями мотивационная теория имеет, по нашему мнению, ряд преимуществ. Во-первых, она разработана непосредственно для решения проблемы детекции лжи и основана на большом эмпирическом опыте авторов в этой области. Во-вторых, согласно этой теории при составлении заключения следует учитывать индивидуально-типологические свойства нервной системы. В-третьих, в ней проанализированы и учтены положения других теорий по данной проблеме. В-четвертых, эта теория основана на идее комплексного подхода, который по своей сущности наиболее близок к системному подходу, что особенно импонирует. Поэтому мотивационная теория детекции лжи является существенным вкладом в продвижение сложной и многоаспектной проблемы детекции лжи. Однако и эта прогрессивная теория, имеет недостатки, обусловленные современным состоянием проблемы детекции лжи. Основным недостатком является то, что, декларируя комплексный подход, авторы фактически его не используют. Так, из всех иерархических уровней структуры свойств человека (см. табл.1) фактически исследуются и учитываются свойства только трех нижних уровней: соматического, психофизиологического и психических состояний с основным акцентом на психофизиологические свойства. Это отражено уже в самом названии труда: «Психофизиология полиграфных проверок». Свойства же остальных четырех уровней (психических процессов, психологических свойств личности, социально-психологических свойств, социальных свойств) фактически не исследуются и не учитываются.  Хотя необходимость их учета неоднократно декларируется. С точки зрения системного подхода недостаточно корректна предложенная авторами формула, ибо  указанные в ней слагаемые эмоционального напряжения (ЭН) не имеют общего системообразующего критерия и общей единицы измерения. Сложно понять, каким образом и в каких единицах измерения уровень мотивации (УМ) можно практически соотнести с функциональным состоянием организма обследуемого (ФСО),  а также с индивидуальными особенностями нервной системы (ИО). Кроме того, в книге отсутствуют какие-либо доказательства того, что все три указанные в формуле факторы одинаково (т.е. по 33,3% каждый) обуславливают  эмоциональное напряжение (ЭН). Вполне вероятно, например, что индивидуальные особенности нервной системы (ИО) влияют на эмоциональное напряжение (ЭН) существенно меньше, чем уровень мотивации (УМ) или функциональное состояние организма обследуемого (ФСО). Тем более что разные свойства нервной системы оказывают на эмоциональное напряжение весьма разное воздействие.  Это характерно и для  многочисленных функциональных состояний организма, характеризуемых десятками показателей. Поэтому, на наш взгляд, пока нет достаточных оснований вычислять  величину эмоционального напряжения (ЭН) путем простого арифметического сложения показателей мотивации (УМ), функционального состояния организма (ФСО) и индивидуальных особенностей нервной системы (ИО). Другое дело, что при проведении детекции лжи целесообразно учитывать указанные в анализируемой формуле индивидуальные особенности обследуемого. Резюмируя вышеизложенное, отметим, что приведенный выше анализ наиболее значительных теорий детекции лжи показывает, что основной причиной недостатков, характерных для существующих теорий детекции лжи является неиспользование или недостаточное использование системного подхода. По этой причине соответствующими недостатками страдает и практика детекции лжи. Такое положение вещей представляется совершенно естественным. Ибо практика детекции лжи самым непосредственным образом зависит от теории, на которой она основана. Кроме того, недостаточное использование системного подхода и связанные с этим недостатки характерны для теории и практики традиционной психологической диагностики вообще[6]. Поскольку детекция лжи во многом основана на традиционной психологической диагностике, она закономерно впитала в себя не только ее достижения, но и ее ошибки. Для продвижения проблемы детекции лжи (как, впрочем, и любой другой) важность учета недостатков имеющихся методов и аппаратуры трудно переоценить. Поэтому рассмотрим эти недостатки более подробно.
Типичные недостатки методов и аппаратуры применительно к решению проблемы системной детекции лжи 
История использования технических средств для оценки уровня нервно-эмоционального напряжения человека в России относится к началу 20-х годов 20-го столетия. Студент Казанского университета А.Р.Лурия провел ряд исследований времени реакции и силы нажатия на кнопку при предъявлении вопросов, несущих различную эмоциональную окраску. Используемый им прибор позволял регистрировать на бумажную ленту время запаздывания нажатия кнопки и силу нажатия. В дальнейшем, по политическим мотивам, полиграф в России был запрещен, и полиграфные проверки стали применять только при проведении  психиатрических экспертиз. Так, в 1959 году в Краснодарской краевой психиатрической больнице, в лаборатории функциональной диагностики А. Сычевым и В. Варламовым были созданы трех- и шестиканальные полиграфы, основное назначение которых – определить ложь при проведении психиатрической экспертизы. Это практически был первый отечественный полиграф, разработанный для детекции лжи, по своей технологии соответствующий современным международным стандартам. В 1993-1995 годах началась интенсивная разработка и внедрение полиграфов, как в правоохранительные органы, так и в частные структуры России. Сейчас наиболее активно полиграф используется в США, где количество кадровых проверок превысило 4 млн. в год и более 30 тысяч полиграфных проверок проводится ежегодно по инициативе криминальной полиции. Широко используется полиграф в Канаде, Японии, Израиле, Южной Корее, Польше, Чехословакии, Турции. Вообще же полиграфные проверки проводят более чем в 56 странах мира. На международном рынке в настоящее время доминируют три американских фирмы: “Stoelting”’, “Lafayette” и “Axciton”. Наиболее старейшая из них – «Столтинг», основанная в 1886 году, имеет более чем 100-летний опыт выпуска полиграфов. За время своего существования она выпустила более тридцати наименований полиграфов, включая и разработку последних лет – компьютерные полиграфы. Фирма «Лафайет» заявила о себе на рынке полиграфов позднее. Обе эти фирмы, наряду с полиграфами, выпускают и медицинское оборудование. «Акситон» - единственная из зарубежных фирм, продукцией которой является только полиграфы. Компьютерные полиграфы этой фирмы оригинальны по своей конструкции, характеризуются малым потреблением тока. Отнюдь не умаляя заслуг традиционной аппаратуры и традиционных методов детекции лжи, мы, однако, считаем необходимым  проанализировать их типичные недостатки, тормозящие развитие детекции лжи на современном этапе.  1. Недостатки, обусловленные неиспользованием компонентов системного подхода. Компонентами системного подхода являются системно-структурный, системно-функциональный и системно-генетический подход. Неиспользование системно-структурного подхода приводит к неполноте полиграфных проверок. Происходит это из-за неиспользования (недостаточного использования) представлений о психологической структуре личности опрашиваемого. Как было показано выше, из всего многообразия структуры свойств человека, описанного в гл.1, на полиграфе традиционно исследуют только параметры соматического и психофизиологического уровней. «За бортом» остается диагностика многих важнейших качеств, находящихся на уровнях психических процессов и психологических свойств личности. Это серьезное упущение усугубляется при использовании полиграфа для углубленных кадровых проверок, где оценка работника как личности играет первостепенную роль. Неиспользование системно-функционального подхода приводит к недостаточной валидности диагностики из-за неверного или недостаточного понимания функциональной сущности изучаемого свойстваНапример, у исследуемого при ответе на вопрос существенно повысилась психоэмоциональная напряженность. Интерпретируя этот факт, следует учитывать, что нейродинамической основой психоэмоционального состояния является суммарная активация полушарий головного мозга. При этом у правши функцией левого полушария является абстрактно-логическое мышление и когнитивные эмоции, а функцией правого полушария – эмоционально-образное мышление и эмоции, связанные с образами. В этой связи важно учитывать, на какую величину под влиянием тестового материала повысилась активация левого полушария и на какую величину активация правого полушария. Если существенно больше повысилась активация левого полушария, чем правого, это свидетельствует, что причиной повышения психоэмоциональной напряженности исследуемого является логический поиск ответа на вопрос или анализ вариантов ответа. Если, напротив, существенно больше повысилась активация правого полушария, чем левого, то напряженность появилась вследствие представления образа. Если активация обоих полушарий повысилась примерно в равной степени, то причиной повышения психоэмоциональной напряженности в равной степени являются оба вышеуказанных фактора. Естественно, что получение необходимых результатов исследования возможно при наличии соответствующей аппаратуры.  Характерным примером неверного понимания функциональной сущности изучаемого свойства является отнесение внутренних представлений к функции перцепции: внутреннего слуха (слуховых представлений) к функции слуха, внутреннего зрения – к функции зрения, внутреннего осязания – к тактильной функции и т.д. Это порождает неудачные попытки интерпретировать, например, наличие у обследуемого слуховых представлений, имеющих отношение к расследуемому преступлению как факт его присутствия на месте преступления. Между тем, системно-функциональный анализ показывает, что внутренний слух восприятием отнюдь не является. Ибо здесь отсутствует феномен перцепции звуковых колебаний из-за отсутствия их внешнего физического источника – какого-либо колеблющегося тела. Внутренние же слуховые представления образуются на основе циркуляции импульсов по замкнутым нервным цепям головного мозга  или на основе биохимических изменений в белковых молекулах нервных клеток. В этих случаях возникают репродуктивные слуховые представления, являющиеся функцией памяти (кратковременной в первом случае и долговременной – во втором). Другим путем возникновения слуховых представлений является образование новых нейронных связей в процессе переработки информации. Так возникают продуктивные слуховые представления, являющиеся функцией мышления. Поэтому наличие соответствующих внутренних представлений у исследуемого еще не дают оснований считать его очевидцем. Они  могут быть обусловлены не только функцией памяти, но и функцией мышления (воображения), т.е. быть придуманными. Неиспользование системно-генетического подхода порождает путаницу в определении иерархического положения исследуемого свойства. Это затрудняет оценку значимости того или иного свойства при проведении исследования и постановке диагноза. Так, даже в основательном труде В.А. Варламова и Г.В. Варламова (2000) свойства нервной системы по значимости (удельному весу) необоснованно приравнены к мотивации. С точки зрения системно-генетического подхода это неправильно, т.к. мотивация в процессе фило- и онтогенетического развития сформировалась гораздо позже, чем свойства нервной системы и поэтому занимает в структуре личности гораздо более высокое иерархическое положение. Вследствие этого мотивации в сравнении со свойствами нервной системы имеет существенно  большую значимость (удельный вес), что необходимо учитывать при обработке и интерпретации результатов полиграфной проверки. В ряде случаев из-за неиспользования системно-генетического подхода незначительный компонент может изучаться даже более пристально, чем существенное свойство. Неиспользование системно-генетического подхода влечет за собой и упущения в части разработки аппаратуры для полиграфных проверок. Ошибки в теоретической оценке значимости свойств, подлежащих исследованию, привели к сужению общепринятых границ  исследования свойствами физиологического и психофизиологического уровней. По этой причине отсутствуют устройства, необходимые для исследования ряда важнейших свойств, находящихся на высших уровнях иерархической структуры личности (мышления, воображения, надежности в экстремальной ситуации и др.). 2. Недостатки, обусловленные недостаточным учетом принципов и постулатов системного подхода. Принцип целеобусловленности утверждает первичность цели, для достижения которой должна формироваться сама система (Прангишвили И.В., 2001). По отношению к системе эта цель является внешней. В процессе функционирования цель может меняться, а в соответствии с ней должны меняться структура и способы функционирования системы. В системе должен быть механизм, оценивающий степень достижения цели. Недостаточный учет принципа целеобусловленности порождает следующие ошибки: 1. Ошибочная оценка социальной и социально-психологической целесообразности или нецелесообразности существования той или иной системы (организации, группы и т.д.). Целесообразной является система, сформированная для достижения четко поставленной значимой внешней цели. Отсутствие такой цели свидетельствует о нецелесообразности существования системы. 2. Ошибочная оценка эффективности функционирования системы. Эффективность оценивается по наличию и качеству механизма, оценивающего степень достижения цели, а также по скорости и точности продвижения к ней. Принцип управляемости утверждает, что система должна быть управляемой, т.е. изменять свое движение (структуру, состояние, способ функционирования) под влиянием управляющих воздействий (Прангишвили И.В., 2001). Учет этого принципа поможет избежать ошибок, связанных с оценкой управляющих воздействий и интерпретацией результатов исследования. Из принципа управляемости, во-первых, следует, что оценка эффективности управляющих, в т.ч. самоуправляющих воздействий может осуществляться по результатам анализа последствий этих воздействий, выражающихся в изменении структуры, состояния, способа функционирования системы (организации, группы). Во-вторых, - для адекватной интерпретации диагностических данных следует учитывать особенности онтогенеза объекта исследования. Ибо онтогенез, отражая историю управляющих воздействий, способствует пониманию особенностей индивидуального развития исследуемых свойств. Так, для понимания мотивов преступления следует учитывать историю развития личности подозреваемого. Согласно постулату целостности сложная система должна рассматриваться как единое целое. Именно такой сложной и вместе с тем целостной системой является человек, в т.ч – подозреваемый или преступник. Диагностика этой целостной системы должна носить системный характер, предполагающий возможность диагностики всего спектра свойств человека, а также рассмотрение изучаемого свойства в контексте других свойств целостной структуры человека. Недоучет постулата целостности часто приводит к мозаичности (фрагментарности) полученных результатов и выводов, к отсутствию целостной картины личности и деятельности исследуемого. Согласно постулату автономности система имеет пространственно-временную метрику и внутрисистемные законы сохранения, определяемые содержанием и устройством системы и не зависящие от внешней среды. Поэтому одинаковые внешние воздействия в процессе детекции лжи обуславливают разные индивидуальные реакции, связанные с индивидуальными (автономными) особенностями испытуемых. Недоучет постулата автономности приводит к неправильной интерпретации поступков и мотивов поведения исследуемого. Недоучет принципа целенаправленности обусловливает ошибки, связанные с тем, что оператор полиграфа порою не учитывает способность испытуемого предсказывать логику исследования. Вышеизложенное побудило нас сформулировать критерии (принципы)  отбора и создания методов и аппаратуры для системной детекции лжи.
Принципы системной детекции лжи 
Можно полагать, что в целом теория детекции лжи должна основываться на положениях теории системной диагностики человека, описанной нами ранее (Ю.А.Цагарелли 2002, 2009). При этом следует учитывать специфические задачи и особенности детекции лжи. Исходя из этого, сформулируем принципы системной детекции лжи. 1. Принцип достаточности. Предполагает достаточность арсенала методик и устройств для диагностического охвата наиболее значимых показателей, находящихся на разных уровнях иерархической структуры свойств человека, изображенной на таблице 1. Это особенно актуально для фоновой диагностики. Данный принцип говорит о необходимости исследовать в детекции лжи не только параметры соматического и психофизиологического уровней, но и параметры более высоких иерархических уровней, в частности, психических процессов и психологических свойств личности.  Тем более, учитывая современную тенденцию использования полиграфа для углубленных кадровых проверок, где оценка работника как личности играет важнейшую роль (В.А.Варламов, Г.В.Варламов, Н.М.Власова, И.С.Зубрилова, М.Б. Котомин, 2003). 2. Принцип относительности. Предполагает приоритет относительных диагностических показателей и критериев над абсолютными. Этот принцип следует учитывать: а) при интерпретации всплесков измеряемых показателей относительно среднего (фонового) уровня; б) при интерпретации причин изменения различных показателей под влиянием тестового материала. Целесообразно исследовать типологические характеристики и сравнивать их показатели с показателями реакций на тестовый материал. 3. Принцип соответствия. Предполагает соответствие методов и аппаратуры для детекции лжи общенаучным стандартам (стандартизации, надежности, валидности, достоверности, точности). 4. Принцип универсальности. Предполагает, что предпочтение отдаётся более универсальным методам и устройствам для детекции лжи т.е. таким, которые позволяют диагностировать как можно большую  группу параметров. При этом следует учитывать как возможности диагностики в условиях контрольных проверок, так и возможности диагностики фоновых показателей. 5. Принцип континуума. Предполагает, что результат исследования любого параметра должен быть представлен в виде точки на непрерывном континууме диагностируемого свойства. 6. Принцип сравнимости результатов. Предполагает, что методы и аппаратура дают возможность представить результаты исследования различных параметров в единой цифровой системе отсчёта. 7. Принцип стандартизации. Предполагает: а) стандартизацию диагностических методов, методик и аппаратуры; б) целесообразность приведения результатов диагностики различных параметров к стандартной общедиагностической шкале. 8. Принцип портативности. Предполагает преимущество портативных методов и аппаратуры в целях экономии времени детекции и упрощения требований к её материально-техническому обеспечению. 9. Принцип моделируемости. Предполагает правомерность и целесообразность использования виртуальной модели исследуемой ситуации  для выявления истины. 10. Принцип доступности. Предполагает доступность диагностических методик и аппаратуры для пользователя в обычных условиях. Включает в себя: а) научно-практическую доступность в получении и интерпретации данных; б) экономическую (финансовую) доступность в приобретении и эксплуатации.


5.2. Общие особенности детекции лжи на приборе «Активациометр»
Впервые прибор «Активациометр» модели АЦ-6 начали применять для детекции лжи в учреждениях системы исполнения наказаний ГУИН МВД России с 1994 года. Далее этот опыт переняли психологи других Управлений МВД РФ (УГПС, ССБ, УБОП и др.), а также психологи таможенных органов и органов Министерства Юстиции России (которому с 1999 г. переподчинены учреждения исполнения наказаний). В сравнении с традиционными методами и приборами, используемыми для полиграфных проверок, системная детекция лжи на приборе «Активациометр» имеет следующие существенные отличия. 1. Проведение предварительной (фоновой) диагностики индивидуально-типологических и личностных особенностей обследуемого как обязательного этапа системной детекции лжи. В среде специалистов полиграфных проверок хорошо известны допускаемые при тестировании ошибки, обусловленные отсутствием информации об индивидуальных особенностях человека, так называемый «капкан Брокау». Для того чтобы избежать этот капкан следует диагностировать индивидуально-типологические и личностные особенностей обследуемого. Необходимость такой диагностики обусловлена той огромной ролью, которую индивидуально-психологические и психофизиологические особенности играют в интерпретации результатов полиграфных проверок. Это убедительно показано В.А. Варламовым и Г.В. Варламовым (2000), К.В.Харским (2003), В.А. Варламовым и Г.В. Варламовым с соавт. (2003) и др. О.И. Медведев (1986) показал, что различия в информативности психофизиологических ре­акций зависят от индивидуальных особенностей нервной систе­мы обследуемых. Индивидуальные психофизиологические особенности адаптации хорошо прослеживаются при проведении опроса по методу "Лотатрон" (А.В. Римша). В основе этого метода лежит предположение, что у лица, совершившего преступление (например, убийство), время адаптации будет больше, чем у лица, не причастного к нему. «Человек, впервые совершивший кражу, и сделавший это в 5-6 раз абсолютно по-разному переносят процедуру полиграфных проверок» - утверждает В.А.Варламов с соавт. (2003, с.84). Особую самостоятельную ценность диагностика индивидуально-типологических и личностных психологических особенностей имеет при использовании полиграфа при решении разнообразных кадровых вопросов: от проверки лояльности персонала - до профессионального психологического отбора (В.А.Варламов с соавт, 2003). О необходимости учета индивидуальных психологических психофизиологических и личностных особенностей обследуемых при проведении полиграфных поверок говорят и многие другие авторы. Однако реальное выполнение этого совершенно обоснованного требования оказалось возможным лишь при наличии в АПК «Активациометр» соответствующих диагностических устройств и методов, являющихся как бы дополнительными по отношению к полиграфу как таковому. 2. Детекция лжи на приборе «Активациометр» имеет системный характер, ибо с учетом фоновой диагностики охватывает большое количество (от 30 до 50 параметров) наиболее значимых свойств, находящихся на всех основных иерархических уровнях структуры человека (см.табл.1 в гл.1). В традиционных же полиграфных проверках фиксируются лишь  параметры соматического и психофизиологического уровней (кожно-гальваническая реакция (КГР), частота пульса, фото плетизмограмма (ФПГ), давление крови, дыхание, тремор) и не исследуются свойства более высоких иерархических уровней   (психические процессы,   психологические свойства личности,  социально-психологические качества). Основными параметрами, фиксируемыми при традиционных полиграфных проверках, являются: кожно-гальваническая реакция (КГР), время реакции, частота пульса, фото плетизмограмма (ФПГ), давление крови, дыхание, тремор. На приборе «Активациометр» из этих параметров исследуется лишь наиболее информативные из них: КГР (речь идет о показателе психоэмоционального состояния (ПС) измерение которого связано с КГР, ибо потенциалы снимаются с поверхности кожи ладоней). Попутно отметим, что в классических методиках измерения КГР, именно  кожа ладоней считается лучшим местом съема информации), время реакции и тремор (последний диагностируется на  приборе модели АЦ-9К). Однако прибор «Активациометр» в процессе непосредственного тестирования позволяет исследовать ряд других, весьма информативных показателей. В их числе:

-- Активация левого полушария головного мозга. У правшей этот показатель характеризует процессы логического мышления и сопутствующие им эмоции, а у левшей - процессы образно-пространственного мышления и соответствующие эмоции.
-- Активация правого полушария головного мозга. У правшей этот показатель характеризует процессы образно-пространственного мышления и соответствующие эмоции, а у левшей - логического мышления и когнитивные эмоции.
-- Функциональная асимметрия полушарий головного мозга, характеризующая особенности мыслительной и эмоциональной деятельности.

Прибор «Активациометр» модели АЦ-9К наряду с названными показателями позволяет дополнительно диагностировать:

-- Температуру кожи, в т.ч. – в точках акупунктуры.
-- Тремор.

3. Результаты диагностики всех исследуемых параметров представляются в баллах единой диагностической шкалы. Это существенно упрощает и повышает достоверность интерпретации результатов исследования. Как справедливо отмечают  В.А. Варламов и Г.В. Варламов (2000) абсурдно сравнивать кожное сопротивление в килоомах с амплитудой фото-плетизмограммы в милливольтах или в кубических миллиметрах. Общая процедура детекции лжи включает в себя два основных этапа: 1) предварительную (фоновую) диагностику и 2) основную (контрольную) диагностику

 

5.3. Фоновая диагностика

Фоновая диагностика осуществляется в фоновых ситуациях для выявления индивидуально-типологических свойств обследуемого. Фоновая диагностика необходима для  решения двух основных информационных задач: 1) в какой мере процедура детекции лжи влияет на обследуемого и 2) насколько личностные   свойства обследуемого согласуются  или не согласуются с предметом исследования (преступлением, правонарушением,  отсутствием лояльности). Чем большее количество свойств, находящихся на различных уровнях структуры человека будет обследовано, тем более полное представление об обследуемом вы получите. Однако, учитывая возможное ограничение времени, отпущенного на фоновую диагностику, в качестве ее предмета целесообразно выделить три основных  перечня исследуемых свойств: 1) свойства, которые необходимо диагностировать у всех исследуемых; 2) свойства, которые желательно диагностировать у всех исследуемых свойства для получения более полной картины индивидуально-типологических особенностей; 3) свойства, необходимость дополнительной диагностики которых  диктуется спецификой предмета исследования. Рассмотрим это подробнее. Свойства, которые необходимо диагностировать у всех исследуемых. Как отмечается практически всеми авторами, сам факт и процедура детекции лжи является экстремальной ситуацией для обследуемых, тем более – для людей, не имеющих отношения к предмету исследования и к криминальному миру. Между тем, хорошо известно, что сама по себе экстремальная ситуация у некоторых лиц может существенно изменить их поведенческие, вербальные и психофизиологические реакции. Поэтому экстремальная ситуация процедуры детекции лжи является фактором, затрудняющим выявление истины. Для успешного преодоления этого затруднения необходимы ответы на следующие основные вопросы: 1. Весьма актуален вопрос, связана ли психофизиологическая, эмоциональная, интеллектуальная реакция обследуемого с его причастностью к предмету исследования, или обусловлена его низкой психоэмоциональной устойчивостью в экстремальной ситуации процедуры детекции?  В этой связи достаточно очевидна целесообразность фоновой диагностики у всех испытуемых психоэмоциональной устойчивости. 2. Не менее актуален и вопрос, способен ли данный испытуемый, управляя своими эмоциями, существенно понизить проявление реакции на значимый вопрос или, напротив, склонен к чрезмерным эмоциональным «всплескам»?  Это самым непосредственным образом зависит от уровня саморегуляции психоэмоциональных состояний, что, в свою очередь, говорит о целесообразности фоновой диагностики этого параметра. 3. Экстремальная ситуация детекции лжи у одних обследуемых может вызвать «реакцию кролика», а у других – «реакцию льва». Возникает вопрос, вызвано ли та или другая реакция объектом исследования, или эта реакция обусловлена личностными особенностями обследуемого? В этой связи следует учитывать, что названные типы реагирования на экстремальную ситуацию обусловлены особенностями устойчивости ФАП и мышления. У одних индивидов экстремальная ситуация вызывает левополушарное смещение ФАП, приводящее к «реакции кролика», а у других - правополушарное смещение ФАП, приводящее к «реакции льва».. Это проявляется как во времени реакции (замедленной у первых и ускоренной у вторых), так и в эмоциональной окраске и степени определенности словесной реакции (подробнее см. Ю.А.Цагарелли, 2002, 2009). Поэтому результаты фоновой диагностики устойчивости ФАП и мышления способствуют правильной интерпретации поведенческих, психофизиологических и вербальных реакций обследуемого в процессе контрольной диагностики. Это говорит о целесообразности их фоновой диагностики. 4. Важным является вопрос о причинах избранной обследуемым стратегии поведенческих реакций на экстремальную ситуацию детекции лжи. Связаны ли ответы испытуемого с чрезмерной осторожностью, заторможенностью или обусловлены ситуативным обострением экзальтированности и бесшабашности?  Следует учитывать, что экстремальная ситуация выступает в роли своеобразного катализатора индивидуально-типологических особенностей: возбудимые становятся еще более экзальтированными, тормозные – еще более инертными, рискованные – еще более бесшабашными, а осторожные – еще более пугливыми (Ю.А.Цагарелли, 2009). В этой связи целесообразна фоновая диагностика баланса нервных процессов (как соотношения процессов возбуждения и торможения) и склонности к риску. Многие поведенческие реакции связаны с адекватностью самооценки. Таким образом, при осуществлении фоновой диагностики на приборе «Активациометр» свойствами, которые необходимо диагностировать у всех исследуемых являются:

- Психоэмоциональная устойчивость.
- Психоэмоциональная реактивность (типологическая характеристика психоэмоционального состояния).
- Типологическая характеристику активации левого полушария головного мозга.
- Типологическая характеристику активации правого полушария головного мозга.
- Типологическая характеристику функциональной асимметрии полушарий головного мозга.
- Надежность в экстремальной ситуации.
- Устойчивость функциональной асимметрии полушарий головного мозга, обусловливающая устойчивость мышления.
- Стабильность.
- Способность к саморегуляции психических состояний.
-  Тип мышления.
-  Адекватность самооценки.
-  Склонность к риску.

Свойства, которые желательно диагностировать у всех исследуемых. Для более полного учета индивидуальных особенностей исследуемого фоновую диагностику можно дополнить рядом свойств, относящихся к категории желательных. Их диагностика является желательной, но не обязательной. К таким свойствам относятся:

- Подвижность-инертность нервной системы.
- Внешний баланс нервных процессов.
- Внутренний баланс нервных процессов.
- Соматическая чувствительность.               
- Эмоциональная чувствительность.

6. ** Сила-слабость нервной системы. [7] 7. ** Тремор. 8. ** Лабильность нервной системы. Свойства, необходимость дополнительной диагностики которых  диктуется спецификой предмета исследования. Нередко конкретные обстоятельства расследуемого преступления или правонарушения требуют дополнительной  фоновой диагностики и некоторых других свойств: 1. Восприятия пространственных отрезков (глазомера) - при расследовании преступлений, связанных с ведением прицельного огня или метания предметов с далекого расстояния. Ибо человек с плохим глазомером не сможет совершить точный выстрел (без оптического прицела) или поразить цель при метании издалека. 2. Координации движений – при расследовании преступлений, совершение которых предъявляет повышенные требования к координации движений. 3. Ведущей руки – при расследовании преступлений, совершенных холодным оружием. Процедура фоновой диагностики. Наиболее полное описание процедуры фоновой диагностики каждого свойства,  указанного в настоящем параграфе,  дано в прилагаемом к прибору «Активациометр» электронном учебном пособии «Методы системной психологической диагностики» (Ю.А.Цагарелли, 2009). Кроме того, описание методов диагностики на приборе «Активациометр» дано прилагаемых к прибору программном обеспечении и в трехчасовом учебном видеофильме. В соответствии с этими описаниями и следует осуществлять процедура фоновой диагностики, обработку результатов и постановку диагнозов в системной детекции лжи на приборе «Активациометр»  

 

  5.4. Основная (контрольная) диагностика   Подготовка процедуры основной (контрольной) диагностики предполагает, прежде всего, ПОДБОР ВОПРОСОВ с учетом обстоятельств расследуемого правонарушения и индивидуальных особенностей исследуемого. Это трудоемкий и ответственный момент. В мировой практике детекции лжи используется несколько типов вопросов, которые различаются по своим функциям и местоположению в процедуре тестирования. Рассмотрим виды этих вопросов с учетом процедуры тестирования.

1. Нулевые (бросовые) вопросы. Начинать процедуру тестирования следует с одного - двух нулевых вопросов, исключающихся при обработке результатов тестирования. Их необходимость обусловлена тем, что первые вопросы (даже нейтральные) вызывают у опрашиваемого повышенное эмоциональное напряжение, негативно влияющее на точность тестирования. Нулевые вопросы должны отвечать следующим требованиям:

- Быть индифферентными (нейтральными), т.е. не иметь отношения к негативной информации об испытуемом и не содержать для него эмоциональной значимости,
- Соответствовать прочим требованиям к индифферентным (нейтральным) вопросам, описанным ниже.

Тем не менее, сопоставляя реакцию на нулевые и другие индифферентные вопросы, можно оценить степень адаптации испытуемого к тесту. Чем меньше реакция на второй нулевой вопрос, по отношению к первому, тем значительней адаптация испытуемого к тестированию.

2. Индифферентные (нейтральные) вопросы. Индифферентные вопросы носят общий характер и не связаны с преступлением, например вопросы о возрасте, семейном положении, погоде и т.п. Их следует располагать между значимыми вопросами, как бы разбивая их. Это дает возможность обследуемому несколько успокоиться после ответов на значимые вопросы, повышая четкость реакции на них. Одновременно реакция на индифферентные вопросы  служит фоном, на котором проявляется и с которым сравнивается реакция на значимые вопросы. Поэтому индифферентные вопросы:

- должны предполагать заведомо правдивые ответы, как правило, ответ «Да»,
- не должны иметь существенной эмоциональной значимости,
- не вызывать необходимости анализа возможных ситуаций, но предполагать четкий и однозначный ответ.

Правильно сформулировать индифферентный вопрос сложнее, чем кажется на первый взгляд. Так, не следует задавать кажущиеся индифферентными, но не являющиеся таковыми вопросы, связанные с религиозными убеждениями, расовой принадлежностью, политическими взглядами, семейным положением. Так, согласно одной из переписей населения, женщин, считающих себя замужем, на 10 миллионов больше, чем мужчин, считающих себя женатыми. В.А.Варламов и Г.В.Варламов с соавт. (2003) рекомендуют следующие нейтральные вопросы:

  1. Вам … лет? (если возраст точно не известен, называется на 2-3 года меньше).
  2. Вы живете в (на) … (республика, город, деревня, улица)?
  3. Вас зовут … (в некоторых случаях можно назвать кличку или так, как опрашиваемого называют родные или знакомые)?
  4. Ваша фамилия … ?
  5. Вы сейчас находитесь в … (город, помещение учреждения)?
  6. Раньше Вы учились в … (школе, институте, училище и т.д.)?
  7. Вы пили когда-нибудь чай, молоко, кофе и т.д., кроме алкогольных напитков)?
  8. Вы когда-либо были в кино (в театре)?
  9. Вы когда-либо читали книги (газеты, журналы)?
  10. Вы иногда смотрите телевизор?
  11. Сегодня (сейчас) …(год, месяц, число, день недели)? (после предварительного обсуждения в предтестовой беседе).

Вышеуказанные вопросы являются хорошими примерами индифферентных вопросов, тем более что некоторые из них можно задавать неоднократно, варьируя варианты. Например, вопрос 2 о месте жительства, может иметь варианты:

  • Вы живете в республике …?
  • Вы живете в городе (деревне) …?
  • Вы живете на улице ... ?

Возможны варианты и по вопросам: 5, 6, 7, 8, 9, 11.

3. Условно-нейтральные вопросы. Если вышеописанные нейтральные вопросы носят общий характер и не связаны с преступлением, то условно-нейтральные вопросы имеют отношение к разновидности и ситуации преступления, но не содержат информацию о деталях преступления, которые однозначно известны причастному к нему лицу. В случаях более мягкого (щадящего) для исследуемого варианта детекции лжи условно-нейтральные вопросы играют роль контрольных вопросов, когда реакции на них непосредственно сравниваются с реакциями на значимые вопросы. Условно-нейтральные вопросы используют в случаях испытаний на «знания виновного», т.е. знает ли испытуемый детали преступления или связанные с ними событиях, которые однозначно известны причастному к преступлению лицу. Например, при выяснении, знает ли испытуемый, что в фирме было похищено 500 тысяч рублей, можно сформулировать следующие вопросы: Как Вы считаете, какая сумма денег была украдена в фирме?

  1. Было украдено 100 тысяч рублей?
  2. Было украдено 300 тысяч рублей?
  3. Было украдено 500 тысяч рублей? (значимый вопрос)
  4. Было украдено 200 тысяч рублей?
  5. Было украдено 400 тысяч рублей?
  6. Было украдено 800 тысяч рублей?

Из всех вопросов только третий является значимым. Остальные вопросы являются условно-нейтральными (УН).

4. Значимые (проверочные) вопросы. Эти вопросы, несут информацию о таких деталях преступления или связанных с ними событиях, которые однозначно известны причастному к нему лицу. Значимые вопросы являются основными при определении причастности подозреваемого лица к расследуемому факту. Они могут предъявляться:

  • в форме прямого вопроса, который носит обвинительный уклон. Например, «Вы похитили компьютер из склада?»;
  • в виде развернутого вопроса: «Знаете ли Вы достоверно, кто взял компьютер «Ноутбук» из склада?»;
  • в виде набора вопросов, определяющих отдельные детали преступления, которые известны только человеку, совершившему его. В этом варианте, например, если нам известно, что компьютер был изъят из верхнего отделения левой стороны шкафа, то можно сформулировать следующий вопрос с вариантами ответов на него: «Знаете ли Вы абсолютно точно, что компьютер «Ноутбук» похищен:

 

  1. Из автомобиля инкассатора? - нулевой вопрос (0).
  2. Со стола директора? - условно-нейтральный вопрос  (У/Н).
  3. Из верхнего отделения левой стороны шкафа? - значимый вопрос (З).
  4. Из кабинета бухгалтера? - условно-нейтральный вопрос  (У/Н).
  5. Из ящика письменного стола, стоящего в кабинете … ? - условно-нейтральный вопрос  (У/Н).

Требования к значимым вопросам:

  1. Вопросы одного исследования должны быть ограничены одной тематикой, одним расследуемым преступлением (правонарушением), одним фактом скрываемой информации. Ибо одновременное выявление двух или более несвязанных между собой преступлений с помощью детекции лжи неэффективно.
  2. Не следует предлагать значимые вопросы, предполагающие двойное толкование. Например, в вопросе «Вы употребляли и продавали наркотики до 2000 года?» спрашивается о двух действиях. На одно из них правдивый ответ может звучать как «нет» (не распространял), на другое – как «да» (употреблял).
  3. При конструировании теста значимые вопросы должны располагаться в направлении нарастания силы возможного психологического воздействия: первым предъявляется наиболее слабый по воздействию вопрос. С каждым последующим вопросом это воздействие усиливается. Например: «Вы каким-либо образом причастны к … ?», затем: «Вы принимали участие в краже …?», после чего: «Вы совершили кражу денег из сейфа …?».

5. Контрольные (внутрипроблемные) вопросы. Этот важнейший вид вопросов  используется во всех, так называемых, «прямых тестах», в которых значимые вопросы ставятся в обвинительной форме, например: «Вы украли …?». При необходимости, контрольный вопрос может быть развернутым и иметь довольно широкую формулировку. Например: «До мая этого года в своей жизни Вы когда-нибудь что-нибудь крали?».

Типы контрольных вопросов.

  1. Вопрос о прошлом, касающийся не расследуемого правонарушения (преступления), но того же вида преступления как бы отдаленного по времени двумя и более годами (вопрос Бакстера). Например, если обследуемому 35 лет, можно спросить: «Вы помните, что воровали что-нибудь, когда вам было от 25 до 30 лет?».
  2. Вопрос о настоящем, не касающийся расследуемого преступления и предметов значимого вопроса (тоже вопрос Бакстера). Например, при расследовании кражи из сейфа 300 долларов, можно спросить: «Вы хотели украсть что-либо в супермаркете?».
  3. Вопрос о настоящем, не касающийся расследуемого преступления, но формулируемый на основе проблемы значимого вопроса (вопрос Рейда). Он похож на значимый и является как бы его информационным продолжением. При этом контрольный вопрос о выдуманном преступлении по силе воздействия может быть более мощным, чем значимый. Например, после значимого вопроса «Вы взяли у гражданки «А» 5 тысяч рублей?», можно задать контрольный вопрос «Вы взяли в магазине из кассы около 15 тысяч рублей?». Перед проведением этого теста подозреваемому сообщается время и место второго (вымышленного) преступления.

Если подозреваемый действительно ограбил гражданку «А», у него существенно возрастет эмоциональное напряжение и активация полушарий головного мозга, т.к. он мысленно попытается воспроизвести детали преступления чтобы выяснить, кто мог его видеть, на чем он попался, почему его арестовали и допрашивают. По второму же вымышленному преступлению, озвученному в контрольном вопросе, он сравнительно спокоен, т.к. не совершал его и не боится последствий. Если же подозреваемый невиновен, то у него, напротив, эмоциональное напряжение и активация полушарий головного мозга больше возрастет на контрольный вопрос, т.к. по силе воздействия он более мощный, чем значимый. Особенностью хорошего контрольного вопроса является то, что он по-разному понимается виновным и невиновным подозреваемым. Если невиновный имеет внутреннюю установку говорить правду, чтобы оправдаться в глазах следствия, то виновный имеет единственное желание не быть уличенным в причастности к расследуемому преступлению. Наиболее действенными считаются контрольные вопросы, связанные с негативным прошлым опрашиваемого, но конкретно не связанные с расследуемым делом. При этом опрашиваемый должен проявлять некоторое беспокойство и сомнение о правдивости своего ответа. Не работающим считается контрольный вопрос, на который опрашиваемый дает абсолютно уверенный отрицательный ответ или не может его понять.

6. Провоцирующие вопросы. Используются для определения индивидуального уровня реагирования на тесты вообще, а также позволяют определить наличие и разрушить оборонительный комплекс неправдивого субъекта, снижать контрольный барьер. Существенную роль играют трудности в ответах, оговорки, утечка информации. Примеры провоцирующих вопросов.

  1. Вы опасаетесь, что по результатам этого тестирования я допущу ошибку?
  2. Вы надеетесь, что я допущу ошибку при определении Вашей причастности?
  3. Сейчас Вы озабочены тем, что Вас подозревают в …?
  4. Сейчас Вы озабочены тем, что Вас могут разоблачить в …?
  5. Это правда, что Вы украли …?
  6. Это ложь, что Вы украли …?
  7. Вы заслуживаете наказания за …?

7. Метод свободных ассоциаций. Наряду с использованием соответствующих вопросов, возможно использование метода свободных ассоциаций. В последнем случае испытуемый должен быстро, не задумываясь называть слова по ассоциации с названными экспериментатором. Например: солнышко – цветок;  бабушка – внучка; молоток – гвоздь и т.д.  На подготовительном этапе исследователь заранее подбирает значимые и индифферентные слова. Значимые слова связаны с обстоятельствами и деталями расследуемого преступления, а индифферентные не связаны с преступлением.

Процедура контрольной детекции лжи на приборе «Активациометр» АЦ-6  Желательно установить аудио- или видеозаписывающую аппаратуру для регистрации вербальных и мимико-пантомимических реакций исследуемого.

1. Из главной формы программы осуществите выбор диагностики. В меню «Переход к диагностике» выберите клавишу «Информационная адекватность», находящуюся в правой половине экрана.  После этого появляется экранная форма с титульной надписью «Информационная адекватность».

2. Последовательно введите в базу данных заранее подготовленный список вопросов или слов (при использовании метода свободных ассоциаций). Для этого активизируйте в окне диагностики в таблице редактирования поле ввода «Вопрос (слово)». Переходить к редактированию следующей записи можно нажатием клавиши «вниз». После ввода вопросов (слов) отметьте значимые, выбирая вопрос в таблице и проставляя левой кнопкой мыши галочку в поле возле надписи «Значимый вопрос (слово)».

3. Установите  все кнопки переключателей на панели прибора в выключенное (отжатое) положение.

4. Проверьте состояние кожи на ладонях рук испытуемого. Если кожа окажется влажной - подсушите её мягкой сухой тканью  (полотенцем). Если кожа слишком сухая - слегка увлажните её смоченной в воде тканью.

5. Обследуемый плотно прижмает ладонями обеих рук одновременно  правую и левую пары пластинчатых электродов так, как это показано на рис. 2. Проследите чтобы: -               расположение ладоней рук относительно электродов было симметричным; -               электроды прижимались выпуклыми частями ладоней. В этом случае косточки, находящиеся под основаниями пальцев на тыльной стороне ладони окажутся над серединой верхнего пластинчатого электрода; -               было преодолено подпружинивание пластинчатых электродов и они были прижаты до упора.

6. Если стрелка индикатора отклоняется вправо за последнее деление шкалы ("зашкаливает"), то необходимо ослабить уровень сигнала в 3 раза нажатием кнопки аттенюатора (делителя) 1/3. Если "зашкаливание" продолжается, то следует отжать кнопку  1/3 и нажать кнопку 1/6. В этом случае сигнал ослабляется в 6 раз.

7. Включите режим записи на магнитофоне или видеокамере.

8. Выбрав первый вопрос (слово) в таблице, нажмите кнопку "Задать вопрос".  Задайте (озвучьте) этот вопрос. Данные об активации полушарий необходимо ввести через клавиатуру компьютера в соответствующие поля экранной формы.


  Рисунок 2. Положение рук при детекции лжи

9. В момент окончания вопроса, т.е. сразу после озвучивания вопроса (слова) нажмите на кнопку "Запуск таймера". Момент получения ответа зафиксируйте нажатием на ту же кнопку, надпись на которой сменится на "Останов таймера".

10. Для перехода к следующему вопросу нажмите на кнопку "Далее >".  Программа автоматически переходит к следующему вопросу в таблице.

11. Время реакции можно измерить и с помощью секундомера при анализе  аудио- или видеозаписи исследования после окончания опроса.

12. По окончанию замера у испытуемого активации полушарий нажмите на кнопку "Далее >".  Программа автоматически переходит к следующему вопросу в таблице.

13. Ответ испытуемого, характеристики его речевых и мимических реакций можно занести в базу данных.

14. В случае отсутствия компьютера при работе на приборе АЦ-6, результаты фиксируются в протоколе, представленном в таблице 2.
Таблица 2. Протокол детекции лжи на приборе «Активациометр АЦ-6»

№ п/п Вопрос (слово) АПлог АП обр ПС ФАП Речь t реакц. Мимика
1 2 3 4 5 6 7 8 9










При этом:

в графу 3 заносятся показатели активации полушария, отвечающего за абстрактно-логическое мышление

в графу 4 – показатели активации полушария, отвечающего за эмоционально-образное мышление;

графа 9 во время эксперимента заполняется в случае отсутствия видеозаписи. В нее заносятся показатели выделяющихся на общем фоне мимических и пантомимических реакций.

15. Для ускоренного проведения диагностики с момента первого нажатия на кнопку "Задать вопрос" можно пользоваться клавишей "Enter" на клавиатуре. При последовательном её нажатии программа будет запускать счётчик интервала, затем фиксировать его, переходить к следующему вопросу (слову) с остановкой замера активации. Следующее нажатие воспринимает как начало следующего вопроса.  

Процедура контрольной детекции лжи на приборе «Активациометр» АЦ-9К Перед началом процедуры контрольной детекции лжи желательно установить аудио- или видеозаписывающую аппаратуру для регистрации вербальных и мимико-пантомимических реакций исследуемого.

1. Из главной формы программы осуществите выбор диагностики. В меню «Переход к диагностике» выберите клавишу «Информационная адекватность», находящуюся в правой половине экрана.  После этого появляется экранная форма с титульной надписью «Информационная адекватность».

2. Последовательно введите в базу данных заранее подготовленный список вопросов или слов (при использовании метода свободных ассоциаций). Для этого активизируйте в окне диагностики в таблице редактирования поле ввода «Вопрос (слово)». Переходить к редактированию следующей записи можно нажатием клавиши «вниз». После ввода вопросов (слов) отметьте значимые, выбирая вопрос в таблице и проставляя левой кнопкой мыши галочку в поле возле надписи «Значимый вопрос (слово)».

3. Проверьте состояние кожи на ладонях рук испытуемого. Если кожа окажется влажной - подсушите её мягкой сухой тканью  (полотенцем). Если кожа слишком сухая - слегка увлажните её смоченной в воде тканью.

4. Обследуемый плотно прижмает ладонями обеих рук одновременно  правую и левую пары пластинчатых электродов так, как это показано на рис. 2 (п. 3.4). Проследите чтобы: -               расположение ладоней рук относительно электродов было симметричным; -               электроды прижимались выпуклыми частями ладоней. В этом случае косточки, находящиеся под основаниями пальцев на тыльной стороне ладони окажутся над серединой верхнего пластинчатого электрода; -               было преодолено подпружинивание пластинчатых электродов и они были прижаты до упора. Программа начнёт опрос устройства, и данные об активации полушарий испытуемого появятся на экране.

5. Включите режим записи на магнитофоне или видеокамере. 6. Выбрав первый вопрос (слово) в таблице, нажмите кнопку "Задать вопрос".  Задайте (озвучьте) этот вопрос.

7. В момент окончания вопроса, т.е. сразу после озвучивания вопроса (слова) нажмите на кнопку "Запуск таймера"; момент получения ответа зафиксируйте нажатием на ту же кнопку, надпись на которой сменится на "Останов таймера".

8. Для перехода к следующему вопросу нажмите на кнопку "Далее >".  Программа автоматически переходит к следующему вопросу в таблице. Примечание. Для ускоренного проведения диагностики с момента первого нажатия на кнопку «Задать вопрос» можно пользоваться клавишей «Enter» или клавишей «Пробел» на клавиатуре компьютера. При последовательном нажатии одной из этих клавиш программа будет запускать счётчик интервала, затем фиксировать его, фиксировать замер активации, переходить к следующему вопросу (слову). В этом случае все соответствующие кнопки экранной формы будут автоматически реагировать, а программа - последовательно выполнять все необходимые действия.

9. Время реакции можно измерить и с помощью секундомера при анализе  аудио- или видеозаписи исследования после окончания опроса.

10.Характеристики речевых и мимических реакций обследуемого можно занести в базу данных.

11. После завершения опроса нажмите кнопку «Расчёт». Для значимых раздражителей в таблице программа рассчитает коэфициенты адекватности. С помощью пункта меню «Отчёт» можно просмотреть отчёт и распечатать его при необходимости. Все данные в этой диагностике сохраняются автоматически.

Обстоятельства, которые следует учитывать при детекции лжи

1. При детекции лжи следует учитывать, что сильнейшее стрессовое состояние можно наблюдать и у человека, непричастного к расследуемо­му преступлению. В этой связи целесообразно провести предтестовую беседу и убедить испытуемого, что детекция лжи дает объективную информацию. При этом надо больше использовать при тестировании непрямой метод, определяющий степень осведомленности опраши­ваемого о деталях преступления.

2. При проведении полиграфных проверок необходимо учитывать особенности регуляторных механизмов, влияющих на функциональное состояние обследуемого. Как показано на рис. 1, наиболее благоприятное функциональное состояние обследуемого для проведения тестирования отображено на участке кривой (отрезок в - г). В данном диапазоне любое увеличение или снижение эмоци­онального напряжения с максимальной точностью приведет к соответствующему изменению показателей.

3. Следует учитывать, что при продолжительном тестировании, особенно, когда обследуемый "измотан" длительным пребыванием в переполненной камере, возможен довольно быстрый пе­реход функционального состояния из одной фазы в другую. Нередко это является причиной снижения ответной реакции организма на "зна­чимый вопрос", по сравнению с "нейтральным". Один из специалистов полиграфа, любитель использовать до 40 и более тестов, нередко на­блюдал, что после определенного количества предъявленных тестов прибор начинал фиксировать минимальные показатели реакции на "значимый" вопрос. Такое функциональное состояние обследуемого долж­но служить сигналом к немедленному прекращению тестирования и организации отдыха для опрашиваемого. 


Обозначения: ФУ - функциональный уровень, ЭН - эмоциональное напряжение; А, Б, В, Г, Д, Е, Ж - точки кривой, характеризующие функциональный уровень организма человека: А-Б - полусонное состояние, Б-В - состояние бодрствования, В-Г - оптимальное состояние для тестирования, Д-Е - плато, Е-Ж - начало падения функционального уровня, З - точка нулевого функционального уровня, т.е. прак­тически гибели человека. Рис. 1. Зависимость изменения уровня функционального состояния от ве­личины эмоционального напряжения.  



5.5. Обработка и интерпретация результатов  

Обработка результатов предварительного (фонового) исследования подробно описана в прилагаемом к прибору электронном учебном пособии Ю.А.Цагарелли (2009).  Обработка результатов основного (контрольного) исследования в ручном режиме.

1. В таблице 2 заполните графу 5 – психоэмоциональные состояния (ПС). Для этого в каждой строке суммируются  показатели активации левого и правого полушарий, т.е. показатели граф 3 и 4.

2. Заполните графу 6 – функциональная асимметрия полушарий (ФАП) головного мозга. Для этого показатели активации левого и правого полушарий, т.е. показатели граф 3 и 4 сопоставляются по формуле:


где  ФАП - функциональная асимметрия полушарий, АП лев. - активация левого полушария, АП прав. - активация правого полушария.

3. Проанализируйте аудиозапись (или просмотрите видеозапись) и занесите:

  • в графу 7 особенности речевых реакций (повышение или понижение голоса, эмоциональную экзальтацию, запинания и т.д.);
  • в графу 9 - показатели выделяющихся на общем фоне мимических и пантомимических реакций (в случае использования видеозаписи).

4. Еще раз прослушайте аудиозапись и, пользуясь секундомером, зафиксируйте время (t) речевых реакций (в миллисекундах). Результаты занесите в графу 8.

5. Сопоставьте показатели реакций на индифферентные и значимые вопросы (слова). Для этого:

  • Просчитайте среднеарифметические показатели реакций на индифферентные вопросы (слова) граф 3,4,5,6 и 8;
  • Сопоставьте эти показатели с каждым показателем реакций на значимые вопросы (слова) по формуле:

         __Р зн__
 КЛ =   Р ин        

где: КЛ – коэффициент лжи,          Р зн – показатель реакции на значимый раздражитель,          Р ин - показатель реакции на индифферентный раздражитель   Автоматизированная обработка результатов основного (контрольного) исследования осуществляется программой. Для этого после завершения опроса нажмите кнопку "Расчёт". Для значимых вопросов и слов программа рассчитает коэфициенты адекватности  и занесет их в ту же таблицу. Все полученные данные сохраняются автоматически. С помощью пункта меню "Отчёт" можно просмотреть отчёт и распечатать его при необходимости.
 

Интерпретация результатов 

Интерпретация результатов диагностики каждого параметра предварительного (фонового) исследования подробно описана в прилагаемом к прибору электронном учебном пособии Ю.А.Цагарелли (2009).  Интерпретация результатов основного исследования. 1. При интерпретации результатов, полученных после ручной обработки, следует учитывать, что коэффициент лжи считается значимым, если он равен или превышает 1,7. 2. При автоматической обработке результатов их интерпретация осуществляется программой автоматически. Результат этой интерпретации выдается в виде цифрового коэффициента  информационной адекватности и соответствующего словесного заключения. 3. При подсчете коэффициента адекватности программа учитывает результаты, полученные в  процессе основного (контрольного) исследования. 4. Уровень достоверности коэффициента адекватности и заключения о правдивости или лживости ответов исследуемого примерно соответствует уровню достоверности при традиционной детекции лжи – 83 – 92%. Интерпретация результатов основного исследования с учетом результатов предварительного (фонового) исследования. Для повышения уровня достоверности до 95 – 97 % целесообразно сопоставить полученные коэффициенты адекватности с индивидуально-типологическими характеристиками обследуемого, т.е. интерпретировать результаты основного исследования с учетом результатов предварительного (фонового) исследования следующим образом. 1. При интерпретации показателей активации полушарий головного мозга и ФАП следует учитывать, что у правшей левое полушарие отвечает за логическое мышление, а правое – за эмоционально-образное.   Значимое изменение активации того или иного полушария и, особенно, ФАП под влиянием значимых раздражителей свидетельствует о направленности умственных действий испытуемого. Существенное левополушарне смещение ФАП у правшей говорит об усилении логического осмысления ситуации, о том, что исследуемый ищет логического выхода из создавшегося положения. Кроме того, следует учитывать, что сильное левополушарное смещение ФАП обуславливает возможность «зацикливания» мышления в экстремальной ситуации. Когда человек не смотря на крайнюю необходимость не может принять решения, что еще более усугубляет ситуацию. В крайних проявления, особенно в сочетании со слабой нервной системой это может привести к «реакции кролика», характеризующейся полной психологической подавленностью, уходом в себя и неспособностью адекватных действий. Существенное правополушарне смещение ФАП у правшей говорит об эмоциональной значимости раздражителя, об усилении эмоционально-образных представлений  при поиске  выхода из создавшегося положения. Кроме того, следует учитывать, что сильное правополушарное смещение ФАП обуславливает возможность принятия быстрых, но часто неадекватных решений  в экстремальной ситуации. В крайних проявления, особенно в сочетании с существенным смещением баланса нервных процессов в сторону возбуждения, это может привести к «реакции льва», характеризующейся агрессивностью вплоть до противоправных действий. Нередко агрессия направлена на первого встречного, непричастного к данной ситуации человека. 2. Тип мышления следует учитывать для понимания причин, почему подозреваемый быстро или медленно перерабатывает информацию и принимает решения как при полиграфных обследованиях, так и в других ситуациях. Люди с абстрактно-логическим типом мышления гораздо медленнее (порою в десятки и сотни раз) перерабатывают информацию в сравнении с людьми с эмоционально-образным мышлением. На быстроту переработки информации влияет также индивидуальная подвижность нервных процессов. 3. Эмоциональную реактивность следует учитывать при интерпретации реакций, фиксируемых прибором. В практике мы нередко наблюдаем людей с крайними типами эмоциональной реактивности, влияющей на их поведение: эмоциональных, взрывных, актив­но реагирующих на все новое, с повышенной двигательной активнос­тью, либо внешне спокойных, несколько медлительных, заторможенных. В первом случае реакции на значимые вопросы у лиц, причастных к совершению преступления ярко выражены, во втором - проявления реакций относительно сглажены. 4. Эмоциональную устойчивость в сочетании со способностью к саморегуляции психоэмоциональных состояний следует учитывать при интерпретации вегетативных реакций, обусловленных полиграфной проверкой. В.А. Варламов и Г.В. Варламов (2000) описывают три типа развертывания вегетативных реакций: опережающая, нормальная и отсроченная. Опережающая реакция (рис. 2) вызвана очень сильным эмоциональ­ным напряжением в период ожидания при остром дефиците информа­ции о предстоящих событиях. Это явление, как правило, прослеживает­ся у людей с низкой эмоциональной устойчивостью, недостаточной способностью к саморегуляции психоэмоциональных состояний и тревожностью. Если гово­рить о процедуре тестирования, то резкое изменение физиологических показателей обследуемого можно наблюдать за несколько дней до тес­тирования (с того момента, например, когда он получит информацию о предстоящей полиграфной проверке). Вообще, так называемый "стресс ожидания" не является чем-то новым в прикладной физиологии. У дис­петчеров взрывоопасных производств, где реальная стрессовая ситуа­ция, как правило, в жизни может быть единственной и последней, на­блюдается значительный рост числа психосоматических заболеваний.

Обозначения: по вертикальной оси - величина эмоционального напряжения (ЭН), по горизонтальной оси - дни недели, и - время получения информации о предстоящем полиграфном те­стировании, т -  время прохождения тестирования; 1 кривая первого типа -опережающая реакция, 2 кривая второго типа - нормальная реакция, 3 кривая третьего типа - запаздывающая реакция)


Рис. 3. Три типа физиологических реакций человека при про­ведении процедуры контрольной проверки.
Второй тип реагирования - "нормальный" - характеризуется адек­ватной реакцией организма на стресс в период, предшествующий про­цедуре тестирования или возникший непосредственно во время ее про­ведения. Такое реагирование характерно для лиц со средними показателями эмоциональной устойчивости и психоэмоциональной саморегуляции. В данном случае специалист полиграфа, при необходимости, может в определенных пределах корректировать уровень эмоциональ­ного напряжения на этапе предтестовой беседы и непосредственно в процессе тестирования. Третий тип - "отсроченные" вегетативные реакции, - встречается довольно редко. Долгое время считалось, что на отрицательный эмоциообразующий фактор "отсроченных" реакций не может быть в принципе. К третьему типу реагирования, как правило, относятся неординарные личности, отличающиеся высокой эмоциональной устойчивостью и саморегуляцией психоэмоциональных состояний. По наблюдениям В.А. Варламова и Г.В. Варламова (2000) это увлеченные люди, для которых сам процесс тестирования представ­ляет определенный исследовательский интерес, несет в себе научную новизну и полностью вовлекает сознание в получение и анализ впечат­лений. Возможны случаи, когда обследуемый, находясь в экстремаль­ных условиях, реагировал не на стресс-фактор, а на новизну окружаю­щей обстановки, на детали, связанные с ней, регулируя, таким образом, свое эмоциональное состояние. Эмоциональную устойчивость следует учитывать также при интерпретации величины "всплесков" показателей на значимые стимулы. Люди с высокой эмоциональной устойчивостью дают менее заметные "всплески", чем люди с низкой устойчивостью. В момент совершения преступления такие люди могут сохранять эмоциональное спокойствие. Следует также учитывать, что испытуемые, имеющие хорошие показатели по психоэмоциональной саморегуляции, могут более эффективно вуалировать свои реакции на значимые раздражители во время полиграфной проверки. 5. Люди с низкой надежностью в экстремальной ситуации могут быстрее "сломаться" под влиянием опросов. Следует также учитывать, что момент совершения многих видов преступлений, как правило, является для преступника экстремальной ситуацией. Поэтому успешность преступной деятельности во многом обусловлена высокой надежностью в экстремальной ситуации. 6. От адекватности самооценки зависит индивидуальное осознание вины за содеянное преступление Люди с завышенной самооценкой меньше склонны винить себя и больше – других. Люди же с заниженной самооценкой, напротив, больше склонны винить себя, а не других. Это отражается и в реакциях испытуемых на тестовый материал.    5.6. Практическое использование метода и результатов системной детекции лжи   1. Традиционно методы и результаты детекции лжи используют в следственной работе при раскрытии уголовных преступлений. Актуальность такого использования системной детекции лжи несомненна. Тем более что достоверность последней возрастает благодаря подготовительному этапу фоновой диагностики, а также благодаря исследованию свойств, находящихся на всех иерархических уровнях структуры человека. Вместе с тем, методы и результаты системной детекции лжи можно использовать и в ряде других случаев. 2. Практика показывает целесообразность использования системной детекции лжи при отборе персонала. Это особенно относится к отбору (подбору) сотрудников служб безопасности, а также тех, кто распоряжается материальными ценностями, имеет доступ к секретной информации и ноу-хау. Существенно, что «Активациометр» и методы системной диагностики человека рекомендованы для профессионального отбора и подбора кадров ВНИИ Охраны труда и успешно используются в практике. 3. Системную детекцию лжи можно успешно использовать в раскрытии должностных проступков и нарушений. При этом следует учитывать, что любую детекцию лжи, в т.ч. и системную, целесообразно использовать только в расследовании серьезных проступков и нарушений. 4. Системную детекцию лжи можно успешно использовать в учреждениях образования для исследования учащихся с целью выявления и профилактики правонарушений, употребления наркотиков, алкоголя, табакокурения и других видов зависимостей. В заключение главы, посвященной системной детекции лжи, отметим перспективность этого очень молодого направления в вековой истории полиграфных проверок. Поэтому далеко не все аспекты этого направления описаны в настоящем пособии, т.к. не успели получить надлежащую доработку и практическую апробацию. В частности, ведется работа по применению метода акупунктурной диагностики, ибо активация точек акупунктуры является индикатором изменения состояния различных систем организма под влиянием различных воздействий, в т.ч. при полиграфных проверках. Индикатором утомления служит изменение лабильности нервной системы, измеряемой в зрительном анализаторе. Возможно, что показатель лабильности НС следует учитывать при определении готовности исследуемого к полиграфной проверке. Перспективным направлением определения психологичес­кого стресса является метод измере­ния тепла на лицевой поверхности тела человека. При эмоциональном напряжении, в первую очередь, увеличивается крово­снабжение тех частей тела, которые в данный момент наиболее напря­жены. При беседе с человеком на тему, имеющую для него принципи­альное значение, резко увеличивается кровоснабжение лобных участ­ков мозга, обеспечивающих мыслительные процессы, а, следователь­но, повышается и температура кожи лба. Проведенные исследования пока­зали, что температура, излучаемая лобными отделами в стрессовой си­туации, увеличивается на 15-20% по сравнению с исходной. Обнадежи­вающие результаты были получены при использовании медицинских ком­пьютерных термографических систем. Отмечено, что если во время непринужденной беседы участки с максимальной температурой распола­гались в височных областях и у надбровных дуг, то при интенсивном ум­ственном напряжении область максимальных температур перемещалась в лобные отделы. В этой связи прибор «Активациометр» модели АЦ-9К оснащен точечными температурными датчиками, позволяющими регистрировать температуру на различных участках, включая вышеуказанные. Ведется работа по совершенствованию этого теста. Ведется разработка и апробация и ряда других тестовых методов системной детекции лжи и их аппаратурного обеспечения.




ЛИТЕРАТУРА

  1. Акимова М.К., Гуревич К.М. Психологическая диагностика: Учебник для вузов / Под ред. М.К. Акимовой, К.М.Гуревича. – СПБ.: Питер, 2008.- 652 с.
  2. Амбарцумян С.В. Исследование основных параметров и определение профессиональной надежности водителя: Автореф. дис…. канд. психол. наук. М., 1975.  30 с.
  3. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. Том 1. М.: Педагогика, 1980. – 231с.
  4. Анастази А. Психологическое тестирование: В 2 кн./ Под ред.  К.М.Гуревича, В.И.Лубовского. –М.,1982, Кн. 1-2.
  5. Безопасность пешеходов в дорожном движении: Обзорная информация/- М.: НИЦ ГИБДД МВД России, 2000. – Вып. 12, 28с.
  6. Бардин К.В. Проблема порогов чувствительности и психофизические методы. М.: Наука, 1976. - 386 с.
  7. Бодров В.А. Психология профессиональной пригодности. Учебное пособие для вузов. – М.: ПЕРСЭ, 2001. – 511 с.
  8. Бодров В.А. Развитие системного подхода в исследованиях профессиональной деятельности // Психол. журн. 2007. Т. 28,  № 3. С. 23 – 28.
  9. Бодров В.А., Орлов В.Я. Психология и надежность: человек в системах управления техникой. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1998. – 288 с.
  10. Бундыч Т.Б.  К стандартизации исследований лабильности нервной системы.- Сб.: Вопросы психологии личности и труда. Свердловск, 1973.
  11. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь справочник по психодиагностике. – СПб.: Питер, 2005.– 520 с.
  12. Буцык А.Л., Лахно Ю.А., Сердюков Г.Я Методы повышения надежности работы водителей автомобилей. – Киев: Общество «Знание» Украинской ССР, 1980. – 24 с.
  13. Бушов Ю.В. Психофизиологическая устойчивость человека в особых условиях деятельности: оценка и прогноз. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1992. – 176 с.
  14. Варламов В.А., Варламов Г.В. Психофизиология полиграфных проверок. Краснодар, 2000.
  15. Варламов В.А., Варламов Г.В., Власова Н.М., Зубрилова И.С., Котомин М.Б.  Углубленные кадровые проверки. М., 2003.
  16. Васичкин В.И. Большой справочник по массажу. -  СПб.: Эксмо, 2002.
  17. Галанин Г.С. Психология на транспорте или как стать надежным водителем. – Петрозаводск, ОАО «Корпорация «Фолиум», 1999. – 368 с.
  18. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л.: ЛГУ, 1984. 176 с.
  19. Ганзен В.А., Юрченко В.Н. Системный подход к анализу, описанию и экспериментальноиу исследованию психических состояний человека. – В кн.: Экспериментальная и прикладная психология. Л., Изд-во ЛГУ, 1981, вып. 10, с. 5-16.
  20. Голубева Э.А. Способности. Личность. Индивидуальность. Дубна: «Феникс», 2005. – 512 с.
  21. Гуревич К.М. Надежность психологических тестов // Психологическая диагностика. Ее проблемы и методы. – М., 1975.
  22. Гуревич К.М. Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы. М.,1970.
  23. Дембовский Я. Психология животных.- М.: Иностранная литература, 1959.
  24. Захарова Л.Н. Психические состояния в экстремальных условиях деятельности пожарных. Автореф. дис... канд. психол. наук: 19.00.06 / Л.Н. Захарова; - М.: 1990. - 24 с.
  25. Иванова Е.Н. Психология безопасности дорожного движения: Учебное пособие / Липецкий государственный технический университет, Липецк, 2001. С. 56-59.
  26. Ильин Е.П. Психология индивидуальных различий. – СПб.: Питер, 2004. – 701 с.
  27. Катаев А.Ф. психология безопасной езды. – учебное пособие. Краснодар, 1991, с.56-59.
  28. Кашин А.П. О комплексном исследовании психофизиологических особенностей человека. Автореф. Дисс. ..канд.. психол. н., М., 1971.
  29. Классен И.А. Практическая психотерапия. Курс лекций. В 2 т. / Казань: Образцовая типография, 2002. – 304 с.
  30. Клеберсберг Д. Транспортная психология: пер. с нем./под ред. Мазуркевича В.Б. – М.: Транспорт, 1989. С.136-138.
  31. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. М.: Наука, 1994. – 229 с.
  32. Котик М.А. Саморегуляция и надежность человека – оператора. – Таллин, Изд-во «Валгус», 1974. – 168 с.
  33. Котик М.А. Психология и безопасность. Изд. 3 – е, испр. и доп. – Таллинн: Валгус, 1989. – 448 с.
  34. Котик М.А., Емельянов А.М. Природа ошибок человека-оператора (на примерах управления транспортными средствами). М.: Транспорт, 1993. –252 с.
  35. Корниенко А.Ф. Теория и практика психологического исследования: Учеб. пособие / Казан. Пед. ун-т, Казань, 2000.  - 258 с.
  36. Красуский В.К. О случаях неправильного подхода к изучению типов высшей нервной деятельности // Журнал высшей нервной деятельности  Т. Х. 1962. Вып.6.
  37. Курганов В.М. Влияние психологических факторов на надежность транспортного процесса // Грузовое и пассажирское автохозяйство 2003, № 12. С.55 – 57.
  38. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. М.: Политиздат, 1989. – 303 с.
  39.  Линдслей Д.Б.Эмоции // Экспериментальная психология / Под ред С.С.Стивенса. –М.1960. – С. 629-684.
  40. Лобзин В.С., Решетников М.М. Аутогенная тренировка: Справочное пособие для врачей - Л.: Медицина, 1986. -  280 с.
  41. Ломов Б.Ф. Медико-психологические аспекты профессиональной надежности космонавта. / Б.Ф. Ломов, В.И. Мясников // Психологический журнал. - 1988. Т. 9. - № 6. – 432 с.  
  42. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984. – 446 с.
  43. Медведев О.И. Эмоциональное напряжение и стресс // Физиология кровообразования .- М.: Медицина, 1986. – С. 507-525.
  44. Моисеев И.В. Введение в транспортную психологию. Иваново. Ивановская гос. Архитектурно-строительная академия, 1996, 116с.
  45. Мустафин А.М. Что делать? Казань, 1995.
  46. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. Учебное пособие. – СПб.: Речь, 2006. – 392 с.
  47. Никитин В.Н. Психология телесного сознания - Москва: Алтейа, 1998. - 488 с.   
  48. Никифоров Г.С. Надежность профессиональной деятельности. – СПб.: Изд-во С. – Петербургского ун-та, 1996. – 176 с.
  49. Обзорная информация НИЦ ГИБДД МВД России. М., 2000.
  50. Пейсахов Н.М. Закономерности динамики психических явлений. Казань:  КГУ, 1984. – 236 с.
  51. Петрушин В.И. Музыкальная психотерапия. – М.: Композитор, 1997. – 164 с.
  52.  Погосян М.М. Массаж как средство регуляции эмоционального состояния студентов, связанного со сдачей государственного экзамена / // Теория и практика физической культуры. – М., 2001. – с.45-57.
  53. Писаренко В.М. Роль психики в обеспечении эмоциональной устойчивости человека // Психол. журн. 1986. Т. 7,  № 1. С. 62 – 72.
  54. Попович П.Р., Губинский А.И., Колесников Г.М., Савиных В.П. Системный анализ комплексов «Космонавт-техника». М.: Машиностроение, 1994.-190с.
  55. Прангишвили И.В. Системный подход и общие системные закономерности. М.: Синтег, 2001. – 528 с.
  56. Психологические вопросы безопасности деятельности: Тез. докл. научн. Конференции. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1981 и 1986
  57. Психофизиология труда и подготовка водителей автомобилей. – М., Транспорт, 1969. – 96 с.
  58. Садов­ский В. Н. Основания общей теории систем, М., 1974; 
  59. Сердюк В.С., Стименко Л.Г. Психология безопасности труда. Учебное пособие. – Омск, 2000. – 94 с.
  60. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. – СПб, 1996.
  61. Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека. Мотивационно-эмоциональные аспекты. – М.: Наука, 1975.
  62. Спицнадель В.Н. Основы системного анализа. СПб.: Бизнес-пресса, 2000. – 326 с.
  63. Теплов Б.М. Новые данные по изучению свойств нервной системы человека // Типологические особенности высшей нервной деятельности / Под ред. Б.М.Теплова. Т. Ш. М., 1963.
  64. Торговцев Е.И. Волшебная магия ароматов. – Саратов, 2004. - 204 с.
  65. Уемов А. И. Системы и системные исследования, в кн.: Проблемы методологии системного иссле­дования. М., 1970;
  66. Фетискин Н. П., Козлов В. В., Мануйлов Г. М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М., Издательство Института Психотерапии. 2002. – 490 с. 
  67. Харский К.В. Благонадежность и лояльность персонала. – СПб.: Питер, 2003. – 496 с.
  68. Цагарелли Е.Б. Исследование интегрального показателя надежности в экстремальной ситуации. // В сб. «Современные технологии спорта высших достижений в системе профессиональной подготовки сотрудников силовых структур. Минск, 2007.
  69. Цагарелли Ю.А., Цагарелли Е.Б. Теория и практика системной психологической диагностики в учреждениях социального обслуживания семьи и детей / Казань: МНПО «Акцептор», 2003.
  70. Цагарелли Ю.А. Диагностика музыкального воображения. Психологические и педагогические проблемы музыкального образования. Новосибирск, 1986.
  71. Цагарелли Ю.А. Теория и практика системной диагностики человека в психологии//Системные исследования в общей и прикладной психологии. Набережные Челны, 2000.С.212-235
  72. Цагарелли Ю.А. Теория и практика системной диагностики человека. Учебное пособие. Казань, Изд-во «Таглимат» Института экономики, управления и права. 2002. – 168 с.
  73. Цагарелли Ю.А. Системная психологическая диагностики. Электронное учебное пособие. Казань, Международное научно-производственное объединение  «Акцептор», 2005. – 231 с.
  74. Цагарелли Ю.А. Системная психологическая диагностика как средство составления психограммы. В кн.: Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития современной России. /Мат-лы конференции. М.: МГУ, 2005. С. 428-429
  75. Цагарелли Ю.А. Психология музыкально-исполнительской деятельности. — СПб.: Композитор, 2008.— 368 с.
  76. Цагарелли Ю.А. Методы системной психологической диагностики на приборе  «Активациометр». Электронное учебное пособие. Казань, Международное научно-производственное объединение «Акцептор», 2009.
  77. Шевандрин Н.И. Психодиагностика, коррекция и развитие личности: Учеб. для студ высш. учеб. заведений. – М.: Владос, 2001.– 512 с.
  78. Шуева – Филатова М.М. Готовность к экстренному действию в условиях монотонной работы. – Нальчик: «Эльбрус», 1975. – 144 с.
  79. Bertalanffy L. von. General systems theory. Foundations, development, applications, 2 ed., N. Y., 1969.
  80. Borland G.H. The polygraph test in the USA and elsewhere // A.Gale (ed) The polygraph test: lies, truth and science London; Sage, Publications, 1988. P. 73-95.
  81. Cagarelli J.A.. Systemova psychologicka diagnostika. //Zbornik. Z 5. Medzinarodneho sympozia konaneho dna.Bratislava: Akademia policajneно zboru, 2001. Str.59-65.
  82. Churchman  С. W., The systems ap­proach, N. Y., 1968.

.
Рекомендуемая литература по статистике

  1. Гласс Дж., Стенли Дж. Статистические методы в педагогике и психологии / Пер. с англ. под общ. Ред. Ю.П.Адлера. – М.: Прогресс, 1976. – 495 с.
  2. Гублер Е.В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических последствий. – Л.: Медицина, 1978. – 296 с.
  3. Захаров В.П. Применение математических методов в социально-психологических исследованиях. Учебное пособие. – Л.: ЛГУ, 1985. – 64 с.
  4. Ивантер Э.В., Коросов А.В. Основы биометрии: Введение в статистический анализ биологических явлений и процессов. Учебное пособие. – Петрозаводск: ПГУ, 1992. – 163 с.
  5. Лашков К.В., Поляков Л.Е. Непараметрические методы медико-статистических исследований / Методологические вопросы санитарной статистики. Ученые записки по статистике, т.IX. М.: Наука, 1965. – С. 136-184.
  6. Плохинский Н.А. Биометрия. 2-е изд. – М.: МГУ, 1970. – 368 с.
  7. Рунион Р. Справочник по непараметрической статистике. – М.: Финансы и статистика, 1982. – 198 с.
  8. Суходольский Г.В. Основы математической статистики для психологов. – Л.: ЛГУ, 1972. – 428 с.
  9. Тюрин Ю.Н., Макаров А.А. Анализ данных на компьютере / Под ред. В.В.Фигурнова. – М.: Финансы и статистика, 1995. – 384 с.
  10. Урбах В.Ю. Статистический анализ в биологических и медицинских исследованиях. – М.: Медицина, 1975. – 295 с.
  11. Холлендер М., Вульф Д.А. Непараметрические методы статистики / Пер. с англ. под ред. Ю.П. Адлера и Ю.Н. Тюрина. – М.: Финансы и статистика, 1983. – 518 с.






ПРИЛОЖЕНИЕ 1         
Вопросы для проверки лояльности персонала  

  Нулевые вопросы

  1. Вы учились в институте?
  2. Сегодня _____________ (день недели)?

Нейтральные вопросы

  1. Вы живете в городе ______________?
  2. Вас зовут ________________________________?
  3. Ваша фамилия _______________________________?
  4. Вы сейчас находитесь на предприятии __________________?
  5. Раньше вы ходили в школу?
  6. Вы пили когда-нибудь чай?
  7. Вы когда-нибудь были в кино?
  8. Вы когда-нибудь читали книги?
  9. Вы иногда смотрите телевизор?
  10. Сейчас 2009 год?


Значимые вопросы

  1. Важно ли для Вас знать цели и пути развития  Вашего предприятия?
  2. Знаете ли Вы точно, в чем состоит глобальная стратегическая цель Вашей компании
  3. Уделяет ли руководство достаточно много времени, чтобы разъяснить цели компании
  4. Получали ли Вы ответы по тем целям предприятия, которые были Вам непонятны
  5. Нравятся ли Вам цели, стоящие перед Вашей компанией
  6. Готово ли Ваше руководство помочь, если Вы обратитесь к нему с просьбой
  7. Есть ли у Вас уверенность, что если Вы обратитесь за помощью, то Ваши коллеги и руководство постараются Вам помочь
  8. Идут ли Вам навстречу, когда Вы сталкиваетесь с личными проблемами
  9. Если потребуется, то окажите ли Вы с готовностью посильную помощь
  10. Считаете ли Вы необходимым соблюдение правил, принятых на Вашем предприятии?
  11. Вы работаете на данном предприятии потому, что устраивает заработная плата
  12. Вы работаете на данном предприятии потому, что есть защищенность в решении социальных проблем
  13. Вы работаете на данном предприятии потому, что больше негде работать
  14. Вы работаете на данном предприятии потому, что здесь стабильная заработная плата
  15. Вы работаете на данном предприятии потому, что есть возможность оказывать влияние на других людей
  16. Вы работаете на данном предприятии потому, что Вам нравится эта работа
  17. Готовы ли Вы приложить максимум усилий, чтобы Ваше предприятие преуспевало
  18. Говорите ли Вы с гордостью о своей работе
  19. Согласитесь ли Вы с любым назначением, лишь бы работать на данном предприятии
  20. Считаете ли Вы, что Ваши личные ценности и ценности, принятые на Вашем предприятии, очень близки
  21. Считаете ли Вы, что являетесь частью этой организации
  22. Вы с таким же успехом могли бы работать в любой другой компании, если бы можно было выполнять аналогичную работу
  23. Ваше предприятие действительно вдохновляет Вас работать как можно лучше
  24. Оставили бы Вы работу в этой организации при незначительных изменениях в Ваших личных обстоятельствах
  25. Не имеет смысла надолго задерживаться в этой компании
  26. Часто ли Вы не согласны с основными направлениями политики организации по отношению к своим рабочим
  27. Действительно ли Вам небезразлична судьба компании
  28. Было ли ошибкой с Вашей стороны решение начать работать в этой организации.
  29. Знаете ли Вы, что ожидает Вас на работе завтра, в ближайшем будущем.
  30. Имеете ли Вы возможности развивать свои навыки, повышать знания
  31. Принимается ли Ваше мнение во внимание
  32. Имеет ли для Вас значение удаленность  вашей работы от дома
  33. Удобно ли Вам добираться до работы
  34. Достаточно ли хорошо оборудовано Ваше рабочее место
  35.  Имеется ли у Вас на рабочем месте все необходимое для того, чтобы сделать свою работу хорошо
  36. Комфортно ли Вам работать на Вашем рабочем месте
  37. Устраивает ли Вас Ваш режим работы
  38. Устраивает ли Вас график работы
  39. Вдохновляет ли Вас интенсивность работы
  40. Поощряют ли Вас за хорошую работу
  41.  Есть ли у Вас хороший друг (друзья) на работе
  42.  Важно ли для Вас видеть значимость выполненной Вами работы
  43. Удовлетворены ли Вы содержанием своей работы
  44. Важна ли для Вас перспектива карьерного роста
  45. Видите ли Вы для себя возможности карьерного роста на данном предприятии
  46.  Устраивает ли Вас Ваша настоящая должность
  47.  Нравится ли Вам психологический климат в коллективе
  48.  Можете ли Вы назвать отношения с коллегами партнерскими

  ПРИЛОЖЕНИЕ П
Пример отчета о проведении  детекции лжи 
                                            Конфиденциально
 Психологическая служба «_________________»

Заключение о проведении детекции лжи
  по факту кражи ноутбуков из офиса фирмы «______» 


Детекция лжи с использованием прибора «Активациометр АЦ-9К» проводилось по заявке руководства фирмы «_______» на основании заключенного договора. В процессе проведения непосредственного исследования, фиксировалась психофизиологическая информация по шести каналам: кожно-гальваническая реакция, активация левого полушария головного мозга, активация правого полушария головного мозга, психоэмоциональное состояние, функциональная асимметрия головного мозга, время реакции. Исследование проводилось в помещении фирмы «___» в сентябре 2008 г. в дневное время. Специалистами полиграфа психологической службы «___________» всего было опрошено 7 человек из числа сотрудников фирмы. В процессе проведения исследования устанавливалась возможная причастность опрашиваемых лиц к кражам ноутбуков,  совершение ими иных противоправных действий, служебных нарушений, наличие скрываемой информации об обстоятельствах совершения краж из офиса фирмы «____». В тестах, составленных специалистами полиграфа, в качестве критических (значимых) вопросов использовалась следующая информация:

- вид заставки, на последнем из украденных компьютеров;

- время совершения последней кражи; - название музыкальных дисков, пропавших вместе с последним ноутбуком;

- место нахождения ноутбука перед кражей; - компьютерное оборудование, которое преступники отсоединили от ноутбука и не забрали;

- характер информации, содержащейся в украденном ноутбуке; - место нахождения каждого из опрашиваемых в предполагаемый период совершения кражи;

- способ выноса ноутбука из офиса и др.

Кроме этого при конструировании тестов поискового формата учитывалось возможное наличие у опрашиваемых скрываемого виновного знания о совершенных кражах в различные периоды времени из разных помещений офиса фирмы «____».
Детекция лжи проводилась после получения от каждого участника добровольного согласия, в письменной форме. На основании личных заявлений каких-либо противопоказаний со стороны состояния здоровья ни у кого из опрашиваемых лиц выявлено не было. Участникам исследования были разъяснены их права, правила и процедура проведения исследования. Также участники подписали письменное согласие на проведение исследования. Перед проведением интервью с использованием полиграфа с каждым опрашиваемым лицом предварительно обсуждалась тематика всех задаваемых тестов до полного понимания ими смысла задаваемых вопросов и используемых терминов. Опрашиваемые предупреждались о том, что никаких других неожиданных либо дополнительных вопросов задано не будет. По окончании интервью каждому из опрошенных лиц предлагалось выразить в письменном виде отношение к процедуре интервью. Ни один из опрошенных претензий к специалистам полиграфа и процедуре обследования не высказал.
Результаты исследования   Опрашиваемый Х. Принимая во внимание повышенный уровень тревожности опрашиваемого, особенности его эмоционального реагирования, негативное отношение к ситуации расследования, а также на основании анализа полученных результатов, не представляется возможным сделать однозначный вывод о том, обладает ли Х. скрываемой информацией об обстоятельствах совершения краж ноутбуков. Для вынесения окончательного заключения специалистов полиграфа о причастности Х. к кражам ноутбуков, необходимо получить дополнительную, не предоставленную ранее, детальную информацию об обстоятельствах краж еще трех ноутбуков и на основании этого материала провести повторное исследование. Как показали межтестовые беседы с опрашиваемым, он во время предварительного расследования был ознакомлен с целым рядом обстоятельств совершенных краж, что не позволяет оценить полученные реакции как полностью достоверные.
В то же время, полученные в результате интервью реакции на предъявленные поисковые тесты, не позволяют полностью снять подозрение в причастности Х. к одной из краж ноутбука.
Опрашиваемый А. На основании анализа реакций, полученных в ходе психофизиологического интервью, можно сделать вывод о том, что А., вероятнее всего, может быть причастен к краже, как минимум одного ноутбука в декабре-январе месяце. Следует также обратить внимание на наличие у опрашиваемого желания поменять место работы и имеющегося «левого» дохода за счет сговора с клиентами фирмы.
Опрашиваемый В. На основании анализа реакций, полученных в ходе исследования, можно сделать вывод о том, что В., вероятнее всего, причастен к краже одного ноутбука в марте месяце. На все предъявленные значимые (критические) вопросы были получены подтверждающие реакции, свидетельствующие о знании опрашиваемым особенностей заставки на украденном ноутбуке, названия музыкального диска, оставленного в нем и иных конкретных обстоятельств кражи, о которых может быть осведомлено только виновное лицо. Для уточнения цели кражи и реального места нахождения ноутбука в настоящее время требуется дополнительная информация, на основании которой может быть проведено повторная детекция лжи.
Общие выводы
1. Психофизиологическое интервью с использованием полиграфа, проведенное в отношении сотрудников фирмы «_____», показало, что с вероятностью более 95% можно сделать вывод о непричастности четырех из семи обследованных лиц к кражам ноутбуков из офисов фирмы. 2. Наличие скрываемой информации об обстоятельствах совершения краж ноутбуков установлено в отношении А. и В. 3. В отношении Х. для получения достоверного вывода требуется дополнительная информация и повторное обследование. 4. У большинства опрошенных отмечены реакции, свидетельствующие о наличии у них дополнительного материального дохода за счет интересов фирмы, а также о негативном отношении к руководству фирмы. Результаты психофизиологического интервью носят вероятностный, ориентировочный характер и не могут служить основанием для принятия негативных решений в отношении конкретных опрошенных лиц. Выводы специалистов полиграфа служат основанием для проведения дополнительных служебных проверок службой безопасности фирмы.
  Подписи специалистов полиграфа   

ПРИЛОЖЕНИЕ 1    

G – критерий знаков
         Назначение критерия G.          Критерий знаков G предназначен для установления общего направления сдвига исследуемого признака.          Он позволяет установить, в какую сторону в выборке в целом изменяются значения признака при переходе от первого измерения ко второму: изменяются ли показатели в сторону улучшения, повышения или усиления или, наоборот, в сторону ухудшения, понижения или ослабления.          Описание критерия G          Критерий знаков применим и к тем сдвигам, которые можно определить лишь качественно (например, изменение отрицательного отношения к чему-либо на положительное), так и к тем сдвигам, которые могут быть измерены количественно (например, сокращение времени работы над заданием после экспериментального воздействия).          Как правило, исследователь уже в процессе эксперимента может заметить, что у большинства испытуемых показатели во втором замере имеют тенденцию повышаться. Однако ему еще требуется доказать, что положительный сдвиг является преобладающим.          Если значения показателя повышаются у большинства количества испытуемых, то этот сдвиг считается типичным. Если исследуется отношение испытуемых к какому-либо событию или предложению, и после экспериментальных воздействий у большинства испытуемых отрицательное отношение сменилось на положительное, то этот сдвиг мы назовем типичным.          Есть еще возможность «нулевых&ra